Все новости
Колонка

Сказка о белых, богатых и гетеросексуальных. Почему в России так ждут продолжение «Секса в большом городе» 

19 Августа 2021 15:57
В Нью-Йорке активно идут съемки первого сезона «И вот так просто...» — продолжения «Секса в большом городе». Зачем создатели решили перезапустить сериал, который бесконечно устарел за эти 20 лет, и почему его так ждет российское общество, ценности которого не изменились с тех самых 2000-х 

Первый сезон сериала «Секс в большом городе» вышел в 1998 году и без преувеличения имел эффект взорвавшейся бомбы. Четыре подруги с Манхэттена — колумнистка Кэрри Брэдшоу, юристка Миранда Хоббс, галеристка Шарлотта Йорк и пиарщица Саманта Джонс — говорили о женском оргазме, вибраторах, размере пенисов, не стеснялись секса на одну ночь, экспериментировали в постели и, на первый взгляд, не то чтобы сильно стремились завести семью. Для конца 1990-х появление такого сериала стало настоящей революцией. Свободные независимые героини открыли новую страницу на телевидении, рассказывая миллионам зрителей, чего хотят и о чем думают женщины. 

Неудивительно, что «Секс в большом городе» смотрели люди со всего мира. Да что уж там, его до сих пор нет-нет да и пересматривают все те, на чье детство и юность пришлись первые сезоны культового сериала. 

Однако спустя 23 года, с учетом всех изменений в обществе, произошедших за это время, сериал кажется абсолютно устаревшим, а его прогрессивность сегодня выглядит вполне себе прилизанной историей в рамках все тех же традиционных ценностей.

Устаревшая сказка

По сути, вся революционность сериала сводилась к слову «секс». Свободные с виду героини оставались все теми же традиционалистками, желающими найти мужчину и свое «долго и счастливо». Да что уж там, все интересы и разговоры героинь сводились к этим поискам. О чем в одном из эпизодов эмоционально говорит своим подругам героиня Синтии Никсон (Миранда) — она меньше всего нравилась зрительницам 20 лет назад, зато сегодня по праву считается самой реалистичной и любимой героиней.

Расовое многообразие для Нью-Йорка на рубеже тысячелетий в сериале минимально. В одном из эпизодов Саманта начинает встречаться с афроамериканцем, который вводит ее в свой круг, показанный в лучших традициях банальнейших стереотипов (рэп, закрытый клуб только для «черных», дорогие побрякушки, нахальные афроамериканки, готовые подраться, и так далее).

Персонажи ЛГБТК+ сообщества представлены довольно карикатурно и гомофобно: друзья-геи героинь — Стэнфорд Блэтч и Энтони Марантино — нарочито манерны. Их сюжетным линиям уделяется минимум внимания, в основном они идут неким дополнением к жизни главных героинь. Трансгендеры и вовсе появляются в сериале только один раз — в образе оголтелых драг-квинс из секс-индустрии. 

Образ главной героини Кэрри, обожаемой тогда зрительницами со всего мира, сегодня вызывает недоумение (а иногда и искреннее негодование) своим токсичным поведением, манипуляциями, эгоизмом и инфантильностью. Все шесть сезонов она бегает за мужчиной своей мечты — эмоционально закрытым мистером Бигом, раз за разом погружая в эти бесконечные страдания подруг и окружение. Отношения в этой паре — идеальный пример, как не надо строить эти самые отношения.

Кадр из фильма «Секс в большом городе» Фото: Martamenchini/Wikimedia commons

Наконец, несмотря на показную смелость и сексуальную свободу, героини весьма ханжески относятся к каким-либо «отклонениям» от нормы. В одном из эпизодов Кэрри публично высмеивает своего любовника, который попросил ее пописать на него, в другом — она же стыдит Саманту за незакрытую дверь, застав ее за оральным сексом, наконец все трое — Шарлотта, Кэрри и Миранда — постоянно иронизируют (а иногда и весьма зло осуждают) над раскрепощенностью Саманты, которая действительно не стесняется экспериментов: меняет любовников, вступает в сексуальные отношения с женщиной, занимается сексом с братом Шарлотты (естественно, вызывая этим необоснованное негодование последней), да и вообще ведет себя вполне свободно и, как считают другие героини, «по-мужски». 

