Антон Сазонов /

Кино на «Снобе»: уроки счастья в документальной комедии «Сладкая жизнь»

Спецпроект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает неигровая картина Таисии Решетниковой — о бойкой и красивой девушке Маше, знающей все о том, как зацепить богатого мужика и жить в шоколаде. Или не все?

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
+T -
Поделиться:

Таисии Решетниковой 26 лет. В 2011 году она окончила ВГИК — мастерскую Алексея Учителя, режиссерский факультет: «Изначально это был курс документального кино, но, на второй год, благодаря Алексею Ефимовичу, нас переименовали в “экспериментальный” курс, чтобы студенты могли официально защищаться не только документальными, но и игровыми работами. Также добавились уроки по актерскому мастерству. Алексей Ефимович считает, что не нужно делить режиссуру на игровую и неигровую, режиссер должен быть универсален. Я разделяю его точку зрения. На стыке жанров рождаются самые интересные картины». Таисия и после учебы сохраняет фокус и на игровое, и на документальное кино. «Сладкая жизнь» — ее прошлогодняя документальная трагикомедия, о горько-сладкой московской жизни содержанки из Украины, участник конкурса фестиваля «Артдокфест». Онлайн-премьера — у нас.

Есть такая профессия — режиссер. Если говорить про первые шаги, то я их начала делать еще в школе. Точные науки никогда не привлекали, я была типичным гуманитарием, и больше всего мне нравилось участвовать в капустниках, ставить спектакли, танцы. Я была типичной выскочкой, весь класс мучила своими постановками — помню, бегала за мальчиками, уговаривая их порепетировать. Искренне не понимала, как можно хотеть делать что-то другое. Когда оказалось, что есть такая профессия — режиссер, я очень обрадовалась.

Прекрасные агрессивные лоботрясы. Я отношусь к числу тех счастливчиков, кто поступил во ВГИК с первого раза и сразу после школы. Что я могла знать о режиссуре в 18 лет? Я думала, что это должно быть очень интересно, не будет домашних заданий и можно будет круглосуточно смотреть кино. Не учеба, а кайф. Ну, в каком-то смысле так оно и вышло. Я ни разу не пожалела ни о своем выборе профессии, ни о том, что попала именно во ВГИК, именно на курс к Алексею Учителю. А еще я очень люблю своих однокурсников. Совместные просмотры наших фильмов и их обсуждение нас закалили и сплотили. На первом курсе казалось, что это сборище агрессивных лоботрясов, а к пятому курсу оказалось, что все мы такие талантливые и прекрасные… Дружнее мы не стали, скорее, терпимее и внимательнее друг к другу.

Будет только лучше. Моей первой удачной картиной стал короткометражный документальный фильм «Прыжок». Я сняла его на первом курсе и тут же завоевала кучу призов за лучший дебют на разных фестивалях. Даже съездила на IDFA в Амстердам — один из самых крупных фестивалей в Европе. Это был год тотального успеха. Только мне было 19, и я никак не могла его оценить. Все это было внезапно. Со вторым игровым фильмом «Вспышка» я побывала на «Кинотавре». Третий док «Потерянные в Лондоне» я снимала в Лондоне, была специальная программа во ВГИКе по обмену студентами с Лондонской киношколой NFTS. Диплом «Смех в темноте» у меня был игровой. Не могу назвать его особенно удачным, но это был интересный опыт, ведь мы снимали на камеру «Эволюшн» на 35 мм. Кажется, я была одним из последних студентов, кто снимал на пленку. После ВГИКа я сняла несколько документальных фильмов на гранты Минкульта. В общем, если оглядываться назад, то было много всего интересного… но всегда может быть еще лучше.

