Все новости
Редакционный материал

Вопрос доверия

Чтобы ребенок превратился в полноценного взрослого человека, родители должны прежде всего видеть его именно таким. Даже если малыш родился с особенностями развития
3 мая 2021 10:50
Иллюстрация: Veronchikchik

Все мои материалы на «Снобе» можно условно разделить на два вида. Вид первый это собственно история из практики без всякого анализа и обобщения — «а вот был у меня однажды такой случай...» Вид второй — «а вот мне (опять же, разумеется, из практики) кажется, что существует такая проблема...»

Сегодняшний материал будет в какой-то степени смесью того и другого. В начале хочу еще раз поблагодарить всех, кто, невзирая на технические сложности, откликнулся на предыдущие два материала. Нарисованная вашими, уважаемые читатели, усилиями палитра мнений оказалась так широка и богата оттенками, что каждый их прочитавший неизбежно расширил горизонты своего понимания целого круга важных вопросов семейного воспитания.

Из ваших мнений отчетливо вырисовывались несколько зачастую противоречивых причин инфантильных и эгоистических запросов современных подростков:

— Слишком много у них всего. Дефицит лучше переизбытка.
— Слишком много им с самого детства уделяют внимания, они и привыкают, что все в этом мире для них.
— Родители откупаются от детей материальным, не испытывая к ним реального интереса. Вот подростки потом и требуют материального, рассматривая родителей лишь как обслуживающий персонал.
— Важность личности ребенка, его интересов и потребностей насаждается обществом, и родители идут на поводу у этого тренда, зачастую забывая, что их интересы ничуть не менее важны. 

Я бы сегодня хотела предложить вниманию читателей еще одну мысль на эту же тему. Иногда мне кажется, что дело еще и в том, что современные родители не доверяют своим детям, считают их, вопреки прямым историческим свидетельствам, их какими-то слегка неполноценными, что ли. Ну, они такими и вырастают.

Нам точно известно, что в принципе может делать умственно полноценный девятилетний ребенок: самостоятельно учиться в школе и делать уроки, по известному алгоритму ухаживать за младшими братьями, сестрами, скотиной (даже крупной) и немощными стариками. Работать в огороде и делать работу по дому, имея внятные инструкции. Сложно рукодельничать (шить, вышивать, выпиливать и т.д.) по образцам. Может готовить простые блюда самостоятельно и сложные — под руководством старшего. Он может играть с младшими и старыми в максимально сложные ролевые игры и игры с правилами, развлекать и развивать их — учить читать и писать и читать им книги. Он может самостоятельно передвигаться по известным ему достаточно сложным маршрутам. Он может творчески преобразовывать окружающую его среду (построить шалаш, украсить жилище, организовать жилье домашнего животного, создать сайт, аккаунт в соцсетях с концепцией и т.д.) с минимальной помощью старших товарищей или родителей.

Возражение: ну скажете тоже! Это же все когда было? Нынешние дети этого не умеют и делать не будут.

Возражение на возражение: во-первых, все это было сравнительно недавно (лет 50-60 назад). А во-вторых — кто сказал, что нынешние дети глупее детей из прошлого? Я бы даже сказала, наоборот: нынешние умнее.

И еще вопрос: многие ли городские девятилетние дети живут сейчас в соответствии со своими реальными возможностями? Или хотя бы в непосредственной видимости этого возможного для них «потолка»?

Я могу ошибаться, но мне почему-то кажется, что это вопрос именно доверия.

А теперь — история из практики.

Юрочку родители очень ждали. Но беременность оказалась тяжелой и ребенок родился недоношенным. Лежал в кювезе. Многие системы органов оказались недоразвитыми. ИВЛ. Две операции. Отслойка сетчатки. Два раза с ребенком пускали попрощаться. Но Юрочка выжил.

Однако довольно быстро выяснилось, что он почти не видит и почти не слышит. Физическое развитие постепенно наладилось — Юрочка сел, взял игрушку, потом пошел возле опоры. Но умственное — не шло никак. Родители сперва еще надеялись — сначала бились вдвоем, потом отец как-то тихо растворился в пространстве, и мать продолжала сражаться одна. Нашла какую-то квоту, в три с половиной года Юрочке установили импланты для восстановления слуха. Теперь он вроде бы все слышал, но развитие не шло все равно. Занятия с дефектологами, логопедами, психологами и всевозможными специалистами. Мама Юля приходила с Юрочкой ко мне неоднократно. Я говорила: а давайте еще вот это попробуем, а вот это, а вот то... Мать пробовала то и это. Результата не было. Большую часть времени Юрочка тихо сидел в манеже и крутил какую-нибудь вещь. Стучал ею об пол. Кусал свою руку и еще что-нибудь. Иногда выл на одной ноте. Иногда выл модулированно. Мать утверждала, что Юрочка ее узнает, зовет ее каким-то особым курлыканьем и любит, когда ему чешут спинку и ножки.

В конце концов какой-то пожилой психиатр сказал ей: ну какой уже вам тут диагноз? Овощ ходячий. Примите относительно него какое-то решение и живите дальше. Либо сдаете его, либо просто ухаживаете за ним — вы же научились уже? Никакого смысла надеяться на какой-то существенный прогресс в его состоянии или в том, чтобы хоронить себя рядом с его манежем, я лично не вижу. 

Это был единственный человек в жизни матери Юрочки, который высказался определенно. Она отдала Юрочку в спецсадик и вышла на работу. Некоторое время спустя купила мотоцикл — ей всегда хотелось. Стала ездить по улицам и за городом с единомышленниками — когда ревел мотор, все тревожные мысли и чувства забывались. Отец платил алименты, она целиком тратила их на сиделок на выходные — Юрочка был в общем-то не сложен в уходе, если привыкнуть к его вою.

Потом один из приятелей-мотоциклистов сказал Юле: знаешь, я на тебя как-то не по-детски запал, в тебе есть что-то интересно-трагическое. 

— пойдем, покажу, — сказала Юля.

Он заулыбался довольно, думая, что она зовет его домой и в постель. Она показала ему Юрочку. Тот был как раз бодрый, и выл модулированно и курлыкал — наверное, узнал мать или обеспокоился из-за незнакомого человека.

— Ох и ни черта себе! — сказал мотоциклист.

— А черта ж ты себе думал? — ответила Юля.

Через некоторое время они стали не только ездить, но и жить вместе. Мотоциклист Стас к Юрочке не приближался (заранее это обсудили), а Юля и не хотела.

Потом Стас сказал: давай ребенка родим. Юля ответила резко: а если еще один такой будем? Стас замолчал почти на год, а потом опять сказал: нет, все-таки давай.

Родился Ванечка. По счастью, совершенно здоровый. Стас сказал: может сдадим теперь Юру в заведение? Раз у нас нормальный сынок есть? Юля ответила: я скорее тебя сдам. Стас тут же пошел на попятный: «Я ж просто спросил...»

Ванечка обнаружил Юру месяцев в девять, когда пополз. Сразу очень заинтересовался. Стас пугался и злился: не пускай мальца к нему, опасно, мало ли что. Но Стас все время на работе или на мотоцикле, а Юля — пускала. Когда Ванечка ползал рядом, Юра почему-то не выл. И еще ей казалось, что он прислушивается и ждет.

Ванечка приносил игрушки, показывал, как играть, сам зажимал и складывал Юрины пальцы.

