Все новости

Новости

,

Лев Пономарев прокомментировал «Снобу» требование Минюста ликвидировать движение «За права человека»

Накануне стало известно, что Минюст потребовал ликвидировать правозащитное движение «За права человека». Корреспондент «Сноба» поговорил с главой организации — 78-летним Львом Пономаревым

15 Октябрь 2019 20:45

Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

— С чем связано требование министерства?

— Это было ожидаемо и понятно. Год назад на движение и меня лично началась охота, вызванная нашими действиями и конкретными кампаниями. Все началось тогда, когда мы выступили в защиту так называемой террористической группировки «Сеть»: привлекли к ее делу общественное внимание, провели пресс-конференцию.

Потом появилось «Новое величие». Мы добились того, чтобы процесс по этому делу был открытым. Почти всех фигурантов пытали, я обращал на это внимание и Москальковой (Татьяны Москальковой, уполномоченного по правам человека в России — прим. «Сноб»), и Федотова (Михаила Федотова, председателя Совета по правам человека при президенте России — прим. «Сноб»). Благодаря их участию пытки и запугивания прекратились, но мы до сих пор не добились расследования.

Дальше был еще ряд дел: я долго занимался свидетелями Иеговы, а последнее время поднимаю большую общественную кампанию из-за признания мусульманской организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» террористической. Это, конечно, раковая опухоль на судебной системе России — когда обвиняют невинных людей. Если вы посмотрите постановления, то увидите, что там нет информации о подготовке ни одного теракта. Это совсем нелепая ситуация.

— Можете ли вы сказать, было ли у вашей организации иностранное финансирование?

— Оно было, но финансировали Комитет против пыток, а не движение «За права человека». С другой стороны, иностранные агентства, слава богу, существуют годами. Это не значит, что надо ликвидировать все организации, созданные на иностранные деньги.

— Правильно ли, что ликвидацию вашей организации связывают с последними делами?

— Да, основным оппонентом моим является ФСБ, поэтому я думаю, что связано именно с этим.

— Вы в 2018 году допускали закрытие движения, когда уже не получили президентский грант?

— В каком-то смысле да. Совсем необязательно получать президентский грант, чтобы существовать. У нас практически все более-менее заметные правозащитные организации получают финансирование за границей, без президентских грантов. Это я цеплялся за гранты, потому что мы не совсем стандартные. У меня тысяча волонтеров по всей стране. Они пытаются взаимодействовать с внешними чиновниками, и поэтому я не хотел иметь клеймо «иностранного агента».

Что важно знать:

Движение «За права человека» занимается защитой россиян, которых преследуют власти. За последние пять лет Минюст дважды вносил организацию в список «иностранных агентов»: в 2016 и 2019 годах. В первый раз движение отказалось регистрироваться в этом статусе, его оштрафовали на 300 тысяч рублей, а позднее исключили из реестра. Самого Пономарева за последние два месяца оштрафовали по закону об «иноагентах» пять раз.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Министерство юстиции России обратилось в Верховный суд с требованием ликвидировать движение «За права человека» 78-летнего Льва Пономарева, копия иска опубликована на сайте организации
Правозащитное движение «За права человека» впервые за восемь лет не получило грант президента России. Его глава Лев Пономарев предупредил об угрозе закрытия организации 
На дне открытых дверей в МГУ 13 октября участники движения «Бессрочный протест» попытались спросить у ректора Виктора Садовничего о деле аспиранта МГУ Азата Мифтахова, подозреваемого в изготовлении взрывчатки, который с февраля 2019 года находится в СИЗО. Активисты хотели привлечь внимание руководства к делу студента, но их задержали и доставили в ОВД МГУ. «Сноб» рассказывает подробности
Француженка Марилия Петит отправилась в велопоход, чтобы увидеть девственные леса планеты, и прервала его в селе Красный Яр в дальневосточной тайге. Там она вышла замуж за удэгейца, родила двух детей, пережила смерть мужа и построила дом