Антон Сазонов /

Кино на «Снобе»: забавы совсем молодых в школьной драме «Поступить»

Cпециальный проект, посвященный лучшим молодым фильмам, продолжает новая работа Анны Сарухановой — в 2013-м году она участвовала в проекте с картиной «Песочница для слона». «Поступить» продолжает тему последнего лета детства, предлагая юным и нежным героям серьезные испытания

 Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
Анна Саруханова
+T -
Поделиться:

Анне Сарухановой 27 лет. За время, прошедшее с дебюта Анны на «Снобе», она сняла несколько клипов, короткометражек и многосерийный проект «Дневник Луизы Ложкиной», премьера которого — 5 марта на канале «Ю». Накануне телесобытия мы показываем псевдодокументальный фильм Сарухановой «Поступить», чье рабочее название — «Экзамен малышей» — точно определяет и героев, и то, через что им суждено пройти: вчерашние школьники из хороших семей у порога взрослой жизни — эпический сюжет для небольшого рассказа. «Его показали на Doclisboa, на “Движении”, где-то в Бруклине, в Олимпии, — рассказывает режиссер. — В целом, у него странный формат, поэтому я не очень рассчитываю на фестивальную судьбу. Но для меня было важно, как его оценили мои мастера. Владимир Хотиненко, Владимир Фенченко и Павел Финн. Они увидели то, что я хотела сказать. Реакция людей в зале тоже вдохновляет сильно». Онлайн-премьера — у нас.

Речитатив. Почти год я работала режиссером-постановщиком в компании Анны Меликян и Олега Кириченко «Магнум». Снимала 20-серийный сериал «Дневник Луизы Ложкиной». 5 марта его можно увидеть на канале «Ю». Опыт важный. Продюсерская компания отличная. Команда тоже на моей волне. Односложные предложения, потому что как речитатив, вне сомнений, констатация.

Вещный мир. Из маленьких вещей – я рада, что клип The Retuses сделала, потому что хорошо совпала музыка и картинка. Без противоречий. А еще на днях будучи в Тбилиси я опубликовала на vimeo видео про дедушку, который работает расклейщиком афиш. Но он к этой работе подходит как к искусству, для него каждый стенд как полотно. И он по всему городу ездит с пачкой афиш и ведром с крахмалом. Просто зарисовка. Не документальный фильм. Но очень хотелось что-то снять для души. Сейчас для меня все, все предметы вокруг, все отношения, все люди, имеют возможность стать предметом высказывания и размышления.

Другие подростки. Говоря о «Поступить» — сразу прошу всех принимающих вещи близко к сердцу не принимать их близко к сердцу. Православных активистов, преподавателей МАРХИ, преподавателей школ, владельцев клубов, квантовых физиков и всех-всех. Это вымышленная история, не претендующая на документальность и документальная лишь по форме. Ребята играют ребят. Это публикуется в сети впервые и очень не хочется, чтобы у актеров были бы проблемы. История возникла на вписке подростков, на которой я оказалась по той причине, что она была у меня дома и была устроена моей сестрой, которая с ними училась. Они были такие непохожие на тех подростков, которые были, когда росла я. Это вам не Люблино, со своими местечковыми разборками и видеоиграми. Удивило то, с каким пиететом они говорили о поступлении, о том, что такое для них МАРХИ и вообще карьера архитекторов. Звучало все по-взрослому, но они были детьми. Которые боятся и в то же время приближают ими самими выдуманную черту. Затем пришла в голову идея и о стариках, впереди у которых тоже определенная черта, о которой они тоже говорят или вспоминают так или иначе. Но, конечно, в большей степени это о молодости.

Идеальный кастинг. Герои меня сами нашли. Ввалились в комнату, где я монтировала после полуночи. Идеальный кастинг, я бы сказала. С ними легче, чем со многими. Потому что они никогда не спрашивают: А в чем концепция? А в чем основной посыл? Говоришь, что нужно заплакать — плачут. Для них это как фотки постить в инстаграме.

Двусмысленность. Сначала придумалось английское название (у меня почти всегда название сначала на английском в голову приходит) — To get in. Нравился тут двойной контекст. Но и в слове «Поступить» тоже два смысла.

Плавильные цеха. Съемки происходили хардкорно. На съемки ни в одном пространстве не было получено ни одного разрешения. В школе, мы говорили, что снимаем фильм для выпускного. В «Солянке» – что фотографируем для W-O-S и т.д. А дальше они сами «плавили» пространство под себя.

Детский мир. Когда снимаешь о подростках, конечно, в голове много фильмов. Гас Ван Сэнт, Хармони Корин, Ларри Кларк, Германика. Но я не могу сказать, что это референсы. Мне часто в фильмах о подростках хочется увидеть других подростков. То есть пусть они сексом занимаются, ругаются матом, катаются на скейтах, но при этом про философию, про квантовую физику и про религию говорят.

Вне расписания. Самое сложное — это было уговорить супервайзера делать графику с кадрами с нефиксированным объективом. А, да, еще школьное расписание. То есть занятость актеров. Несмотря на то, что это весело, запоминающихся историй с площадки почти нет. Ну разве что — в том же клубе, когда мы сказали, что снимаем для журнала, девочку правда потом фоткать просили.

Без оператора. Вариант псевдодока возник не спонтанно. Еще за год до фильма я записывала на диктофон разные разговоры в квартире, чтобы потом написать похожие диалоги в сценарии. Но вообще я, конечно, не очень снимаю без оператора. Позвать его на эту картину не было никакой возможности, потому что иначе все ушли бы в зажим и пришлось бы тратить время на выведение их оттуда. А так все было просто и стремительно.

За бургеры. Деньги. Они вообще всех во всем ограничивают. Можно жить в своей реальности, где их нет, но в кино работает много людей, которые совсем не хотят в эту безденежную реальность вникать. Так что можно либо замкнуться в скорлупе и считать себя властелином пространства, либо снимать кино в денежной реальности. Но при этом, конечно, кино должно стать дешевле. Кстати, о бюджете. Не было у фильма бюджета. Несколько бургеров. Входные билеты в клуб. Камеры одалживала у друзей.

Близость. Мне фильм близок бесшабашностью и любовью. А еще противоречиями и неоднозначностью.

Волнение. Я сейчас пишу сценарий короткометражного фильма. Параллельно монтирую fasion-фильм для грузинских дизайнеров. Только что закончила еще одну короткометражку, но она снята не в России, не на русском языке и с не российской компанией. И это совсем другое кино, не псевдодок. Cкоро его можно будет увидеть. На данный момент у меня два сценария полного метра. Один сценарий, претерпевший многие изменения, все тот же, который хочется снять в Грузии. История разрушения и созидания. Времени, личности и пространства. Второй написан в соавторстве с другим режиссером, вместе с которым я буду его снимать, и об этом проекте тоже можно будет скоро услышать. И, может быть, еще о коротком метре. Но это совсем не так, что мы бежим, чтобы стоять на месте. Планирую написать еще один сценарий полного метра. Но мне очень нужен собеседник, соавтор, сценарист, друг. Подробнее рассказать не могу. Только то, что наверно нужно правда достаточно сильно взволноваться, чтобы увидеть реальность такой, какая она есть. Это не мои слова. Кстати, те, кто поступал в фильме, поступили.

ДРУГИЕ ФИЛЬМЫ ПРОЕКТА

Если вы хотите стать участником проекта, присылайте информацию о себе и своей работе по адресу koroche@snob.ru.