К третьему сезону сюжет сериала выстроился вокруг постоянного поиска мужчины рядом и терзаний из-за его отсутствия, серии все больше напоминали модные показы, героини обзавелись вполне себе традиционными отношениями, а темы сексуальной свободы отбивала только героиня Ким Кэтролл (Саманта), которая к концу сериала тоже получила весьма традиционный happy end, вступив в серьезные отношения с молодым актером. 

Казалось бы, точка в истории четырех подруг, ищущих любовь в Нью-Йорке, была поставлена если не в конце шестого сезона, то уж точно в 2008 году. Тогда создатели, желая еще немного заработать на успешном проекте, выпустили полнометражный фильм, в конце которого поклонники страданий Кэрри по Мужчине ее мечты дождались-таки их свадьбы. 

Однако спустя два года вышел откровенно провальный «Секс в большом городе — 2» , получивший сразу несколько номинаций и наград на премию за сомнительные заслуги в области кинематографа«Золотая малина», включая «Худший ремейк, сиквел или пародия». Картина с высосанным из пальца сюжетом о приключениях четверки в Абу-Даби, сложностях брака Кэрри уровня «мы уже два дня не выходим в свет, а заказываем еду домой и смотрим телевизор» и трудностях воспитания детей, которые, несмотря на круглосуточную помощь няни, то капризничают (вот ужас!), то портят винтажную белую юбку Valentino Шарлотты, в которой она зачем-то печет кексы дома. На экране мусолились «проблемы» богатых белых цисгендерных женщин в нарядах от-кутюр. Практически двухчасовой показ мод с унылым сюжетом, который разбавляла только линия все такой же раскрепощенной Саманты.

Здесь-то уж точно можно было остановиться. Так, в принципе, и случилось. Если бы не вмешался карантин, во время которого Сара Джессика Паркер, которую роль Кэрри Бредшоу сделала известной во всем мире, вместе с режиссером сериала Майклом Патриком Кингом решила снять продолжение истории.

Новый секс в новом Нью-Йорке 

«И вот так просто» сериал вернулся в нашу жизнь спустя 17 лет после своего завершения. Информация о запуске проекта появилась в январе, и с тех пор не проходит и недели без новостей о нем. К общему сожалению всех поклонников, в сериале не будет Ким Кэтролл. Поговаривают, что причина — в их конфликте с Сарой Джессикой Паркер, однако сама Ким Кэтролл объяснила, что эта страница ее жизни закрыта. 

На съемках сериала «И вот так просто...» Фото: HBO

Несмотря на то что оригинальный «Секс в большом городе» откровенно устарел, демонизировать перезапуск не хочется — это и правда неплохой шанс для создателей снять совершенно новый сериал о проблемах реальных женщин в современном Нью-Йорке. К примеру, в продолжении появится небинарная персона, которую сыграет актриса Сара Рамирес, заявившая о своей небинарности в 2020 году. А сюжет сосредоточится вокруг сложностей 50-летних женщин, о чем сразу же сказали представители HBO. Хороший способ борьбы с эйджизмом, который пока процветает в любой стране мира.

Думается, что в новом сериале будет представлена фемповестка и раскрыта линия ЛГБТК+ сообщества, а в съемках примут участие актеры разных национальностей. Тем более что Синтия Никсон — феминистка и открытая лесбиянка, которая много лет занимается активизмом и в 2018 году баллотировалась в мэры Нью-Йорка. Но больше всего хочется увидеть изменения в персонаже Сары Джессики Паркер, которая в мире «новой этики», доступности психотерапии и, в конце концов, наступившей зрелости должна уже выйти из этого образа капризной манипулирующей инфантильной девочки в воздушном платье, не умеющей справляться с трудностями и строить отношения.

