Сколько стоит вылечить СПИД

Проведя великолепную бизнес-операцию, фонд Клинтона добился того, что лечиться в Африке стало дешевле, чем в развитых странах, почти в 10 раз. В России лечение стоит примерно столько же, сколько и в США, и никто, кажется, особенно не заинтересован в снижении цены

Фото: Alamy/Photas
Фото: Alamy/Photas
+T -
Поделиться:

Сегодня, 1 декабря, международный день борьбы с ВИЧ и СПИДом. Авторы тематических блогов сайта СНОБ.ру рассмотрели эту проблему с разных сторон:

Благодаря прогрессу в области разработки лекарств от СПИДа, эта аббревиатура больше не воспринимается как смертельный приговор. Таким образом стоимость лекарств приравнивается к стоимости жизни. Консультанты из The Clinton Foundation HIV/AIDS Initiative доказали на деле, что возможно спасти очень много людей — и совсем недорого.

Как известно, после ухода из Белого дома экс-президент США Билл Клинтон бросил всего себя без остатка на решение самых животрепещущих гуманитарных проблем человечества. В том числе на борьбу с ВИЧ-инфекцией на Африканском континенте. Клинтон собрал высших менеджеров и бизнес-консультантов, которые получали шестизначные зарплаты в фирмах вроде МакКинзи, и сказал: сделайте дешевле. Они пришли к выводу, что цена препаратов для лечения ВИЧ/СПИД — это проблема организации бизнеса и что решать ее надо соответствующим образом. В результате они придумали три вещи.

Во-первых, создали огромный предсказуемый рынок. Клинтон отправился по странам региона и убедил местные правительства в необходимости разработать государственные программы по борьбе с ВИЧ/СПИД. В том числе определить, сколько у них инфицированных и больных и какая медицинская инфраструктура (больницы, лаборатории и т. п.), персонал и лекарства необходимы для их обслуживания и лечения. Предсказуемый спрос на лекарства — важный аргумент в разговоре с производителями. Однако ясно, что бесплатными эти лекарства никак не сделать — отсюда второй шаг.

На этот раз бывший американский лидер совершил турне по богатым государствам-донорам, убеждая хозяев местных высоких правительственных кабинетов в том, что дело помощи африканским взрослым и детям — очень нужное и благородное и что они (взрослые и дети) когда-нибудь потом этого не забудут. Доводы Клинтона многим показались вполне убедительными — его красноречие можно оценить, послушав лекцию, которая есть у нас на сайте. Ирландия в начале 2000-х согласилась выделить на эти цели 50 миллионов евро в течение пяти лет, которые в основном достались Мозамбику. Еще несколько десятков миллионов дала Канада.

Наконец, и это самое удивительное, консультанты фонда Клинтона и сам он лично проделали большую плодотворную работу с самими производителями препаратов, цель которой — максимально снизить издержки по их производству и в конечном итоге цену. Соответствующие переговоры были начаты с производителями оригинальных препаратов («...поскольку президент Клинтон верит в интеллектуальную собственность», как пояснил тогда один из представителей его фонда), но с производителями дженериков в итоге удалось договориться быстрее. По условиям беспрецедентных для фармацевтической отрасли соглашений, четыре компании — Ranbaxy Laboratories Ltd., Cipla Ltd. и Matrix Laboratories Ltd. из Индии и южноафриканская Aspen Pharmacare Holdings Ltd. — согласились раскрыть уполномоченным бизнес-советникам Clinton Foundation подробности используемых ими технологических и производственных процессов.

Сотрудники фонда  Клинтона перепроверили всю технологическую цепочку — начиная от выбора поставщиков сырья (самыми дешевыми оказались китайские) и заканчивая упаковкой готовых лекарств — и всюду искали, на чем сэкономить. Результат оказался вполне впечатляющим: стоимость стандартной терапии на основе трех препаратов удалось снизить примерно на треть — до 0,38 доллара в сутки против 0,55 доллара за то же лечение с помощью дженериков. Так, еще сравнительно недавно комбинация из трех препаратов от ВИЧ/СПИД от индийского производителя Cipla составляла порядка 800 долларов в год на одного пациента, а в 2001 году руководство фирмы было готово уменьшить стоимость до 300 долларов. Сейчас, при определенных условиях, тот же курс стоит 140 долларов.

При этом тот же курс с помощью оригинальных лекарств в развивающихся странах обходится в сумму не менее 1,54 доллара в сутки. А в США его средняя стоимость составляет порядка тысячи долларов в месяц, или 12 тысяч в год — в десять раз больше, чем в Африке. 

Как ни печально, но аналогичный курс обходится российским больным примерно в ту же сумму, что и американским: рыночная стоимость необходимого месячного курса терапии в России составляет все те же 800-1000 долларов.

Таким образом, годовой курс лечения стоит около 10 тысяч долларов, и это без учета стоимости необходимых обследований. Приняв во внимание, что бюджет российской программы по борьбе с ВИЧ/СПИД составляет всего лишь порядка 185 миллионов рублей в год, из которых на лекарства предназначено около 100 миллионов, очевидно, что бюджетных средств хватает на лечение лишь около 300 человек. Остальные вынуждены платить за лекарства самостоятельно или вовсе отказываться от лечения.

Вопрос, почему ВИЧ-положительные россияне до сих пор не имеют возможности лечиться по «африканским» ценам, в нашей стране, надо полагать, риторический. Во всяком случае, насколько известно автору этих строк, Билл Клинтон не обращался к российским властям с предложениями присоединиться к программе для беднейших. По-видимому, чтобы не обижать сравнением великую страну, которая так до сих пор и не удосужилась наладить производство множества жизненно важных лекарств (хотя бы дженериков) на своей территории и для которой жизнь и здоровье собственных граждан по факту пока не вошли в число главных приоритетов.

 

Владимир Волков