Все новости
Колонка

Право ничего не менять. Что кейс Егора Бероева говорит обо всем российском обществе

30 Июня 2021 11:05
Актер Егор Бероев сравнил ограничения в московских ресторанах для непривитых с главным ужасом ХХ века. Проблема, однако, даже не в жесте, пусть и некорректном, вызвавшем столько критики. Проблема — в непонимании того, что нам, живущим в этом странном и пугающем мире, чаще всего приходится делать выбор не между лучшим и худшим, а между худшим и еще более худшим. Это сложный выбор. Но вообще ничего не делать еще хуже

На церемонии вручения премий «ТЭФИ — Летопись победы» актер Егор Бероев произнес речь против ущемления прав невакцинированных. Автор колонки сознательно сразу выводит за скобки жест Бероева — символическую желтую звезду на его пиджаке. О неуместности сравнения главного ужаса ХХ века, Холокоста, и ограничений, вызванных эпидемией, сказано достаточно. Однако у нас, как всегда, на жест обращают больше внимания, чем на саму позицию. Актер заявил, что, по его мнению, отсутствие прививки не может быть причиной для ущемления гражданских прав и свобод. Бероев, по сути, озвучивает позицию многих. Суть ее можно сформулировать так: в такой критической ситуации, как эпидемия, никаких личных специальных усилий предпринимать не нужно. Причем сторонники этой позиции еще и настаивают на априорной «естественности», правомочности своего поведения. В рамках этого взгляда такая фундаментальная ценность как свобода, например, понимается как «свобода ничего не делать» — для того, чтобы обезопасить себя и других; «достоинство» и «свобода выбора» рассматриваются тут, опять же, как возможность ничего не менять в жизни — даже если обстоятельства таковы, что заставляют весь мир менять свои привычки. Кейс Бероева очень показателен для российского общества 2021 года: он вскрывает сразу несколько ключевых проблем, которые имеют отношение не к эстетике или этике, а, прежде всего, к нерешенному вопросу о модерне и капитализме.

Благодаря Бероеву, как ни парадоксально, мы яснее видим корень проблемы всего постсоветского общества с 1991 года: оно игнорирует главное и элементарное правило капитализма, в основе которого лежит личное усилие, действие — каждого, многих, всех, — а не пассивность или упование на судьбу. Казалось бы, это прописные истины для тех, кто вынужден был совершить «прыжок» из советского в постсоветское еще 30 лет назад: лучше делать хоть что-то, чем не делать ничего. «Никогда не сдавайся!» — такой плакатик еще лет пять назад висел почти в каждом офисе страны (потом они почему-то пропали). Самым маленьким рассказывали по такому случаю поучительную историю о лягушке, которая барахталась в молоке, пока не взбила масло. Вакцины могут оказаться ненадежными, но все равно лучше прививаться, чем не прививаться. Скучно носить маски, перчатки, мыть руки чаще, чем обычно — непонятно, опять же, помогает это или нет. Но опять-таки: лучше делать что-то, чем ничего. Именно отсутствие общественной «установки на действие» в России порождает перманентную экономическую стагнацию, а теперь еще и угрожает самой жизни. Живем уже 30 лет при капитализме, а главный его принцип — «барахтаться нужно!» — так и не усвоили. И теперь за это расплачиваемся.

Фото: Jon Tyson/Unsplash

Кстати, есть и хорошая новость. У нас долгое время консервативная позиция, по сути, «сливалась» с позицией государства. Теперь, благодаря Бероеву, у «антипрививочного консерватизма» появилось лицо — медийное, даже модное (всероссийская слава пришла к Бероеву после главной роли в фильме «Турецкий гамбит» по роману Бориса Акунина). Привычка рассматривать любое действие публичной персоны в качестве «пиара» глубоко чужда автору этой заметки: как бы мы ни относились к позиции Бероева, все же невозможно поверить в ее неискренность. И все это, как ни странно, хорошо: с убежденными людьми, какими бы ни были их убеждения, всегда лучше иметь дело, чем с безликим левиафаном (сетевым левиафаном антипрививочников, как в нашем случае). По крайней мере, с первыми можно спорить. 

Базовым для нашего общества по-прежнему является не опыт мирной жизни, а военный опыт — об этом также говорит нам выступление Бероева (оно построено на сравнении эпидемии именно с опытом войны). Хорошо, пусть так. Будем размышлять в этой логике. Наши предки, сражавшиеся с врагом, не спрашивали: «Сколько еще терпеть?» Они боролись и приближали победу, как могли. А у нас сегодня вместо «борьбы» в основном слышатся упреки уставших детей родителям: «Сколько еще терпеть?.. Сколько еще ходить в намордниках?.. Сколько можно показывать эти QR-коды на входе?..» Ответ очень простой: столько, сколько нужно для победы над общим врагом — эпидемией. Оружие в этой войне — прививки, соблюдение дистанции и так далее. Не хочешь сражаться — по крайней мере не мешай тем, кто борется, в том числе и за тебя. 

Очень точно суть проблемы выразил Лев Лещенко: «Агитировать не прививаться — это гораздо хуже, чем агитировать за прививку». Проблема, повторимся, не в жесте актера, пусть наивном или даже некорректном. Проблема — в непонимании того, что выбор нам, живущим в этом странном, абсурдном и пугающем мире, чаще всего приходится делать не между лучшим и худшим, а между плохим и еще более худшим. Это тоже, кстати, примета именно свободного общества, где каждому приходится делать собственный сложный выбор. Но хуже всего — не делать вообще ничего.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно: 

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Геворг Мирзаян
Мы уже давно живем в меркантильном мире. Мире, где не ценится образование. Мире, где вышедшие из необразованного быдла элиты (в том числе и культурные), вместо того чтобы воспитывать население, опускают его до своего уровня. Мире, где руководство крупных банков в надежде на привлечение молодежи нанимает пропагандиста наркомании или не умеющего изъясняться на нормальном русском языке тиктокера. Мире, где все опошляется, десакрализируется и приземляется в угоду быдлу. Увы, не исключением стали и смыслы. Причем такие смыслы, опошлять которые опасно для будущего страны и человечества
Борис Жуков
Китайские антропологи описали новый вид древних людей — по их мнению, более близкий к Homo sapiens, чем неандертальцы. Тем временем их израильские коллеги описали фрагменты черепа, также принадлежавшего ранее неизвестному виду людей
1 июля на платформе IVI состоится премьера мистического триллера «Пробуждение» с Евгением Мироновым в главной роли. Впервые в своей творческой биографии выдающийся артист столкнется с задачей раскрыть как минимум 16 кровавых преступлений, а заодно преодолеть тяжелейший психический шок — последствия автокатастрофы. О сложностях новой роли, грядущем юбилее Театра Наций и о своей работе в Совете по культуре при президенте РФ Евгений Миронов откровенно рассказал в интервью главному редактору проекта «Сноб» Сергею Николаевичу