Однажды Стас приболел и остался на выходные дома. Увидел: Ванечка неуверенно еще ходит по квартире и что-то призывное бормочет, а за ним, как привязанный, Юра (до этого Юра безвылазно сидел в одной комнате в углу). Стас устроил скандал и потребовал «оградить моего сына от твоего идиота, или все время следить». Юля молча указала ему на дверь. Он испугался. Они помирились.

Юля пришла ко мне:

— Он — буратина, но я его люблю, — сказала она. — Ужасно, да? 

— Это естественно, — сказала я. — Любить своего ребенка независимо от...

— Я вообще-то о Стасе говорила, — уточнила Юля. — Так Юра для Вани опасный, какое ваше мнение?

Я сказала, что по всем данным ведущий в их паре Ваня, но присматривать все равно надо. На том и порешили.

В полтора года Ваня научил Юру складывать пирамидки по размеру. А сам — разговаривал предложениями, пел простые песенки и показывал потешки типа сорока-ворона кашку варила.

— Он у нас вундеркинд что ли? — спросила у меня Юля. — Стас велел узнать.

Мужик от гордости того и гляди лопнет — у приятелей в этом возрасте дети папа-мама не говорили.

— Я думаю, это из-за Юры, — предположила я. — Не каждому ребенку в полтора года доводится выступать локомотивом чужого развития.

— Во! — обрадовалась Юля. — Я так этому бревну с глазами и скажу.

Ну и семейка, подумала я, — овощ ходячий, бревно с глазами, женщина на мотоцикле и вундеркинд.

Приучившись к горшку, Ваня потратил около полугода, чтобы приучить к нему сводного брата. Научить Юру есть, пить из кружки, одеваться и раздеваться — эту задачу Юля поставила перед Ваней уже сама. В три с половиной Ваня поставил вопрос ребром:

— А что собственно с Юрой такое?

— Ну, во-первых, он ничего не видит.

— Видит, — возразил Ваня. — Только плохо. Вот такое видит, а вот такое — уже нет. И смотря какой свет. Лучше всего лампочка в ванной над зеркалом — там он много видит.

Офтальмолог очень удивился, когда ему для объяснений состояния зрения Юры привели трехлетнего ребенка, но все внимательно выслушал, назначил еще одно обследование и по результатам выписал лечение и сложные очки.

С садиком у Вани категорически не заладилось.

— Ему вообще-то в школу надо! Такой видишь ли умник! — раздраженно сказала воспитательница. — Никакого сладу с ним нет, все-то он лучше других знает.

Против раннего начала школы я выступила категорически: пусть Ваня ходит в кружки и занимается развитием Юры.

Стас, на удивление, согласился с моим вердиктом и сказал Юле: ну и посиди с ними до школы, чего ему в этом садике дурацком делать? И вообще, ты заметила, что твой-то уже почти год не воет?

Еще через полгода Юра сказал: мама, папа, Ваня, дай, пить и мяу-мяу.

В школу мальчики пошли одновременно. Ваня очень переживал: как он там без меня? А специалисты там, в этой спецшколе, действительно хорошие? А они его вообще поймут? Уроки он и сейчас, в пятом классе, делает сначала с Юрой, а потом уже свои. Юра говорит простыми предложениями. Умеет читать и пользоваться компьютером. Любит готовить и прибираться (Ваня или мама им руководят), любит сидеть во дворе на скамейке и смотреть, слушать и нюхать. Знает всех соседей и всегда здоровается. Любит лепить из пластилина, собирать и разбирать конструктор. Но больше всего на свете он любит, когда они всей семьей едут на мотоциклах по загородной дороге — он с мамой, а Ваня с папой, и все вместе орут что-то навстречу ветру.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
34 комментария
Вячеслав Потапов

Да, это вопрос доверия. Вот почему мне, например, всегда было трудно руководить: я все время думаю, что сделают что-то не так.

Т.е. человек субъективно видит ошибки и материальные потери, неизбежно возникающие при обучении, более существенными, чем достижения, которые то ли  будут, то ли нет.

Катерина Мурашова
 
В случае нанятых сотрудников, да. Но там первично дело - кому в общем-то какая разница, до какого потолка вот этот вот конкретный инженер или слесарь разовьется. Главное чтоб завод работал, аварий не было и продукция шла.
В случае воспитания детей мне это видится по-другому. Там вопрос недоверия напрямую ведет к вопросу недоразвития потенциальных возможностей. А учитывая что многие родители сегодня готовы об стену убиться, лишь бы чадо еще как развить, я вижу тут некий когнитивный парадокс...
Вячеслав Потапов
Катерина Мурашовакогнитивный парадокс, я полагаю, разрешается просто:
/Но там первично дело - кому в общем-то какая разница, до какого потолка вот этот вот конкретный инженер или слесарь разовьется. Главное чтоб завод работал, аварий не было и продукция шла./
 
в семье совсем недавно тоже было "дети сыты-одеты-обуты-в шоколу ходят - чего еще?"
 
И это всё сидит где-то в глубине, несмотря на всякие "развивай!"
 
Кроме того, элементарная лень - надо все равно как-то организовать процесс самообучения дитяти, чтобы квартиру не сожгли, себя не убили и т.п.
А ситуативно самому легче сделать, чем объяснить и создать условия.
Катерина Мурашова
Вячеслав ПотаповНасчет лени - абсолютно согласна, Вячеслав. Многим родителям сейчас просто лень от гаджета лишний раз отвернуться ;))
Катерина Мурашова
Здравствуйте, Екатерина Вадимовна!
Прочитала Вашу последнюю публикацию и с трудом сдержала слёзы. Правда, ком подступил к горлу, давно меня так не пробивали Ваши истории! И сразу я вспомнила историю из жизни: у троюродной сестры старшая дочь (6 лет) родилась с синдромом Дауна, мальчик (4 года) здоров. Когда приезжали в ним гости, этот контраст становился заметен с каждым разом сильнее, ведь мальчик взрослел, и становились видны   его успехи в развитии, про девочку такого сказать не могу: она говорит плохо (только отдельные слова). И мама жаловалась иногда, что раньше они боялись агрессии со стороны девочки в сторону брата, теперь же пацан может обидеть сестру. Так что мне интересно, каков процент выдумки/домысла в Вашей публикации?) Но несмотря на это, история правда душещипательная, Ваней хочется сначала восхищаться, а потом пожалеть. Он взвалил на себя огромный труд, фактически заменил Юре родителей (страшно представить, какие проблемы могут у него появиться потом от такой перегрузки? Как в Вашей истории про внука в большой семье, который стал громоотводом и эмоциональным центром для всех).  

