Не прячьте ваши денежки. 5 фильмов за счет зрителей

Редакционный материал

24 июля в России выходит отчаянная американская комедия «Хотел бы я быть здесь» актера и режиссера Зака Браффа. Часть бюджетных средств была собрана с помощью краудфандинга. Метод обретает все большую популярность у кинематографистов, желающих сохранить независимость — хоть от самодуров из министерств культуры, хоть от диктаторов-капиталистов. Ниже — 5 историй о тех, кто собирал или собирает народные деньги на свой проект

22 Июль 2014 10:50

Забрать себе

1. «Пошли к черту знаменитые лица»

Кто?

Зак Брафф

Независимый американский актер и режиссер, по мнению фанатов — новый Вуди Аллен, в России прежде всего известен по комедийному сериалу «Клиника». Более продвинутые зрители любят его за полнометражный дебют «Страна садов» с ним же и Натали Портман в главных ролях. После успешного дебюта Брафф не снимал кино аж с 2003 года, «Хотел бы я быть здесь» — его триумфальное возвращение в привычном жанре драматической комедии.

На что?

Фильм «Хотел бы я быть здесь», где сам Брафф играет 35-летнего актера, инфантильного отца семейства, вступающего в кризис среднего возраста с подростковым, по сути, сознанием. В главной женской роли — Кейт Хадсон.

Где?

На Kickstarter.com; Брафф запросил на съемки сумму в два миллиона долларов (столько же, сколько и предполагаемый блокбастер «28 панфиловцев»), а собрал в итоге свыше трех.

Почему именно этот ресурс?

Выбор не стоял, есть еще более камерная площадка Indie go go, но Kickstarter больше и глобальнее для нашего случая.

Как это было?

«Страну садов» я снимал традиционным путем, на большой студии, новый фильм решил попробовать сделать с привлечением краудфандинга. На то есть несколько причин. Например, финальный монтаж. В американском кино право на окончательный монтаж часто уходит людям, которые вкладываются деньгами, и очень редко это право остается за режиссером. В процессе фильмы тестируются на фокус-группах и по их итогам могут вноситься самые разные правки, порой без согласования с режиссером. Иногда такие показы полезны, но чаще всего разрушительны для фильма. Как бороться со всем этим, не очень понятно, ведь для того, чтобы получить зеленый свет от продюсеров, нужно подписать бумажки, где пункт о финальном монтаже обязательно присутствует. Краудфандинг позволяет это обойти, и финальную точку в своем кино я смогу поставить сам.  

Вторая причина, по которой я решился испробовать новую технологию финансирования — это актеры. Обычно, когда продюсеры решаются вложиться в тот или иной сценарий, у них на руках список актеров, которых они хотели бы видеть на тех или иных ролях, чтобы потом хорошо «продать» кино. Эти списки редко совпадают с видением режиссера. Кино — это, конечно, бизнес, и известные актеры могут увеличить сборы, но не всегда известные актеры нужны — в таком фильме как, например, мой, им нечего делать. Приходится идти на серьезные компромиссы, чего мне делать совсем не хотелось.

Еще один важный момент – это выбор мест для съемок. Моя история происходит в Лос-Анджелесе, но с большими продюсерами за спиной, Лос-Анджелес мне пришлось бы воспроизводить в лучшем случае где-нибудь в Джорждии и Луизиане, чтобы уменьшить издержки. Но зачем сажать пальмы там, где они не растут?

Продюсеры также любят сокращать бюджет фильма там, где они это считают необходимым. Мое видение предполагает наличие компьютерной графики, съемок в необычных местах и на необычных мероприятиях, вроде Комик-кона, и если бы мы снимали со студией, то скорее всего ничего бы этого не было в кадре.