Застывшая Россия

Репрезентация сериала в современных реалиях больше волнует американское общество и самих создателей проекта. А что до российского общества? Оно наверняка ждет выхода сериала, но его вряд ли волнует эта самая репрезентация. Как и вся эта новая этика, в которой российский человек продолжает видеть охоту на ведьм. Россиянам нет дела до расового многообразия актерского состава, позитивной гомофобии оригинального сериала, появления небинарных персонажей, мизогинного поведения героинь и их зацикленности на мужчинах. Для нашей патриархальной страны все это до сих пор норма. Потому что мы все еще где-то там — в 2000-х. А если уж совсем начистоту, то российские 2000-е по сравнению с настоящим — время небывалой свободы. Пока весь мир шагает вперед, мы словно застыли в традиционных скрепах.

В школах до сих пор нет секспросвета, и, судя по тому, как его демонизируют все вокруг: от политиков до самих родителей, такие уроки появятся очень нескоро. Российское общество все еще не умеет говорить о сексе, и по сути этим самым секспросветом среди взрослых занимаются только блогеры в Instagram и на YouTube. Небинарные люди вызывают либо раздражение из серии «опять напридумывали какие-то гендеры», либо обесценивающие усмешки: «Да это просто дань моде». С правами ЛГБТК+ сообщества в России все становится только хуже. Гомофобный закон о гей-пропаганде был принят в 2013 году (через три года после выхода «Секса в большом городе — 2»), и быть открытым гомосексуалом в нашей стране — это не просто сложно, но и очень опасно. Российское общество не видит какой-либо гомофобии в оригинальном сериале. Для него образ манерного гея с минимальной сюжетной линией — не про гомофобию, а, наоборот, про свободу. В таком очень русском стиле: «Пусть делают что хотят за закрытыми дверями, только не пропагандируют».

На съемках сериала «И вот так просто...» Фото: HBO

Наконец, образ Кэрри все еще не отталкивает большинство российских женщин. Наоборот, он весьма неплохо ложится на ценности нашего общества. Где, несмотря на огромные проблемы с правами женщин, назвать себя феминисткой — это сразу бросить вызов целой стране, надеть на себя условную алую букву и приготовиться к бесконечным сексистским фразам типа: «Я поддерживаю равноправие, но…», «Феминистки уже победили, какие права вам еще нужны». И это в лучшем случае. В худшем — получать хейт и постоянное обесценивание, не говоря уже об угрозах физической расправы, с которыми постоянно сталкиваются фемактивистки.

Не смущают российское общество и выстраданные отношения Кэрри с Мужчиной ее мечты. Потому что основа российской ментальности — упиваться страданиями. Если ты через них не проходишь, то в глубине души тебя грызет это исконно русское «не заслужил». Поколения женщин эмоционально обслуживают и тянут на себе целые семьи. Не видя в этом ущемление собственных прав и, чаще всего, делая это с гордостью. Потому что в стране непобедившего феминизма, пропагандирующей традиционные ценности на государственном уровне, очень сложно говорить о своих правах и бороться против культуры насилия, объективации, харассмента и сексизма, тем более что винтики только закручиваются. Для многих пока гораздо проще играть по правилам патриархата, оставаясь легкомысленной девочкой, которая «не хочет ничего решать, а хочет воздушное платье». К счастью, феминизм дает полное право это платье хотеть.

Больше текстов о политике, культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь 

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Саша Чернякова
На днях в России предложили предоставить женщинам отдельные вагоны в метро. Предполагается, что эта мера защитит их от домогательств. Это показывает, что отношение к теме харассмента в стране постепенно меняется, но проблема остается нерешенной, а идеи подобного разделения по признаку пола добавляют напряжения в обществе
Арина Холина
Создатели телесериалов об отношениях не успевают за трендами. То, что недавно казалось нормальным, сегодня вызывает только недоумение
В мировом здравоохранении женщины занимают 70% рабочих мест, но лишь 25% из них находятся на руководящих должностях. Почему женщин-руководителей должно быть больше, как это повлияет на развитие отрасли в целом и какие стереотипы сегодня мешают женщинам строить карьеру, рассказывает гендиректор компании «Русатом Хэлскеа» Наталья Комарова