Насчёт посыла «современные родители не доверяют своим детям, считают их, вопреки прямым историческим свидетельствам, их какими-то слегка неполноценными». Я конкретизирую: родители чокнулись на безопасности своих детей массово! Детские площадки с мягким покрытием (не дай бог упадёт и получит травму/поцарапает ногу и занесёт инфекцию), гаджеты с навигатором и отслеживанием чад (дошёл ли он до пункта А, не врёт ли мне, что гуляет во дворе на улице Г, не украдут ли ребёнка за выкуп), огороженный двор без машин (вдруг машина задавит?! а тут все свои), штуки для заклеивания углов мебели (ударится, будет  плакать или перелом получит) и пр. Аргументируют тем, что вспоминают себя в 90-е и поражаются, как выжили, гуляя самостоятельно на улице, жуя гудрон и совершая другие нехорошие поступки. Радуются, что их родители не знали, чем они занимаются. И теперь жаждут оградить своих чад от всех-всех бед, ведь они не же маленькие, не справятся, не смогут, не выживут… И опасностей стало больше, с каждым днём мир становится ужаснее и опаснее, надо что-то делать! С одной стороны, есть доля разума в их словах, но с другой, родители совершенно не понимают, что оказывают детям медвежью услугу: как они научатся справляться с трудностями и проблемами, когда станут взрослыми? Родители им что, до пенсии собираются задницу подтирать, простите? Когда я вижу сюжеты о новомодных гаджетах с системой отслеживания местоположения ребёнка, всегда поражаюсь: до какой степени вы, родители, не доверяете своему ребёнку, следя так за ним! И неужели никому не приходит в голову, что нормальный ребёнок будет стремиться избавиться от слежки и научится обманывать вас и гаджет) Вы хотите, чтобы у ребёнка не было абсолютно никаких тайн от вас, но так не бывает. Сами при этом не откровенны с родителями до конца (оправдываются тем, что старшее поколение их травмировало, а они будут делать с детьми всё правильно). Ограждая во всём и бдя неистово за ребёнком в реальности, я считаю, современные родители добьются того, что дети массово уйдут в виртуал, где они крутые, самостоятельные и всё прекрасно знают и умеют. Они уже там с рождения, но с такой позицией по вопросу безопасности возвращаться никто не захочет.
 
С уважением, Юлия из Новосибирска

P. S. Внимательно прочитала все комментарии про прошлым Вашим публикациям и добавлю (простите, что поздно, не успела написать Вам сразу), это не Вы на пороге профдеформации, это родители перегнули палку с детоцентризмом. Ставят детей выше себя и окружающих и требуют абсолютного принятия их детей всеми. Причём абсолютного принятия, даже не пытаясь детей подготовить к взрослой жизни. Мне сразу вспонился такой пример из жизни: несколько лет назад я и мама были в супермаркете, стояли возле полки в торговом ряду. Заезжает тут девочка в очках, вроде как из начальной школы, катит впереди себя телегу и задевает нас. Мама сделала ей замечание, что надо быть аккуратнее. Ребёнок не извинился, покатил телегу вперёд. Мама снова обратилась к ней, никакой реакции. Она не сдержалась и сказала ей: «Аллё, ты меня слышишь?» Девчушка ответила грубо «не аллё». Тут подскочила её мама и начала на нас кричать: «Вы что, не видите, ребёнок слепой?! Что требуете, чего наезжаете?!» И парочка оскорблений в адрес нас, тупых взрослых.  Мы обе растерялись от такого напора, но я смогла крикнуть женщине вслед: «Так смотри за своим ребёнком лучше!» Нет, правда, а если бы девочка врезалась телегой в груду товара или в полку, её завалило бы, она получила травму, то кто был бы виноват? Магазин, который воздвиг на пути бедного ребёнка потенциально опасное препятствие?! Или мама, которая не доглядела за своим ребёнком, которому априори нужно больше внимания уделять? Нет, виноват по логике матери будет магазин. Ведь «моему ребёнку все должны».
Забавно, что в этом примере мама девочки не парилась насчёт безопасности своего чада) Вот как изменился вектор развития общества за несколько лет!
Катерина Мурашова
Катерина МурашоваДа ладно, Юлия!:)) Конечно никому Ваня никого не заменил. Ухаживает за Юрой по прежнему Юля, а деньги зарабатывает преимущественно Стас. Ване (который был абсолютно незашорен и непредвзят в силу возраста) всего лишь стечением обстоятельств удалось подобрать ключик к Юриному развитию и повернуть его - то, что не удалось специалистам. Это счастливый случай, который параллельно привел к уникальной же стимуляции развития самого Вани - ибо обычно маленький ребенок объект воспитательных и развивательных усилий, а тут он параллельно оказался и субъектом, что кстати традиционно вполне - ибо в традиционных семьях подросших младенцев передают на попечение старших братьев и сестер (а по умственному возрасту Ваня старше Юры).
Светлана  Горченко
В защиту гиперопекающих

Сама от себя не ожидала... Наши дети-внуки с малолетства имели такую самостоятельность на грани серьезных рисков, какую мало кто имеет из детей их круга (с безнадзорными не сравниваю).

Но раньше общество, если что с детьми случится, родителей по преимуществу жалело, а теперь любая яжемать готова в них не то что фекалиями - чуть не бомбами от ненависти кидаться: как посмели недосмотреть.

И чайлдфри им подпоют: не можете углядеть - берите с нас пример, не рожайте.

Сегодня ведь, типа, контролировать так просто! Ну и какого черта?

Кстати, сам по себе тотальный контроль не так опасен для воспитания, как выводы, которые родители сиюминутно делают по итогам информации, получаемой от гаджетов.

Можно же не дергать дитя, не давать ему понять, что за ним следят.

Некоторые мамы догаджетовой поры включали интуицию на полную катушку и говорили сыночку/дочке: я про тебя всё знаю, но верю, что ты меня не подведёшь. А если что - помогу. Не бойся, вместе мы с любой бедой справимся.

Доводилось вблизи такую маму наблюдать. Она прямо ведьмовскими способностями обладала. На сыночка будто антенну держала настроенной.

Ненавязчиво советовалась со всеми, кого считала способными дать нужный совет. И всё это было в том числе для воспитания в мальчике осмысленной самостоятельности.

Когда он перевалил экватор начальной школы, родила дочку - братику сестричку. В том числе имелось в виду, что воспитание сестры поможет брату правильно взрослеть. До этого собака была:) Старше мальчика. Потом в доме бабушка появилась. Из деревни приехала насовсем. Спокойно стариться, но в чем-то помогать, пока хоть сколько-то сил есть.

Короче, не в слежке дело. А в страхе родителей перед обществом, в заботе о защите их собственного родительского спокойствия

Катерина Мурашова
Светлана ГорченкоВы думаете, родители уже реально боятся общества? Не "что скажет княгиня марья алексеевна", а уже "что сделают" науськанные ею инстанции? Может быть, Вы правы и рубикон уже перейден, но мне кажется мы еще только на подходе к тому чтобы жизнь семьи опять становилась делом "парткома" (это я еще помню, у меня через партком у подружки мать отца-военного в семью возвращала).
Алексей Каменский

Поддержу Светлану, по крайней мере на основании собственного опыта. Мне страх перед обществом порядком попортил жизнь с детьми. Но тут уж - если хватило смелости притащить новую жизнь в этот мир, или взять ответственность за притащенную другими - приходится искать смелость, силы и разум, чтобы, где требуется, противостоять обществу, воспитывая детей ради них самих будущих и давая им толику счастья и свободы в настоящем. 

Впрочем, страх за то, что с ребенком может случиться беда, тоже присутствует, и он не нов. Возможно, это недоверие не к ребенку, а к миру и жизни?

Еще в начале прошлого века Корчак говорил. "Из страха, как бы смерть не отняла у нас ребёнка, мы отнимаем ребёнка у жизни. Не желая, чтобы он умер, мы не даём ему жить."

Впрочем, если по поводу отношения к тем, кто уже родился, я согласен с Корчаком - то по поводу рождения новых я столь же солидарен с Шопенгауэром.

Елена Лейв

Возникают вопросы: на каждого ли Юру найдется Ваня? Насколько это вероятно, что они в реальной жизни встретятся? И как понять, где есть точка, когда нужно понять, что надеяться не на что. 

