Все новости
Колонка

Клеймо «плюс-сайз». Что не так с появлением Джилл Кортлев на обложке российского Vogue

29 Октября 2021 17:21
«Новая этика» — гласит одна из надписей, окружающих тело обнаженной модели Джилл Кортлев на обложке российского Vogue. В ноябрьском номере издание решило затронуть тему бодипозитива и поговорить об изнанке модельного бизнеса. Проблема в том, что фигура Кортлев едва ли отличается от фигуры среднестатистической женщины, и в таком контексте дискурс о «новой этике» и бодипозитиве выглядит очередным глянцевым лицемерием

Помните показательный диалог в столовой из фильма «Дьявол носит Prada» между ассистенткой «дьявола» Энди и креативным директором Найджелом о сотрудницах модного издания?  

— Девушки здесь вообще ничего не едят? 

— Да, с тех пор как второй размер стал четвертым (S), а нулевой — вторым (XS). 

— У меня шестой.

— То есть новый четырнадцатый (L).

Глянец беспощаден к «лишнему весу» в любой стране мира. И задача женщины, которая хочет стать частью индустрии, — не просто не быть толстой, а быть именно худой. Чем меньше процент жира, тем ты красивее, желаннее и востребованнее. Больше съемок, больше предложений, больше известности. Жир на этом пути — главный враг.

По крайней мере, в таких условиях жили (да что уж там, и живут) модели, актрисы, певицы. И набор веса грозит им не только потерей контрактов,  деловых предложений и забвением, но и травлей в СМИ, а с развитием интернета — еще и в соцсетях.

Фэтшейминг — бич современного общества и глянцевой индустрии, которая, впрочем, и породила чудовище недостижимого идеала на свет. 

При этом в последние годы на фоне скандалов с анорексией, многолетних разговоров о нездоровых параметрах красоты, влияния феминизма и, наконец, появления понятия «новой этики» модная индустрия начала меняться. Ну или хотя бы делать вид, что меняется. 

На подиуме появились модели с «нестандартной» внешностью, на страницах глянца заговорили о бодипозитиве, издания и европейские онлайн-магазины перестали фотошопить лица и тела моделей и актрис, и даже самый известный бельевой бренд в мире, чьей визитной карточкой много лет были «модели-ангелы» с, без преувеличения, божественными телами, отказался от старой концепции в пользу новой рекламной стратегии с участием женщин, отличающихся «достижениями, а не пропорциями». 

И вот, казалось бы, пал последний бастион. Российский Vogue, который до сих пор игнорировал тему бодипозитива, посвятил «новой этике» и «изнанке модельного бизнеса» целый номер. На обложку не без гордости поместили «бодипозитивную модель» Джил Кортлев, «доказывающую, что у красоты нет и не может быть размера». Причем фото обнаженной Джил почти не ретушировали: на бедрах видны растяжки и неровности кожи, под глазами — небольшие синяки. Не иначе как торжество здорового тела и той самой «новой этики» в глянцевом журнале. 

Так бы оно и было, если бы Vogue просто сделал фотосессию и обложку с моделью без какого-либо контекста и громких разговоров о важности изменений в мире моды. Но глянец остается глянцем. И под соусом бодипозитива нам в очередной раз напоминают, что обычное женское тело (параметры Джил — 93-78-106) — это уже не норма. И что граница «безграничной красоты» проходит между 44-м и 46-м размером, вполне стандартным для российских женщин, которые благодаря Vogue на этой неделе узнали, что они «плюс-сайз». 

Само это определение — «плюс-сайз» — откровенно устарело в современном мире и вообще довольно унизительно. Оно разделяет женщин на условно «нормальных» и «полных». Как мы видим, к последним относятся все, чей размер больше 44-го, то есть обычным женщинам с нормальными фигурами и весом подспудно в очередной раз навязывают жесткий стандарт, рождающий новые комплексы.   

Конечно, дело не только в российском Vogue, который, я уверена, старался сделать что-то революционное (а для отечественного глянца даже Джил с ее 46-м размером — это прорыв). Так живет вся мировая модная индустрия, которая остается многомиллиардным бизнесом в зоне серой морали. Да, в новых реалиях важно периодически поднимать вопросы новой этики, чтобы у читателей и потребителей не было вопросов, но на деле все остается без изменений. На подиумах и в журналах преобладают женщины классических модельных параметров, а модели больше 44-го размера служат для брендов этакими «экзотическими диковинками», которых с гордостью демонстрируют, чтобы обозначить: «Да, мы в тренде». 

В том же российском Vogue по соседству с Джил — фотографии отретушированных моделей, которые вряд ли носят даже 44-й размер. При этом сама Джил там показывает не модные вещи, что в принципе ожидается от съемки в журнале, а свое обнаженное тело в разных ракурсах. Как будто пары обнаженных фотографий не хватило. Видимо, одетая модель недостаточно раскрыла бы стремление журнала заявить о новой эре «плюс-сайз» на своих страницах. 

Джилл Кортлев на показе Jacquemus Фото: Pascal Le Segretain / Getty Images

Отношение к лишнему весу в модной индустрии хорошо демонстрирует история певицы Адель, которая за пандемию очень похудела, и теперь дифирамбы по этому поводу поют ей как поклонники по всему миру, так и глянцевые журналы. Сразу два самых влиятельных издания в мире моды — американский и британский Vogue — в этом году сделали с ней съемку и интервью и поместили на обложку. При этом в 2011 году Адель уже была на обложке British Vogue, однако тогда ее фотографии сильно отретушировали и на страницах не использовали ни один снимок, где певица представлена в полный рост. Главреда Vogue Александру Шульман тогда обвинили в фэтшейминге, в ответ она заявила, что номер с Адель показал худшие результаты по продажам за несколько лет. Через год креативный директор Chanel Карл Лагерфельд в одном из интервью назвал певицу a little too fat (немного слишком толстой), а когда она в 2013 году сбросила вес (что, естественно, активно обсуждалось в СМИ и соцсетях), Лагерфельд выпустил колонку на страницах все того же British Vogue под названием «Как мои комментарии о лишнем весе помогли Адель». 

Вес продолжает играть огромную роль в современном мире, где женщин больше 46-го размера все еще ждет негласное порицание — если, конечно, они не являются публичными лицами, которых осуждают вслух. И именно глянцу, породившему и любовно вскормившему культ худобы, нездоровых параметров тела и «героинового шика», под силу это изменить. Для начала перестаньте навешивать на нормальное женское тело клеймо «плюс-сайз». Лицемерие пока еще можно отретушировать до глянцевого блеска, но бесконечно сидеть на двух стульях не получится. Тем более в мире «новой этики», которая так упорно воспевается на страницах изданий.

Больше текстов о политике, культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Саша Чернякова
Обложка первого номера Vogue Scandinavia посвящена 18-летней экоактивистке Грете Тунберг. На страницах журнала — фотосессия на фоне природы, которую активно защищает Грета, и ее большое интервью. Однако запуск печатного журнала кажется верхом эколицемерия со стороны как скандинавских стран, так и самой Греты Тунберг
Саша Чернякова
В Нью-Йорке активно идут съемки первого сезона «И вот так просто...» — продолжения «Секса в большом городе». Зачем создатели решили перезапустить сериал, который бесконечно устарел за эти 20 лет, и почему его так ждет российское общество, ценности которого не изменились с тех самых 2000-х 
Саша Чернякова
Будь послушной девочкой — и встреча с принцем на белом коне не за горами. Терпи чудовище рядом — и однажды оно обязательно превратится в прекрасного принца. Героини большинства сказок, давно ставших классикой, — откровенно плохой пример для подражания, да и в целом произведения транслируют очень нездоровый взгляд на отношения и модель семьи