Вообще, кино – это безумный бизнес. Миллион непредвиденных факторов всегда может все изменить. Но у нас был сценарий, которым я правда очень горжусь. К этому сценарию мы набрали лучшую, на мой взгляд, съемочную группу, состоящую только из единомышленников. И, кажется, у нас получилось. Надеюсь, результатом будут гордиться и те, кто переводил нам деньги. Без этих людей фильма бы точно не случилось.

2. «Надеяться только на себя»

Кто?

Дмитрий Васюков

Российский документалист-этнограф, которого называют русским Вернером Херцогом. Не случайно настоящий Вернер Херцог решил поучаствовать в судьбе Дмитрия и выпустил в международный прокат киноверсию его самого знаменитого на сегодня фильма «Счастливые люди: Год в тайге», рассказывающего о жизни таежных охотников.

На что?

Двухсерийный фильм, продолжающий цикл «Счастливые люди»  с местом действия на Алтае.

Где?

На «Планете»; на данный момент собрано более четырех миллионов рублей, что превышает все краудфандинг-компании на съемки документального кино, когда-либо проводившиеся в мире. Сбор средств продолжается.

Почему именно этот ресурс?

«Планета» мне представляется местом для более гуманитарных, что ли, проектов. И именно там много крупных успешных кампаний в области кино и анимации. И у нее более располагающий и дружелюбный интерфейс.

Как это было?

Я испробовал «официальные» способы получения финансирования, ничего не вышло. И тогда я задумался, а почему не попробовать самому — ведь я снимаю фильмы о людях, которые тоже надеются только на себя. И никакого «обнажения» автора перед зрителями во время такой компании по сбору денег нет, потому что речь идет не о благотворительности или «подаче милостыни», а о соучастии, вовлеченности в процесс, поддержке конкретной идеи.

Прежде чем начать проект на Planeta.ru, я создал довольно простой собственный сайт. Открыл канал на YouTube, выложил туда свои фильмы. А перед этим вычистил тот же YouTube от незаконного размещения другими пользователями моих фильмов. Почти две недели писал жалобы на нарушение авторских прав. Начались просмотры, комменты. Потом выложил на YouTube свое видеообращение. И только после всего этого открыл проект на «Планете».

Бонусы я решил предложить те, которые непосредственно связаны с темами моих фильмов, будущих и предыдущих. От всякого сувенирного ширпотреба типа кружек, термосов, кепок или маек сразу отказался. Во время ведения проекта добавлялись и новые бонусы. Такие, как кедровые шишки, музыкальные алтайские инструменты, сделанные будущим героем фильма. Весной на Алтае произошло наводнение, и я подумал, почему бы не добавить в проект акцию в помощь пострадавшим. Безусловно, все собранные деньги по этим акциям целенаправленно пойдут нуждающимся, но одновременно с этим их сумма пополняет и общий счет проекта.

Мне кажется, хорошо сработали для привлечения внимания к проекту и показы моих предыдущих фильмов. На эти показы, которые я анонсировал в основном на Facebook, помимо зрителей, приглашал и знакомых журналистов, блогеров, которые потом делились новостями со ссылкой на мой проект в различных СМИ. Очень хорошо помогли посты известных, популярных людей. Борис Акунин, например, помимо того, что написал у себя в ЖЖ о проекте, еще и предоставил несколько своих книг.

Успех, на мой взгляд, достигается трема факторами. Первое — это вопрос доверия аудитории к автору, зритель смотрел мои предыдущие работы и знает, что можно ожидать от меня, как режиссера. Второе — грамотно и четко сформулированная цель проекта, форма обращения к зрителю, важно быть по-настоящему искренним и открытым, потому что люди всегда чувствуют фальшь. Третье — поддержание неугасаемого интереса к проекту, что является совершенно отдельной и сумасшедшей работой (сам по себе, при всей важности и информативности, проект, увы, жить не будет).

3. «Следить за процессом»

Кто?

Антон Уткин

Режиссер-самоучка, тяготеющий к фанрастике, по профессии — инженер, автор нескольких короткометражек, самую свежую из которых — «3311» — можно посмотреть здесь.