У нас была несколько иная ситуация, но с плохими прогнозами, которые мне не говорили (говорили моим родителям). По молодости и упертости был энтузиазм, удалось свернуть горы. Но это было стечение обстоятельств. В Германии мне врачи даже не верили, у них проще объявить ребенка инвалидом и смириться, чем им заниматься. 

 

Я бы разделила вопрос недоверия к ребенку и страх, за то, что может произойти. А еще страх быть привлеченным к ответственности по закону.

 

Катерина Мурашова

Страх перед ответственностью по закону у нас еще только формируется, в общем-то многие еще считают воспитание даже юридически частным делом семьи. Но тенденция есть, да. Общественное давление на родителя в плане "мир опасен" имеется в полный рост (во многом нмв травма перестройки, когда мир часто был реально опаснее по сравнению с детством родителей того поколения - например в нашем окраинном районе по вечерам одно время просто стреляли - какие то там группировки делили сферы влияния).

Касательно сколько Вань. Разумеется, это абсолютно уникальная история. Просто иллюстрация того, как по исключительному стечению обстоятельств младший ребенок развивался "под потолок" своих реальных возможностей. 

Алексей Каменский

Ну, если попробовать описать эволюцию моего отношения к детям и тревоги за них, выглядит это примерно так.

0. У меня с детства не было ощущения, что дети - это ужас-ужас как тяжело - бабушки-педагоги (одна физик-методист, работавшая ранее в Герцена и Институте усовершенствования учителей, другая учитель физики в школе, в прошлом инженер) спокойно и увлеченно занимались мной, а мать на работе в основном пропадала, решая материальные проблемы. Отец был сначала в армии (я родился за месяц до его 18-летия), а потом довольно скоро в разводе. Сам я немного помогал по хозяйству - в магазин сходить в пять лет без проблем, посуду и полы мыть - умел, хотя не любил. С сестрой своей младшей, говорят, помогал - как минимум учил ее чему-то - хотя сам помню в основном как ее дразнил.

1. Мне 22. Симпатичная знакомая попросила понянчиться с детьми за крышу, стол и компьютер. Одному два года, другому два месяца. Ей самой эмоционально тяжело с орущим младенцем, отец старшего, который помогал до этого, выдохся, кричит на детей и вообще уйти хочет. А мне как раз хотелось куда-то деться от родителей (а выживать с чужими людьми, самостоятельно трудоустраиваться и так далее - ну вообще не умею и не знаю, с какой стороны подойти к этому), и военкомат после двух отчислений из вузов как-то недалеко ощущался, и женщина опять же привлекательная. Ну я согласился. Ну а что такого? См. 0.

2. Нянчусь. Делаю, что говорят. Памперсы, бутылочки, прогулки, магазин, готовка, иногда уборка (но в целом в квартире беспорядок и ко мне особо не придираются). Младший раздражает иногда. Его покормишь, переоденешь, соску-погремушку дашь, а он голосит. Ну беру на руки, укачиваю, иногда сердито трясти начинаю. Ну он затихает, укладываю. Старший - молчун. Смотрит серьезными глазами, слушается. Вечерами, да и вообще если нечем заняться, читаю детям сказки. Играть с ними не умею от слова совсем. Ну вроде кажется не смертельно тяжело, есть время за компьютером посидеть, поиграть, приглядывая одним глазом за младшим и рассказывая старшему о том, что на экране происходит.

3. Начались проблемы. Кто-то настучал, что с детями чужой мужик ходит. Соседи жалуются, что ребенок плачет часто. Визиты всяких непонятных людей, угрозы бабушки "вот детей отниму, опекунство возьму" (при этом на деле бабушка, наоборот, помогала улаживать проблемы). Проблемы как-то решаются без меня, я пытаюсь понять, как бы поменьше привлекать внимание. Ну как минимум стал больше следить за порядком и чистотой в квартире на случай "гостей".

4. Проблемы продолжаются. То младший перегрелся на солнце, несмотря на белую панамку и то, что я старался держаться в тени. После чего при каждой простуде температура становится чревата судорогами. То он из коляски выпадает, пока я посуду мою. Позже - лезет по стеклянным полкам и падает. Встает на подоконник у открытого окна (сейчас об окнах предупреждает даже социальная реклама, а в моем детстве - вообще не помню, чтобы кто-то парился) и не хочет слезать. Плохо слушается, устраивает на улице безобразные сцены, привлекая внимание. Я начинаю злиться, мне хочется орать на детей и шлепать их (а мать категорически против физической силы в воспитании, да и мне противно). Разрываюсь между "нельзя бить" и "срочно надо их приструнить, а то придут упыри из опеки, и ребятам и мне будет плохо".

5. В голове что-то щелкает, я говорю себе: Так. Ребенок с двух месяцев со мной. Вроде психически здоров. Если он ведет себя безобразно, значит, проблема вряд ли в первую очередь в нем, и бить его - бессмысленная жестокость. (На старшего как-то замахнулся - а он ТАК смотрит - просто рука опустилась и больше ни разу не поднималась). Надо что-то менять. Пытаюсь наблюдать, применять какие-то простенькие приемы, выдуманные на ходу или когда-то где-то прочитанные. Вижу последствия применения этих приемов. Вижу радость детей от каких-то совместных "живых" игр, но во что-то сложнее "догонялок" играть не умею, а что-то логическое, типа шахмат, почему-то перестало увлекать меня самого - а как увлечь детей без своего увлечения?

6. Дети растут, сначала один идет в садик, потом другой. Приучаем к самостоятельности, мать организовывает распорядок жизни, очередность дежурства по хозяйству, распределяет обязанности. Я показываю какие-то технические моменты, как что удобней делать. Тревога уменьшается, но проблемы вылезают на даче. Бабушка, соседки. Одна особенно мерзкая, жена какого-то генерала, любительница совать нос в дела соседей и учить их, как надо воспитывать детей. Я ей как-то высказал связно и трехэтажно, что я о ней думаю, спровоцировал гипертонический криз и угрозы выслать меня за сто первый километр. Потом две недели нервно трясся, отсиживался в городе и пил успокоительные, потом униженно извинялся перед этой соседкой (сказал себе - надо хотя бы ради детей, чтобы им не остаться без няньки на ближайшие годы, плюс мое нежелание терять привычную и более-менее уютную жизнь с ними).

7. Дети выросли, мне исполнилось 27 - и я уже не особо нужен. После очередной ссоры с бабушкой с треском вываливаюсь в самостоятельную жизнь (планировали осенью). Учусь выживать в общагах, устраиваться на работу, зарабатывать репутацию. Любопытный штрих - в числе прочих мотиваций у меня теперь имеется "чтобы о моей жизни не стыдно было честно рассказывать детям". Не жалею себя, изучаю свой "потолок", пробую его на прочность. Изредка приезжаю к детям, учу каким-то бытовым навыкам, с учебой что-то объясняю, читаю им книжки, рассказываю о своей жизни.

