Колонка

Жизнь через замочную скважину

25 Ноябрь 2017 16:48

Обширный «дивный новый мир» поступает сегодня к детям и подросткам не через большой экран, а через маленькую коробочку — экран телефона. Чем это опасно?

Забрать себе

Сначала я думала, что оно мне мерещится. Потому что сама я пишу этот текст на большом стационарном компьютере с большим монитором, а в дороге и на работе пользуюсь айпадом. Мой кнопочный телефон, похожий на пудреницу (раньше он принадлежал снобчанке Лене де Винне, а года два или три назад она  его подарила мне), умеет только звонить. Если мерещится, надо сформулировать рабочую гипотезу и исследовать реальный мир — так меня учили в университете. Поэтому прежде, чем писать этот текст, я отловила вокруг себя 217 детей и подростков от 9 до 16 лет (мне это несложно, я же работаю в детской поликлинике), регулярно пользующихся всякими электронными устройствами и интернетом, и провела небольшой опрос.

Рабочая гипотеза была такова: сегодня дети и подростки в основном пользуются уже не большими стационарными компьютерами и даже не ноутбуками и планшетами, а маленькими гаджетами типа телефонов и коммуникаторов.

Что меня насторожило, кроме моих собственных повседневных и, надо сказать, весьма поверхностных наблюдений? Изменение формулировок родительских жалоб у людей, приходящих ко мне на прием и задающих вопросы на лекциях. Раньше (еще четыре-пять лет назад) они говорили так: «Для него только компьютер и важен», «она, как из школы придет, так сразу и уткнется в компьютер, и не оттащишь ее оттуда», «вместо того чтобы погулять или книжку почитать, ему бы только в своем компьютере играть», «выключишь компьютер — так он прямо как бешеный делается», «друзья к нему приходят — так они и не общаются вовсе, а сидят у экрана и вместе играют».

Как формулируется типичная родительская жалоба сегодня? А вот так: «Ему главное — это его телефон», «он с этим своим айфоном прямо спать готов», «только отвернешься, а она вместо того, чтобы уроки делать, уже в кнопочки тыкает», «если у нее ее телефон отобрать, ей прямо вот очевидно — совершенно делать нечего, как будто ее мир кончился», «подружка пришла, я к ним заглянула, а они сидят рядом и каждая — в своем телефоне».

Большой советский телевизор (типа «Горизонта») в общем-то по своим размерам действительно был сравним с небольшим окном

Мне это не понравилось. Почему? А потому что, с моей точки зрения, размер имеет значение. Я росла в эпоху, когда в жизнь обычной советской семьи бурно входили телевизоры. Сначала черно-белые, а потом и цветные. Тогдашние СМИ называли телевизор «окном в мир». Для просмотра вечернего фильма перед телевизором обычно собиралась вся семья. Каналов было всего три, и фактически в 21.30 после программы «Время» («В трудных погодных условиях продолжается сев зерновых в Ставропольском крае…»), с поправкой на часовой пояс, вся огромная страна смотрела одно и то же.

Кстати, детей тогда было принято от телевизора отгонять. Считалось, что много его смотреть — вредно. А может, так оно и было, ибо тогдашние телевизоры излучали весьма и весьма. Говорят, именно тогда (когда телевизор появился практически в каждой комнате и на кухне) из ленинградских-питерских домов практически исчезли клопы и тараканы (якобы не переносили излучения). Лет пятнадцать их не было. Теперь, говорят, возвращаются…

Большой советский телевизор (типа «Горизонта») в общем-то по своим размерам действительно был сравним с небольшим окном. Через это окно можно было посмотреть на жирафов в Африке в программе «В мире животных», на приключения Штирлица и (кому интересно) на теплую встречу «дорогого Леонида Ильича Брежнева» с лидерами зарубежных держав.

Первые компьютеры со своими кубическими мониторами и уж тем паче с большими и плоскими — в общем-то по пространственному воплощению повторяли телевизоры, только увидеть и услышать и даже сделать посредством их можно было несравнимо больше всего.

Вот уж настоящее окно. Окно и в реальный, давно известный мир (те же жирафы в Африке и новые лидеры всяких держав), и в новый, виртуальный — формирующийся прямо у нас на глазах. В нем пишут, снимают, публично анализируют уже не специальные актеры, писатели, журналисты, а миллионы самых обычных людей. И вполне возможно, что в этом кипении виртуальной жизни где-то на равных уже участвуют роботы и искусственный интеллект.

Я думаю, телефоны, как всеми позабытые пейджеры или миникассеты для минимагнитофонов, — что-то вроде промежуточного этапа

В отличие от большинства моих коллег и педагогов, я этого «нового, дивного мира» никогда не боялась и не поднимала на знамя лозунги типа «Оградим наших детей от тлетворного влияния…»

Наоборот, я считаю, что любые «новые миры» и их исследование и освоение всегда было уделом молодых, и это нормально.

Но вот мой опрос, о котором читатель, возможно, уже позабыл. Его результаты показали, что за последние пять лет для большинства наших детей «окно в мир» уменьшилось до размеров ладони, а время ежедневного глядения в эту «замочную скважину», наоборот, возросло! Только 43 человека из опрошенных мною проводят за стационарным компьютером (ноутбуком) время, сравнимое с их же пользованием телефоном (коммуникатором). Остальные ответили однозначно: конечно — телефон!

Понимаете, о чем я? