Все новости
Колонка

Культура насилия по-русски. Почему «женские» вагоны в метро не решат проблему домогательств

30 Июля 2021 15:14
На днях в России предложили предоставить женщинам отдельные вагоны в метро. Предполагается, что эта мера защитит их от домогательств. Это показывает, что отношение к теме харассмента в стране постепенно меняется, но проблема остается нерешенной, а идеи подобного разделения по признаку пола добавляют напряжения в обществе

С правами женщин в России все непросто. В стране до сих пор нет закона о домашнем насилии, жертвами которого ежегодно становятся тысячи женщин. Число изнасилований растет, при этом жертвы, которые нашли в себе силы говорить об этом, сталкиваются с унижением, грубостью и обесцениванием сначала при общении с полицейскими, а потом и через общественный виктимблейминг. «Во что была одета?», «Возвращалась поздно?», «Напилась?» — эти вопросы, помогающие оправдать насильника и переложить ответственность на жертву, хотя бы раз задают каждой пережившей насилие женщине.

В последние несколько лет, во многом благодаря движению #Metoo, поддержке и деятельности правозащитниц и активисток россиянки начали говорить о домашнем и сексуальном насилии, и патриархальное российское общество, скрипя скрепами, понемногу меняет отношение к проблеме.

С харассментом и сексуальными домогательствами дело обстоит иначе. Их факт практически невозможно доказать. И с ними зампредседателя Общественной палаты Ленинградской области Владимир Петров предлагает бороться с помощью специальных вагонов в метро.

Видимость борьбы

В своей инициативе, обращенной к министру транспорта РФ Виталию Савельеву, Петров подчеркивает, что домогательствами в общественном транспорте занимается меньшая часть мужского населения России, но столкнувшиеся с ним женщины все равно испытывают стресс и страх. Автор также ссылается на посты и комментарии в соцсетях, где женщины рассказывают о домогательствах и нарушениях личного пространства со стороны мужчин.

Тот факт, что член Общественной палаты заговорил о домогательствах в отношении женщин, — знак скорее хороший, учитывая любовь наших чиновников к традиционным ценностям. Однако вместо того, чтобы бороться с насильниками и менять их поведение и отношение к женщинам, Петров советует «обезопасить» женщин от насилия, засунув их в отдельные вагоны. Очевидно, что это никак не повлияет на решение проблемы, а главное — не изменит отношение общества к сексуальным домогательствам.

Домогательство — это нарушение границ и по сути насилие над человеком, но в обществе к нему относятся по-другому. Как сообщает «Радио Свобода»*, российской статистики по таким инцидентам нет, но, например, в прогрессивном Лондоне с сексуальными домогательствами в транспорте сталкиваются 55% женщин, а в более традиционной Боготе — 86%.

При этом жертвы домогательств не говорят о пережитом опыте, стараясь вытеснить эпизод из памяти. Если не верите, спросите у знакомых женщин. Вы удивитесь, узнав, сколько из них хотя бы раз в жизни сталкивались с приставаниями в транспорте. Лично я переживала это дважды. Первый раз в 12 лет, второй — в 22 года. Оба раза я цепенела и испытывала жгучее чувство стыда, но рассказать об этом впервые решилась только пять лет назад, когда похожей историей поделилась подруга.

Фото: Lukas Rychvalsky/Pexels
 

Сегрегация бессильна

В своем обращении Петров упоминает, что в мире уже существует практика разделения общественного транспорта на «общий» и «женский»: в странах, где это практикуется, женщины могут воспользоваться специальными вагонами и быть уверены, что не подвергнутся сексуальной атаке или нежеланным домогательствам.

Действительно, раздельные вагоны в общественном транспорте есть в Японии, Индии, Каире и ОАЭ. В двух последних это обусловлено религией, догмы которой далеки от гендерного равенства и ценностей западного мира.

Полагаться в этом вопросе на опыт Индии с ее тотальным бесправием женщин, насильственными ранними браками, изнасилованиями и фемицидом тоже странно. Как и равняться на Японию. Несмотря на прогрессивность этой страны в области технологий и экономики, в мировом рейтинге по уровню гендерного неравенства она находится на 121-м месте (Россия — на 81-м). И сексуальные домогательства в транспорте (или тикан) остаются массовой проблемой для Японии много лет. Раздельные вагоны, которые ездят в час пик, уменьшили количество случаев домогательств вдвое, но не повлияли на ситуацию в целом. В стране ежегодно арестовывают тысячи мужчин за домогательства. Школьницы носят специальные значки с напоминанием о том, что тикан уголовно наказуем. Одним из самых популярных сюжетов японской порнографии остается изнасилование, в том числе в общественном транспорте, а в некоторых публичных домах есть комнаты, оборудованные под вагоны метро. 

Примеры этих стран показывают, что раздельные вагоны не решают саму проблему, а сегрегация из подобных «благих» побуждений не работает.

Похожий опыт есть и в России: «РЖД» в некоторых поездах предлагает выбрать «женское» или «мужское» купе. Обычно для этого отводится один вагон из всего состава и право выбора есть у представителей обоих полов. Кроме того, на дальних ночных рейсах такая мера действительно имеет смысл — пассажирам спокойнее готовиться ко сну и спать в окружении людей одного с ними пола. Петров же предлагает разделить вагоны метро на «женские» и «общие», что не решит проблему домогательств, но может вызвать взаимную агрессию разнополых пассажиров и привести к конфликтам.

Новая норма

Харассмент в отношении женщин остается серьезной проблемой не только для России, но и для всего мира. Как и в случае с домашним насилием и изнасилованиями, проблема сексуальных домогательств упирается в культуру молчания и виктимблейминг.

В нашей стране пока нет института репутации, а сами домогательства часто приравниваются к проявлениям галантности и знакам внимания. Особенно это касается тех, кто видит в новой этике охоту на ведьм и отстаивает старый образ жизни: «Ну подумаешь, ущипнул за попу или сделал двусмысленный комплимент. Это проявление внимания».

Здесь показателен пример депутата Слуцкого с его знаменитым «Я руки не распускаю, ну так, если чуть-чуть». Когда в 2018 году сразу три журналистки — Фарида Рустамова, Екатерина Котрикадзе и Дарья Жук — обвинили его в непристойном поведении, на них обрушились обвинения в клевете, а сам депутат не только сохранил работу, но и получил поддержку коллег.

Фото: Ajay Murthy/ Unsplash

Однако когда два года спустя о харассменте со стороны коллег рассказали сразу несколько человек, ситуация была иной. Шеф-редактор «МБХ медиа» Сергей Простаков после предъявленных обвинений ушел в отставку. Павел Лобков, на тот момент ведущий на «Дожде», принес публичные извинения, подчеркнув, что в 2000-х было принято считать «эти приставания милой игрой». Smm-менеджер Сбербанка Руслан Гафаров уволился, а в самой компании началась внутренняя проверка. Правда, после ее завершения также обвиненного в домогательствах руководителя проектов Сергея Миненко решили не увольнять.

Все это лишь подтверждает, что бороться с проблемой сексуализированного насилия невозможно вне контекста разговора о правах женщин, построения института репутации и отмены культуры молчания.

Женщинам не нужны отдельные вагоны в метро. Им — нам — нужно, чтобы домогательства перестали быть нормой. Так что сэкономьте деньги и оставьте вагоны общими. В конце концов, если в них будут ездить мужчины, которые живут в обществе, где домогательства порицаются, а не принимаются как данность и уголовно наказуемы, а в идеале — мужчины, которые не олицетворяют себя с животными, не способными контролировать себя при виде мини-юбки, и уважают другого человека женщину и ее границы (привет, страна победившего феминизма), нам ничего не будет угрожать в метро. Даже в час пик. Даже в мини-юбках.

* СМИ признано Минюстом иноагентом.

Больше текстов о политике, культуре и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Москвичка Алиса Теплякова, которой недавно исполнилось девять, сдала ЕГЭ и получила аттестат за одиннадцатый класс. В сентябре девочка, вероятно, начнет учиться на психфаке МГУ — внутреннее испытание, как стало известно на днях, она успешно прошла, остается дождаться рейтинговых списков
Михаил Шевчук
Поступок американской гимнастки, отказавшейся от верного золота ради собственных чувств, не могут понять те, кто воспитан на военных подвигах. Спорт здесь — только проекция общественного состояния, основанного на ценности самопожертвования. Допустить, что это не главное, — очень трудно, но, оказывается, возможно