8. Дети - школьники. Я - дядька за тридцать. В отпусках приезжаю, постоянно звоню. Комиссиями угрожает уже школьное начальство и не нам лично, а вообще на собраниях, но все равно страшно. Старшему объяснил как-то "мы вроде как в заложниках у государства, поэтому нужно не привлекать к себе внимания плохой учебой. Так что даже то, что не получается, давай вместе со взрослыми стараться". И вроде, до него дошло очень хорошо - как бы не чересчур. Временами он мне кажется гиперответственным. Есть подозрения, что его псориаз отчасти связан с этим. К счастью, большинство предметов у него идут лучше среднего, есть свои интересы, кружки, друзья, а серьезные проблемы только с английским. Младший - довольно закрытый, теперь он молчун, моим визитам и звонкам радуется больше эмоционально, чем как поводу пообщаться с интересным собеседником.  Учится средне, к чему-то большого интереса не проявляет. Хотя вот последнее время выжигает по дереву, выкладывает свои поделки вконтакте напоказ одноклассникам, а я его учу правильно хвастаться - если ты просто скопировал картинку с бумаги на дерево, то молодец, упорный - но не создавай у других впечатления, что ты ее сам из головы изобразил. В олимпиадах школьных участвует - говорю: окей, я подскажу, и тебе оценка, и школе какие-нибудь плюшки - но помни, что мои подсказки - это не ты добился и не думай гордиться или хвастаться. Напоминаю про Тома Сойера с билетиками и рекомендую после моих подсказок выслушать мои объяснения или самому разобраться - чтобы потом не опозорить себя и учителей, если вдруг попадешь на очную олимпиаду. Возымеет ли это толк - черт знает.

 

 

Elena Selezneva
Не было бы счастья...

Я долгое время ходила с дочкой к логопеду. У нее трое уже взрослых детей, средний с синдромом Дауна. Иногда я понемножку жаловалась ей на жизнь, типа "двойня, на ушах стоят, доколе". Она мне рассказывала про свою жизнь: что осталась одна с тремя детьми, муж ушел, работать - надо. Средний в восемь лет ходил с ключом с занятий, и ключ этот три раза терял. "Я, конечно, понимала и понимаю его состояние, и что нельзя требовать невозможного, но что делать-то?" - говорит она мне. На четвертый раз терпение лопнуло, и дитю прилетел волшебный пендель. "И вы представляете, больше ключ ни разу не терялся!"

Мы жили в одном доме, я иногда встречала этого уже не мальчика в лифте - жил он один, иногда приходил к маме в гости. Иногда встречала его в магазине. Как-то раз он зашел, когда у нас прием должен был быть. Просил у мамы денег: "Мне на книжки." - "Давала уже." - "Мне еще нужно." - "Хорошо. Сдачу не забудь, чек принесешь." - "Да знаю, знаю". Выходя из кабинета, пожелал нам "приятно провести время с [его] мамой" совершенно непередаваемым тоном. ;)))

Меня, честно говоря, иногда даже пугает, насколько современный контроль над детьми тормозит их потенциальное развитие.

Живем мы в Германии, если это важно.

Катерина Мурашова
Elena SeleznevaЯ иногда думаю: а может современному обществу на самом деле и не нужны "под потолок" развитые люди? ;))) ведь активный качественный потребитель (а современному обществу нужен по преимуществу именно он) не должен быть особо то уж развит...
Вячеслав Потапов
/ведь активный качественный потребитель (а современному обществу нужен по преимуществу именно он) не должен быть особо то уж развит.../
"Честь безумцу, который навеет 
Человечеству сон золотой"
Elena Selezneva
Катерина Мурашоваэто, безусловно, бросается в глаза. ;) А идеальный "активный качественный потребитель" еще должен быть безработным - чтобы не отвлекаться от потребления на всякие глупости. Например, в Европе уже все чаще и чаще поднимается тема "безусловного дохода".
Мне непонятно одно - за чей счет планируется банкет? Если принять, что "все ради денег" - они в этой прекрасной системе появятся откуда? От сырости заведутся, самопроизвольно?
Катерина Мурашова

Добрый день.

В коррекционной педагогике я не разбираюсь. Но речь, если я верно поняла, об обязанностях вообще, а не только о воспитании "особых детей".
С родителями ещё вот в чём проблема может быть. Они приучение к каким-то домашним делам рассматривают не как воспитание самостоятельности, а именно как полезную хозяйственную деятельность.
Заумно сказала, точно в учебнике. ) Ну, смотрите. Не у всех детей получается сразу выполнить свою работу хорошо. На мебели, с которой вытирали пыль, останутся разводы. Картошка получится пересоленной и недоваренной. Ещё и плиту загадят, это уж наверняка. Известно, Москва не сразу строилась.
А теперь посмотрим с точки зрения взрослого. Ему нужна чистая мебель, а не такая, по которой грязюку размазали. Нужен вкусный ужин, а приходится давиться какой-то бурдой. Естественно, средний родитель подумает: "От такой помощи больше проблем, чем толку! Проще самому сделать, чем этого неумеху просить!"
А раз "неумеха" не практикуется, то он и не учится. И если он особо впечатлительный, то огребает пару раз и вовсе теряет желание чем-то заниматься.
Я над этим вопросом часто задумывалась. И даже сама попыталась сочинить историю о тринадцатилетней девочке, не приученной к постоянным обязанностям. Она по семейным обстоятельствам переезжает к бабушке с дедушкой и в первое время, конечно, получает за свою лень на орехи. Потом волей-неволей приучает себя к работе (как раз чтобы не огребать), а некоторые дела ей даже начинают нравиться.
Но взрослые всё равно недовольны. Им хочется, чтобы работа была исполнена идеально, а не тяп-ляп. Чтобы можно было всем распоряжаться самостоятельно, а не считаться с кем-то ещё. Да просто самим управляться по хозяйству и находить в этом удовольствие.
Ну и кто будет осуждать таких антагонистов? Да им и название-то это не очень подходит! Антагонист - это тот, чьи интересы противоположны интересам протагониста. Он старается достичь своих целей и протагонисту помешать. А тут... Бабушка с дедушкой что, хотят напакостить внучке и вырастить её максимально беспомощным существом? Да нет, конечно. Они живут, как им удобно, и всё. Это не антагонисты, а какие-то камешки на дороге. Они доставляют неудобство, но чисто ситуативно. Обойди их - и не будут мешать. А это для истории серьёзный минус... Считается, плохая проработка персонажей. Тем более, одна из самых частых претензий к современным книгам такова: "Я не хочу сопереживать такому антагонисту \ осуждать такого протагониста!" Это реалии, с ними надо считаться. )
Конечно, нельзя весь сюжет сводить к горшкам и кастрюлькам. Но это всё-таки планировалось как одна из основных линий. Нельзя "горшки и кастрюльки" просто так выкинуть. Тут только новый сюжет придумывать, но этого мне уже не хочется.
К чему я всё это рассказала? К тому, что взрослые, может, и поступают неправильно. Но их тоже можно понять.
P. S. А как же справлялись с ситуацией раньше? Да очень просто: не справился - получи наказание! И пофиг, что "ты ещё не научился". Плохо сделал свою работу - получи. Ведь из-за тебя пропала курица, или ткань испортилась, или всей семье придётся есть бурду...
Вряд ли современные родители захотят соблюдать такую практику! Даже если они не детоцентристы ни разу.
Вячеслав Потапов
мой тренер по виньчунь говорил, что в Китае тренируют так: бьют бамбуковой палкой, и очень хорошо помогает :)
Катерина Мурашова

Пишет Мария из Санкт-Петербурга.