Исповедь содержанок. Я хотела снять фильм о содержанках. Одна моя подруга была долгое время любовницей богатого мужчины, он, как водится, был старый, страшный и толстый, а она — тонкая и звонкая. Меня почему-то очень волновал вопрос: как же так выходит, что такие прекрасные девушки продают свою молодость таким вот дядям? Я подходила к этой проблеме по-дилетантски – свысока, с кучей предубеждений. Потом я встретила Машу. Мы познакомились с ней благодаря проекту «Бешенство Машки», который впоследствии сильно повлиял на судьбу героини, что и стало завязкой картины. Я увидела Машу и поняла, что это моя героиня. Маша — потрясающая женщина. Она растопила мое сердце, я полюбила ее искренне, и это очень помогло моим съемкам. Я отношусь к тем режиссерам, которые любят своих героев. Это не значит, что я вдруг полностью поменяла свою точку зрения на проблему, которая меня изначально интересовала, скорее, благодаря Маше я увидела ее под другим углом. Именно это я и попыталась передать в своем фильме. Вообще, я для себя навсегда поняла, что осуждать и оценивать кого-то со своей колокольни — это самое неблагодарное дело. Все люди разные, и это прекрасно.

И новая музыка, новая музыка, новая. Образ Маши соединился в моем воображении с образом Аниты Экберг из Dolce vita. Да и сама проблематика картины была созвучна фильму Феллини. Я монтировала под музыку Нино Рота. Конечно, в итоге весь саундтрек пришлось перезаписать, за что спасибо композитору фильма Леше Мерганову.

Мир до войны. Где только не проходили съемки! Я жила вместе с Машей около двух недель в Москве и в Одессе, на ее «исторической родине». В Одессе  мы были, когда еще никакой войны даже вообразить было невозможно. В общей сложности съемки длились год.

Не имея ста рублей. Главная сложность — безденежье. Маша просто жила в объективе моей камеры своей обычной жизнью. А я жила на деньги, отложенные с предыдущих проектов. Съемки фильма затягивались, но я понимала, что остановиться и бросить эту картину уже не могу. Она стала мне дорога. В питчинге 2012 года на «Артдокфесте» я получила специальное упоминание жюри — это дало мне сил и мотивации продолжать снимать. Никакого финансирования у картины не было. Сначала мне помогала мой любимый оператор Саша Иванова, потом у Саши начались другие проекты, и я просто брала у нее камеру (спасибо!) и продолжала снимать с упертостью барана (я ж Овен по гороскопу). Когда половина материала была отснята, я обратилась за помощью к Ивану Твердовскому. Он поверил в проект и помог мне не только с командировкой в Одессу, но и со всем постпродакшеном. За что я ему очень благодарна. Три года подряд мы с его студией «Точка зрения» так же подавали фильм на грант Минкульта, но так его и не получили. Подозреваю, что всему виной неоднозначная проблематика фильма.

Искусство ждать. Два года… Вернее, два года назад я начала снимать свою игровую короткометражку «Табу». Это были мои деньги, деньги краудфандинга и тех продюсеров, которых я нашла благодаря краудфандингу. После съемок я увязла в монтаже и пока никак не могу из него выбраться. То времени нет, то сил, то что-то не складывается. Но я с оптимизмом смотрю в будущее. Я никогда не бросала ни одну из своих картин и эту не брошу. Просто когда снимаешь малобюджетки, то и проблемы соответствующие. Невозможно бросить работу и полностью посвятить себя творчеству — жить-то тогда на что? В этом смысле опыт длительных съемок «Сладкой жизни» меня очень напугал. Я больше не хочу оставаться без работы надолго. Вот и монтирую урывками. «Сладкую жизнь» я в итоге тоже снимала долго — года три, если считать вместе с постом и подготовкой английской версии. Кино — это искусство ждать.

Бланш Дюбуа возвратится. Идеи на полный метр, конечно, есть. Только рассказать пока особо нечего. Все только в голове. Я поклонница пьесы Теннеси Уильямса «Трамвай Желание», и мой полный метр как-то будет связан с этим произведением. Нахожусь в поиске сценариста для совместной работы над этой темой.

Другие фильмы проекта:

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru.

 

Новости наших партнеров