Один из самых влиятельных российских архитектурных критиков Григорий Ревзин родился и рос в московских пятиэтажках и до сих пор сохранил к ним привязанность. Из студента МГУ он быстро превратился в доцента и на протяжении десяти лет работал на кафедре истории русского искусства. Опубликовал первую в России монографию по русскому неоклассицизму. Выступает как обозреватель отдела культуры ИД «КоммерсантЪ», занимает пост главного редактора журнала «Проект Классика», ведет колонку в GQ. С 2000 года Ревзин успешно курирует российский павильон на Венецианской архитектурной биеннале — во многом благодаря его авторитету один из «Золотых львов» достался проекту московского архитектора Ильи Уткина. Известен как защитник исторической застройки, а вот решение о сносе Центрального дома художника в Москве поддержал, хотя и боится окончательного превращения архитектуры в шоу-бизнес, а Москвы — в Диснейленд. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

где родился

Москва

«Я родился в пятиэтажке… Родился, правда, в центре… вырос в районе Химки-Ховрино, у отца, в пятиэтажке. И я очень люблю эту среду, мне очень нравятся эти дома».

где и чему учился

Окончил исторический факультет МГУ.

где и как работал

В течение десяти лет преподавал на кафедре истории русского искусства МГУ.

«Однажды сделал для иностранных студентов… по Москве курс и в конце предложил нарисовать карту Москвы, просто, что запомнили. …И они действительно нарисовали какие-то улицы, какие-то кольца нарисовали, бульвары. Отметили здания, которые запомнили, и я потом проанализировал, что получилось. Ни один студент не заметил ни одного здания власти. Получилось, что Москва как столица нашей родины на постороннего человека производит такое впечатление, что неизвестно, где эта власть».

Писал для газеты «Сегодня» и «Независимой газеты», с 1996-го — архитектурный обозреватель, специальный корреспондент ИД «Коммерсантъ». Ведет авторскую колонку в журнале для мужчин GQ.
Был главным редактором архитектурного журнала «Проект Россия», сейчас возглавляет журнал "Проект Классика".

«…Когда я говорю о 20 качественных архитекторах, они, конечно, в русской ситуации 20 качественных, то есть в рамках глобалистической картины они далеки по известности от западных звезд. Но, тем не менее, в России они очень известны».

«Примерно лет пять назад совсем отчаялся, решил, что все, что я пишу, абсолютно в никуда, никто меня не слушает. И ровно в этот момент люди, про которых я много писал… стали получать заказы. Иногда инвесторы обращались ко мне, спрашивали: кого из архитекторов ты порекомендуешь? Я кого-то рекомендовал. С другой стороны, наверное, это произошло бы и без меня — просто люди талантливые сами пробиваются».

С 2000-го — куратор российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале

«Венецианская биеннале — самое громкое событие в русской архитектурной жизни, но и самое скандальное. Тут русская архитектура показывается среди западной, а это для нас своего рода момент истины. Грустно, что так, но так».

ученые степени и звания

Кандидат искусствоведения.

что такого сделал

Автор более 50 научных статей по теории и истории архитектуры, сборника статей «На пути в Боливию», а также «Очерков по философии архитектурной формы».

достижения

«В 2000 году, когда я был куратором, мы получили "Золотого льва". Получил Илья Уткин за фотографии. …Нам тогда дали по такому случайному стечению обстоятельств…»

впервые создал и придумал

Опубликовал первую в России монографию, посвященную русскому архитектурному неоклассицизму, — «Неоклассицизм в русской архитектуре начала XX века».

участвовал в скандалах

Поддержал идею сноса Центрального дома художника в Москве, вопреки «коллективному мнению культурной общественности».

«Одно дело — снос памятников, важных исторически и эстетически. А другое дело — снос сарая. Напомню, что когда это здание было построено, его прозвали "Сараем". …Cамо по себе здание мне не представляется достойным того, чтобы за него бороться как за культурное достояние. …Проект шел в направлении того, чтобы придумать общее задание на эту территорию, которое бы ее реанимировало. Сейчас это территория со странной функцией. В свое время Александр Кузьмин хлестко назвал ее "кладбищем без покойников"».

люблю

старую Москву, классическую архитектуру, пятиэтажки

«Я испытываю по отношению к ним такие острые чувства. Когда их сносят, я издевательски начинаю говорить: "Вот, исчезает старая Москва, нет пятиэтажек, смотрите, нет этого магазина…" Я люблю эту архитектуру, она мне нравится».

и вообще…

«У нас архитектура вообще в довольно грустной ситуации… Мы не гордимся нашей архитектурой».

«Архитектура теперь такая часть индустрии моды или скорее шоу. Просто шоу-бизнеса».

«Если это будет продолжаться, то Москва перестанет быть историческим городом. Она целиком станет Диснейлендом…»

Григорий Ревзин на «Снобе»

Показать все публикации

    С позиции силы

    По случаю памятных дат перечитывал историю войны и что потом. И вот что пришло в голову. 45-49 гг. Сталин решает с позиций…

    Путин в каждой плитке

    Возможно где-то в комментах к газете «Московская перспектива» или на просторах блогосферпропа гранитные…

    Вместо некролога

    Следует поставить диагноз. Собянинский урбанизм умер. Собянинский урбанизм – политический феномен 2010-2016 гг.,…

Новости наших партнеров