 

Катерина, во первых, спасибо вам огромное, что даете возможность высказаться в публичном пространстве. 
Сейчас очень часто ловлю себя на том, что у меня беда с письменным изложением мысли, вот со всем этим общением в мессенджерах с сокращениями, сленгами и необязательностью грамотности. Говоря школьным языком – по нынешнему уровню у меня было б 3/3 за сочинение. Хотя в школе грамотно и красиво писала.

По теме:

Насчет того, что умели дети раньше – думаю, это все-таки было обусловлено особенностями быта того времени, даже 50-60 лет назад. И это даже если взять город, а не то, что уж деревню – где и огород, и скотина, и вода в колодце, и тд.

Даже если город – 50 лет назад центральное ГВС было редкостью, продукты – сходить пешком (!), отстоять очередь и тд, молоко в одном месте, хлеб в другом, овощи в третьем, то же самое с одеждой и прочим – что-то нужно починить, что-то самим сшить, связать. Обычно оба родителя работали, не удаленно и не фриланс)

И сейчас – в супермаркеты на машине, последнее время доставка продуктов, одежды и вообще всего хочешь. Ну про ГВС, стиральные, посудомоечные машины, пылесосы молчу. Одежду сейчас мало кто что чинит, клинеры не редкость, да и доставка готовой еды тоже.

У родителей, по крайней мере в крупных городах сейчас, как мне кажется не то, что нет доверия к детям, а нет острой необходимости их участия в быту.  Даже если несколько детей в семье. Многим проще и быстрее сделать самим, чем тратить лишние полчаса на уборку кухни после того, как чадо приготовило еду и помыло посуду. Как решалось это раньше, чтобы быстро и правильно, и реальная  экономия времени, кроме как наказаниями – я не знаю. Меня (мне 35 лет), как ни странно, родители к бытовым задачам не привлекали – ну кроме как суп, заранее налитый в миску, себе после школы разогреть. Ну и до и после школы я с первого класса ходила сама, а это были 90-е. 
Тут я поддержу всех, кто высказался, что сейчас родители чокнулись на безопасности детей. Да, я считаю – чокнулись. Вот только сейчас мне знакомая прислала, какой она чудесный браслет для отслеживания ребенка нашла – с NFC и QR кодом. Да ну блин серьезно??? Сейчас и так, когда ребенок в школу по бейджу заходит, родителю на телефон смс-ка приходит. Я понимаю, что у меня сыну 2,5 года и это нам пока не актуально, но все же.

И к слову о самостоятельности и уровни бытовых удобств – сейчас поняла, что у моей подруги, у которой уровень жизни намного выше среднего, дочка 9 лет, когда мы были у них в гостях, сама приготовила салат и смузи себе и нам заодно, все сервировала и подала. И это при то том, что до 5 лет мама в дочку вкладывалась по максимальному, мы даже, что уж греха таить, ехидничали. А сейчас – вот так вот. Задумалась, значит – не только в острой необходимости бытовой помощи дело?

Ну и еще...необязательно все ж сводить именно к бытовым навыкам. Мир сейчас явно не тот, что 50 лет назад. Допустим, во времена Скарлетт О Хара (простите за откат к романам) ее мать можно сказать руководила огромным поместьем. Нет, она не варила супы и не мела полы, но грамотно разруливать внутреннюю политику поместья и семьи, по мне, намного сложнее. Во времена моего детства и детства моих родителей умение варки супов и мытья полов было актуальнее. А сейчас, возможно, пусть дети не смогут сварить суп, но если они могут самостоятельно заказать для него продукты или даже сам суп, и вообще могут вариться во всей этой современной логистике - то это очень хорошо. А если припрет - то, пусть не с первого раза, но сварят они в итоге себе этот суп, жизненная необходимость - лучший учитель. Как пример той же Скарлет О Хара, которая в жизни на огороде не работала - урожай овощей у них удался, но на второй год, на первый неудача была.

P.S. Насчет «активному потребителю» не нужно развитие я не согласна. Не, ну возможно Эрмитаж и Кафка ему не нужен, но это вообще дело такое…и без потребления далеко не всем нужно. 
Ну вот допустим средняя семья с 2-3 детьми, очень часто это ипотека и автокредит, что отнимает приличную часть семейного бюджета. При этом какие-никакие кружки, порой затраты на здоровье (всех членов семьи), отдых (сейчас Ленобласть может стать дороже, чем заграница), часто няня и/или клинер. И если сюда прибавить «активное потребление» - ну что там под этим обычно имеется ввиду – наверное гаджеты, одежда модных марок, игрушки, и тд, то зарплата у обоих родителей должна быть неплохая. А если, что довольно часто, работает только папа, то тем более. Никто не будет платить хорошие деньги  просто так, значит у «потребителей» есть и таланты, и усердие и то самое «развитие». Ну откровенно криминальные и нелегальные источника заработка я не учитываю...хотя на это тоже нужно и самостоятельность и определенный склад характера, ну уж точно не инфантильность.
Катерина Мурашова
Катерина МурашоваДа бог с ним с бытом. Большинство нынешних родителей вроде и хотели бы но никак не могут доверить ребенку его собственную учебу ;))
Алексей Каменский

О доверии именно к ребенку и вообще к другому человеку. Полное доверие мне вообще сложно представить. Разве что со стороны совсем маленького ребенка по отношению к любящей бабушке (ну или у кого-то, может, мать - эталон, а для меня в детстве была моя прабабушка). Для меня доверие складывается из двух компонент - из уверенности, что человек не хочет сделать ничего плохого окружающим, в частности мне - то есть, доверия к намерениям, и уверенности, что он может сделать хорошо - то есть, доверия к способностям. Если в семье, да и в любых человеческих отношениях нет первого - это крайне тяжело, это ад, а не семья/коллектив. А недоверие к способностям - это норма жизни.

И такая же норма жизни для меня выражать это недоверие на в запрете ("сам все сделаю, вы ни черта не можете", а в уместном контроле. А вот какой контроль уместный - этому надо учиться, учиться и еще раз учиться. Кого-то нужно пристыдить (по-моему, кто-то забыл, что кашу нужно мешать), кого-то огорчить последствиями (ну вот, каша не получилась, придется есть невкусную), кому-то напомнить (ты не забыл?), кому-то дать пошаговую инструкцию или общие рекомендации (смотри, чтобы каша не пригорала, нужно сделать то-то и то-то), кого-то утешить (ничего, научишься). Неправильно рассчитанное воздействие - и либо "Васька слушает, да ест", либо, наоборот человек, который искренне старался, смертельно обижен, что его подозревают в лени и пренебрежении. У меня самого заметный перекос в сторону мягкости плюс плохое сознательное понимание людей (какое-то интуитивное чутье, судя по всему, есть - иначе бы я гораздо хуже адаптировался в жизни) - поэтому из меня крайне фиговый начальник - либо меня не слушают, либо я мучаюсь "а вдруг я, распекая коллектив, незаслуженно обидел неспособного, но старательного". Но я по крайней мере знаю о своих слабостях и работаю над ними в меру ощущаемой целесообразности. А многие родители, да и кое-кто из начальства, этим не озабочен - тоже, кто из неспособности или неумения, кто из нехватки времени и сил, кто-то из определенных установок. Им проще тупо запретить или тупо одинаково всех распекать.

 

Алексей Каменский

Добавлю еще один момент про доверие - как обычно, оффтоп и про себя, но - извините, рвется. Когда мне доводилось выживать среди людей, которые явно не испытывали ко мне вот этого первичного доверия и добрых намерений - максимум терпели - я, чтобы не ощущать себя в упомянутом мной аду, предельно абстрагировался. Ощущал себя в ледяном одиночестве, а окружающих ощущал, как... если выразить это словами, то "сложные, связанные друг с другом и реагирующие на меня определенным образом автоматы, способные испытывать страдание", среди которых мне требуется выжить, не убив и не сломав себя, не вызвав ярости "автоматов" и не причинив им бессмысленных страданий. По спонтанным отзывам окружающих, я тогда походил то ли на монаха, то ли на робота, то ли на живого мертвеца. Но - выжил, ни разу не тронули, особо не наезжали (хотя драки и разборки между собой устраивали регулярно). Последующие годы я искал и находил все более и более комфортные для жизни места, потихоньку оттаивал, да вроде и продолжаю. Хотя это абстрагирование, как реакция на причинение мне людьми боли - по-прежнему часть меня и необходимый инструмент выживания.

Катерина Мурашова

Катерина, здравствуйте!

 
Благодарю за еще одну интересную тему и возможность обмениваться мнениями, опытом!
 
У меня возник вопрос: а стремятся ли современные дети к самостоятельности? Может быть, эта тема уже обсуждалась, да я пропустила. Было бы любопытно узнать. Стремятся и к чему/для чего. Не стремятся и почему.
 
В моем детстве мы стремились. Делать что-то самостоятельно, иметь обязанности дома (как признак "я могу", "я уже большой" или "я уже взрослый"), иметь свободу куда-то идти или ехать без сопровождения взрослых. У меня лично на каких-то этапах с родителями возникали споры.
Помню аргументы "сделаешь не так, потом нам переделывать", "ты еще недостаточно ответственная, внимательная (иногда с продолжением - как твоя одноклассница такая-то)". Это подстегивало еще больше и в итоге расширяло мои границы. 
В подростковом возрасте, получив больше свободы для маневра, мы проявляли чудеса конспирации. Была задача, чтобы приключения прошли незамеченными и благополучно - это значит вернуться домой вовремя и в сохранности) Чтобы не пугать, речь шла о том, чтобы заехать на велосипеде в соседний поселок (там красиво) или залезть в подвал/на чердак/крышу (там интересно).
Спросила родителей (послевоенное поколение) - у них примерно то же самое. В студенческом возрасте хотелось уже жить своим домой или семьей, устанавливать свои правила.
Уважаю тревогу за благополучие детей. Однако разве не одна из задач родителя - научить дитя обходиться постепенно без него? Начиная с быта, школы, поликлиники.
Да, как и в управлении, это требует первоначальных вложений времени, терпения и минимальных навыков обучения. Зато и окупается.
К управлению добавлю, что при отсутствии доверия к подчиненным потенциал отдела ограничен "мозгами" одного руководителя. Даже если он семи пядей во лбу, это сильно тормозит развитие.
Причем это звучит порой забавно "мне некогда делать все самому" и "мне некогда им объяснять" - каждый выбирает свое "некогда".
Еще вспомнила бабушку, которая в мои 5 лет дала мне иголку с ниткой и научила пришивать пуговицы, делать наметку, подрубать края. Бабушка до войны в этом возрасте умела уже ткать на станке. Объяснила технику безопасности, а слегка поколотые пальцы - это совсем не страшно)
 
с уважением,
Дарья из Украины
Катерина Мурашова

Дарья, да, они вроде бы по-прежнему стремятся. Но часто это стремление к самостоятельности  - только "я могу пользоваться телефоном столько, сколько я хочу". Мне кажется что пятилетние дети по-прежнему с удовольствием научились бы пришивать пуговицы ;))) но как-то то ли надобность отпала (все больше на молнии или на липучках), то ли родителям лень учить...

Вячеслав Потапов
Вы лучше меня знаете, что у 4-5 летнего ребенка стремление к самостоятельности есть, погладить-постирать-поварить суп и т.п.  Но его подавляют, потому что такой ребенок, как уже писали выше, только напортит. А потом уже бывает поздно.
Катерина Мурашова
Здравствуйте, Катерина. 
Прочитала Ваш рассказ " Вопрос доверия", подумала - как хорошо что, чудеса случаются, имею ввиду чудесные взаимоотношения Юры и Вани. И, кстати, ведь в данной конкретной ситуации, тоже сработало доверие. Например, если бы Юру отселили или Стас, например, ушёл бы с Ваней жить отдельно, то никто бы никогда и не узнал, что "такое вообще возможно". 
Теперь про современных детей. Пожалуй, соглашусь, что развитие самостоятельности это и вопрос и доверия и всё таки необходимости её применять. 
Моему сыну 10 лет. И мне тоже часто кажется, что "он ещё не может". И когда, мне так кажется, я даже не пытаюсь проверить - может или не может. Но включается необходимость, и оказывается, всё он отлично может. 
- Раньше я возилазла его в школу и доводила до учительницы. Но во втором классе, поменяла работу и мне нужно было раньше приезжать на работу. Мы вместе ехали с сыном на общественном транспорте, но теперь он выходил на нужной остановке и сам доходил до школы. 
- После школьной продленки сына забирал муж, но пришёл всем известный вирус и продленку отменили. Пришлось ребенку после уроков, добираться домой самостоятельно. 
- Позже, детей посадили на удалёнку, но взрослым-то работу никто не отменял. И оказалось, что сын сам может приготовить себе поесть, сходить в магазин, выгулять собаку, справиться со всеми учебными делами и даже помыть зеркала (вдохновение напало). 
Конечно, он это делает не так качественно, как (хотелось бы) взрослые. С собакой гуляет, не час, а 15 минут, готовит не суп, а бутерброды или сосиски, на зеркале разводы, а отосланную домашку, можно прочитать с трудом. И вот тут встаёт тот самый вопрос Доверия. Готова ли я ему доверять что-то делать, заранее зная, что придётся ДОделывать. 
 И второй вопрос, вопрос безопасности. Да, мы повернуты на безопасности. Я в том числе. Если в моём детстве ходили слухи, что кто-то где-то попал под машину, выпал из окна и т.д, то сейчас, открывая любые новости, каждый день читаешь про трагедию. И понятное дело, обращаешь внимание на такие происшествия, в которых пострадал ребёнок, возраста твоего ребёнка. И, конечно, хочется своего максимально ОБЕЗОПАСИТЬ. 
И получается, каждый раз, когда позволяешь ребенку как-то проявить эту самую самостоятельность (я не имею ввиду, кровать заправить, а например, включать газ, переходить через большую дорогу и ТД) как бы идёшь на сделку с совестью. Это, конечно, моё личное ощущение.
Елена, Латвия.



Алексей Каменский

Возвращаюсь к теме :) Предыдущее обсуждение было посвящено непониманию или "непониманию" взрослыми подростков. Это - недоверию. Возможно, я ошибаюсь, но мне видится прямая связь между пониманием и доверием. Мы не доверяем тому, чего не понимаем. И тем, кого не понимаем. Я боюсь , что мое суждение чересчур радикально, но, по-моему, для любого доверия нужно понимание. Либо понимание житейское, основанное на опыте и интуиции (начиная с самого раннего - доверие к матери, основанное на опыте ее заботы о нас), либо понимание, основанное на анализе, либо хотя бы какие-то привитые другими стереотипы.