На что?

На короткометражный фантастический фильм «Лето», создаваемый силами независимой компании Lateral Summer (кроме кино она занимается компьютерной графикой, постпродакшном и производством рекламы). «Лето» – их третий игровой  фильм; как утверждают ребята, кроме них надежды на фантастическое кино в России больше нет. Планируется история любви на фоне войны объединенных войск Земли против внешнего врага. В главной роли согласилась сниматься Алена Бабенко.

Где?

На «Планете»; запрашиваемая сумма — 386 тысяч рублей — включает расходы на реквизит, гонорары актерам и другим участником будущей съемочной группы. Сбор средств продолжается.

Почему именно этот ресурс?

Именно в России, судя по советам более опытных товарищей, это платформа номер один — и по размеру, и по аудитории, и по количеству успешных проектов. Мы делаем русское кино, поэтому выбора даже не стояло.

Как это было?

Краудфандинг — в хорошем, живом ключе Kickstarter и IndieGoGo — это не только поглаживание собственного эго в духе «да, да, я дал рублик, и из-за моего рублика далекие дерзкие парни запускают космический спутник» (на Kickstarter, кстати, было уже несколько успешных проектов про космические спутники), но и способ заглянуть за кулисы творческого процесса. Самое интересное — следить за тем, как люди что-то создают; со сложными проектами процесс может затянуться на годы, но ответственные краудфандеры регулярно отчитываются о том, что они делают, в закрытых от простых людей записях, доступных только бэкерам, поддержавшим проект. Вот парни сделали уже пятый прототип микросхемы. Вот девчонки нарисовали упаковку. Вот девчонки перепечатывают упаковку в третий раз из-за ошибок. Вот парни, перекрестясь, отдают в производство финальные модели форм для литья корпуса гаджета под давлением — если они хоть где-то ошиблись, то команда безвозвратно потеряет несколько десятков тысяч долларов. Вот антенна гаджета проходит сертификацию (сертификаций много, это дорого). Вот девчонки настраивают рассылку. Вот парни запекают микросхемы в специальной печи. Вот вся команда переделывает магнитный замок, потому что он не выдерживает постоянных нагрузок. А потом гаджет приезжает к тебе из Китая (все сделано в Китае), и у него зеленый кикстартеровский экранчик вместо обычного синего, который попадет в широкую продажу. Счастье. Магия.

Самое тесное общение у нас наладилось с интернациональной командой Woodenshark, в которой есть и русские — ребята придумывают и делают устройство LightPack, набор цветных светодиодов, которые через специальную коробочку перехватывают видеосигнал и делают подсветку задней части телевизора или экрана. Как и многие проекты, я их проект забэчил по наитию, и довольно быстро (а по меркам почти любого гаджетного проекта — феноменально быстро) получил симпатичное и хорошо работающее устройство. А потом началось «Лето», а в нем по сценарию у главных героев есть нейрошлем, и тут-то мы и внедрили LightPack в прототип шлема, и на тестах сняли в нем актрису, а теперь с помощью профессиональных промодизайнеров делаем финальную версию шлема для LightPack. Мы рассказали команде Woodenshark про проект, им он, судя по всему, ужасно понравился, они прислали нам второй экземпляр своей подсветки, и теперь мы держим связь.

По опыту серийного участия в чужих краудфандинговых проектах (скажем, на Kickstarter я поддержал больше полусотни самых разных дерзновений, иногда довольно заметными суммами) — думаю, что успех зависит отчасти от уровня подготовки команды, а отчасти от того, насколько команда умеет говорить со своей аудиторией на одном языке и насколько она таким образом задевает аудиторию за живое. Если есть доверие, то будет и успех. Команды, которые выглядят дельными и работящими, и говорят на простом и понятном языке, получают и внимание, и деньги публики. А те, кто пьет джюс, не вылезая из бассейна, и стреляет громкими витиеватыми лозунгами, такую поддержку получает далеко не всегда. Простые люди, готовящиеся проголосовать рублем, это самая внимательная, взыскательная и тонко чувствующая публика — более взыскательная, чем самый искушенный кинокритик.