Возможно, подростки, уверяющие, что их не понимают, попали в точку? Правда, непонимание не совсем такое, какое им видится. Подростки говорят про непонимание своих желаний и чувств, а по факту - имеет место непонимание родителями того, что дети и подростки из себя представляют и что им нужно для развития, как с ними нужно обращаться. Сами подростки, как мы видим по салатику, это тоже не всегда понимают. А где непонимание, там и недоверие. Если мы не знаем, не понимаем, что ребенок такое - то как мы можем понять, что ему можно доверить?

Или если стереотипы, даваемые авторитетными для нас источниками, изображают ребенка слабее и беспомощнее, чем он есть - наше понимание будет неверным и мы доверим ребенку гораздо меньше, чем ему нужно для развития. А если ребенок тоже читает про эти стереотипы... себе он тоже доверять не будет.

Катерина Мурашова
Алексей КаменскийВот про "себе он доверять тоже не будет" - это в точку. На самом деле - очень много подростков и молодых людей трагически себе и своим силам не доверяющие.
Катерина Мурашова

Катерина, может, здесь момент копирования? Бесконтрольное пребывание в телефоне как признак, что я взрослый, мне теперь все можно?

Если родители в основное свободное время находятся там сами, то перенимать у них и желать больше по сути и нечего. Плюс старшие братья-сестры и одноклассники, разговоры вокруг одной темы.
Вспомнилось, чему завидовали приличные "докторовы дети" из "Кондуита и Швамбрании":
 
"...мы росли, положа руку на сердце, блистательными бездельниками. Нам было оборудовано классическое «золотое детство» — с идеалами, вычитанными из книжек «Золотой библиотеки». У нас была специальная гимнастическая комната, игрушечные поезда, автомобили и пароходы… Нас обучали языкам, музыке и рисованию. Мы знали наизусть сказки братьев Гримм, греческие мифы, русские былины. Но для меня все это померкло, когда я прочел некую книжку, называвшуюся, кажется, «Вокруг нас»....Мне нестерпимо захотелось самому мастерить нужные вещи...Но... из нас растили или белоручек, беспомощных и никчемных, или надменную касту чистоплюев — людей «чистого умственного труда». Правда, иногда нам дарили кубики и кирпичики и предлагали создавать художественные подобия машин. Энергия искала выхода. Мы выкорчевывали пружины диванов, изучая истинное строение вещей, и получали оглушительные нагоняи. Мы даже завидовали некоему Фектистке, рябому ученику жестянщика..."
 
А ведь у детей изначально есть избыток энергии. Куда же им ее девать? Телефон ведь столько не возьмет. Или возьмет?
 
с уважением,
Дарья из Украины
Катерина Мурашова

Фектистке нынешние не завидуют, это однозначно ;))

Алексей Каменский

И еще насчет тех самых стереотипов. Возможно они даже примерно соответствуют истине. Но они говорят о том, что ребенок есть на данный момент, а не о том, кем и как он может стать, что ему с собой и родителям с ним делать.

А может быть, вокруг столько вариантов "что можно сделать", что подросток теряется, не в силах выбрать? Или выбирает самое простое и понятное, типа "заказать салатики".

Вячеслав Потапов
откуда деньги возьмутся, понятно - ЕЦБ напечатает. Вот откуда возьмутся товары и услуги? Нам внушают, что нанороботы напечатают на тридепринтере.
Ладно бы так.
Но вот люди, летающие чартерами по три раза в год на отдых и меняющие гардероб каждый сезон, котоые агитируют за замену пластикового пакетика на холщовый и рассуждают об углеродном следе, меня в самом деле удивляют.
Алексей Каменский
Вячеслав Потаповпротив "сна золотого" для человечества или отдельно взятой его части я ничего не имею. Только считаю, что перед этим сном хорошо бы обеспечить себе как минимум хороший антипролежневый матрас, автоматизированное внутривенное питание, дезинфекцию и дезинсекцию от паразитов и бронедвери от хищников. Ну или хотя бы надежные обезболивающие. А то есть шанс очень-очень неприятного пробуждения с последующей медленной и мучительной агонией. Ну или в лучшем случае - с медленным и мучительным выкарабкиванием.
P.S. Коммент опять разместился не в той ветке, в которой я отвечал. Сколько во всяких бесплатных блогосервисах живу - нигде таких багов не видел, как здесь.
Катерина Мурашова
Пишет Ольга

Здравствуйте, Екатерина Вадимовна. По публикации " Вопрос доверия" - знаете, мне всегда так же казалось - не то, что у меня особенные самостоятельные дети (сами по кружкам, сами учатся, могут ужин сообразить, кухню по-очереди прибирают), а просто большинство моих подруг своим детям не доверяет. Я задумалась - почему? И, знаете, у меня есть версия. Мои подруги с детьми - мы познакомились именно на почве детей в интернете. Ну, обычные ресурсы молодых мам, где мы обменивались опытом. И, оглядываясь назад, я вспоминаю, что по всему ресурсу шло красной нитью - старый опыт уже не актуален, сейчас все новое - бодики вместо пеленок, кормление по требованию вместо кормления по режиму, совместный сон вместо раздельного... Каждая статья явно или завуалированно критиковала опыт наших родителей, да и негде было его получать, семьи сейчас нуклеарные, к старшему поколению максимум в гости ходят...

 
Потом дети доросли до того возраста, которое я помнила по своему детству сама. И дальше я основывалась на своем опыте: раз я в пять лет чистила картошку без особого негатива, то и мои дети смогут. Раз я училась сама, то и мои на это способны. Раз я выросла без мобильного телефона - то и моим детям не обязателен ежесекундный контроль. Плюс детей у меня трое, делать все за всех просто некогда, вот я, опираясь на свои воспоминания, делегировала им максимум самообслуживание и ряд семейных дел. Я уже меньше общалась с подругами по детским темам - не младенчики, чай, дети уже. Но все-таки со временем стала очевидна разница, я стала понимать, что у меня дети необычные по современным меркам. Мы общались на эту тему - я говорила, девчонки, вспомните, мы же сами бегали в магазин будучи детсадовцами, еще корочку у хлеба общипывали.... И девчонки вспоминали - ой, и правда, хлебная корочка! Я говорила - мы завязывали шнурки, потому что липучки были у единиц - и все вдруг вспоминали - ой, точно, как мы завидовали мальчику/девочке с липучками... 
 
И мне кажется, я поняла - я просто очень хорошо помню свое детство - очень рано, чуть ли не с двух лет, подробно и эмоционально - не только что делала, но и что при этом чувствовала. А многие еле вспоминают даже младшую школу. Нет у них ориентира в прошлом! А пока дети были маленькие, интернет и коллективное бессознательное сформировало в них убеждение что "все, что делали наши родители - устарело, полагаться надо только на себя". Вот и берутся сами за все - не доверяют детям, потому что не доверяют своим родителям, их опыту. А свой опыт и свои эмоции по этому поводу не помнят почти.
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Катерина Мурашова
Современным детям часто кажется, что родители совсем о них не думают. Современные же родители, в свою очередь, обвиняют детей в чрезмерной эгоистичности. Кто здесь прав? Давайте обсудим
Катерина Мурашова
Формат этого материала не совсем обычен: здесь собраны все «за» и «против» на тему эгоистичности детей и безразличия родителей к их проблемам, поднятые автором в недавней статье
Катерина Мурашова
Когда многодетную мать обвиняют в «ненадлежащем исполнении» своих обязанностей, главное — удержаться от поспешных выводов. Все может оказаться куда сложнее