4. «Проект должен остаться народным»

Кто?

Ким Дружинин и Андрей Шальопа

Ким — актер и режиссер, исполнитель главной роли в телесериале по произведениям Юрия Германа «Дорогой мой человек», постановщик криминального фильма «Последний день», Андрей — сценарист и режиссер фильма «Поймать ведьму», спродюсированного вместе с Дружининым и доступного для свободного скачивания в сети.  

На что?

На полнометражный военно-исторический фильм «Двадцать восемь панфиловцев» о подвиге советских солдат, защищавших Москву от вражеских танков зимой 1941-го. Обещано детальное воссоздание боя у разъезда Дубосеково. Первая ассоциация, которая возникает в связи с заголовком — «300 спартанцев» Зака Снайдера. На тот же первоисточник намекают и тизеры будущего фильма.

Где?

На сайте 28panfilovcev.com. Фильм собрал уже более двадцати миллионов рублей, что даже по мировым меркам сумма космическая. Осталось собрать две трети заявленного бюджета — на съемки и постпродакшн.

Почему именно этот ресурс?

Андрей Шальпоа: Мы начали сбор на платформе Boomstarter.ru, но сбор на такие проекты, как наш, не имеет смысла делать на такой площадке. Во-первых, это неудобно чисто технически, а во-вторых, очень дорого. Потери в 10% при наших суммах — это просто безумие. Да и, честно говоря, никакой особой рекламы от них мы не заметили. Это касается всех площадок. А создать свою площадку при нынешних технологиях — пара пустяков. К тому же нам помогают «Деньги онлайн» — вот это действительно прекрасный партнер. Все взаимодействие с платежными системами они берут на себя и с нас не берут комиссии. Это их вклад в народное дело.

Как это было?

Деньги я искал как умел. Писал письма всем, кому только мог придумать. В киноиндустрии, в Минкульте, в бизнесах и пр. Не нашел. В краудфандинг я не верил. Придумал это мой друг Миша Федоров. Он же все и организовал. У нашего успеха есть, на мой взгляд, две причины. Первая — кино о войне у нас снимают плохое, а потребность в хорошем кино о войне огромная. Да и тема очень резонансная оказалась. А вторая причина заключается в том, что нам помог и продолжает помогать Дмитрий Пучков. И несмотря на то, что сейчас о нас пишут десятки, если не сотни СМИ, больше всего донаций приходит по прежнему с oper.ru.

Самое большое пожертвование сделал житель Северодвинска Андрей Фокин. Он перевел в фонд нашего проекта в общей сложности 1 100 000 рублей. Чем он занимается, я не знаю. Мы очень мало знакомы. Он перевел нам 100 000 рублей в период первого сбора. А затем, после выхода нашего ролика, приехал в Питер и передал мне лично миллион. Взамен ничего не просил. Даже сценарий не просил показать. Вообще ничего. Просто сказал, что верит в нас, попросил снять хорошее кино и передал деньги. Вот такой удивительный человек.

Государство нас пока не финансирует никак. Помощь только информационная. РВИО вышло на нас еще в июле 2013-го. Но непонятно, как нам давать деньги. И нам непонятно было, как их брать. Кино-то стало народным. Люди же не просто так решились деньги собирать. Нынешняя система пока не смогла хороший, по-настоящему патриотический фильм сделать. Вот люди и хотят систему эту обойти. Не верят ни бизнесу, ни государству. Так что и нам, и государству в этих обстоятельствах не очень просто. Помощь нам нужна, но проект должен остаться народным. Пока заявленный бюджет 60 000 000. Но уже понятно, что мы в него вряд ли пролезем. Впрочем, заявлять новую сумму мы пока не собираемся.

В плане отчетности за потраченных деньги — мы же все время показываем, что мы делаем. Начали с тизера. Нам собрали 3 000 000 за месяц. Затем я остановил сбор и пообещал на собранные деньги снять кусочек фильма и предъявить его людям. Так мы и сделали. 25 ноября 2013-го этот кусок был выложен в сеть. Одновременно мы открыли сбор на нашем сайте. Первый миллион нам тогда собрали за несколько часов. К марту у нас было еще 8 000 000. Мы отсняли блок. Потратили все деньги и даже немного залезли в долги. 9 мая мы снова выложили небольшой ролик, который рассказывает о том, что мы снимали этой зимой и весной. Еще мы делали репортажи с площадки. Мы все время рассказываем о том, что происходит. Вот и весь секрет.

Если все пойдет, как мы задумали — фильм будет готов в ноябре 2015 года.

5. «Не надо ждать»

Кто?

Владимир Козлов

Писатель — лауреат премии «СНОБ — Сделано в России» в номинации «Литература» за роман 2013 года «Война», режиссер фильма «Десятка».

На что?

На съемки документального фильма о сибирском роке «Следы на снегу», черновая версия которого была показана на фестивале «Движение» в Омске.

Где?

На платформе Boomstarter.ru. Сбор средств завершен.

Почему именно этот ресурс?

Я не увидел принципиальной разницы между платформами, и все разговоры о том, что та или другая лучше, мне кажутся субъективными. Все зависит от проекта и от собственной активности. Если ты внятно изложишь идею и объяснишь, чем проект интересен и зачем вкладывать в него деньги, плюс создашь вокруг него информационную волну — будут шансы на любой платформе. Другое дело, что сейчас начался настоящий бум краудфандинга, проектов огромное множество, и выделиться на общем фоне все сложнее.

Как это было?

Мне в принципе нравятся любые идеи независимого, «внеиндустриального» финансирования проектов. И мой первый фильм, «Десятка», был снят вне индустрии и за минимальные собственные средства. Но когда мы начинали, про краудфандинг еще не знали, а то обязательно бы попробовали им воспользоваться. Ведь это же очень круто — не зависеть ни от каких продюсеров и финансистов, а получать деньги прямо от потенциальных зрителей фильма.

Снимая «Десятку», полагались на себя и деньги нигде не искали. А до этого у меня был еще сценарий, который я рассылал по разным кинокомпаниям. Некоторые говорили, что им нравится, но вот своих денег у них нет, поэтому они договорятся с телеканалом или получат госфинансирование, и тогда все будет круто. Но, увы, этого не происходило. А ждать еще неизвестно сколько не хотелось.

Сейчас я заканчиваю документальный фильм «Следы на снегу» о сибирском панк-роке 1980-х — он был профинансирован исключительно за счет краудфандинга, как основная, так и англоязычная версии. Краудфандинговые кампании были успешными потому что, во-первых, я запрашивал довольно небольшие суммы — минимально необходимые для работы над фильмом. Во-вторых, проект поддерживали, распространяя информацию, например, фестиваль Offside и Beat Film Festival в России и журнал Maximumrocknroll в США.

Не выстрелил только самый первый проект, еще до «Следов» — мы пытались собрать на «Планете» деньги на выпуск «Десятки» на DVD. Сама идея была неудачной. И DVD  уже устаревший формат, который мало кому интересен, и, кроме того, как проект это не очень интересно: фильм ведь уже есть, а диск — лишь один из форматов его распространения.

Скоро я собираюсь запустить новую кампанию. Это экранизация моей новой повести «Кожа», которая должна выйти в конце лета. Несколько нетипичная для меня история — о любви. Фильм будет микробюджетный, и запрашивать буду довольно небольшие — для полного метра — деньги. Надеюсь, поэтому и сработает, а еще потому, что у меня уже есть какая-то «история» и с краудфандингом, и с минимальными бюджетами. То есть, шансы, что фильм будет снят, велики.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться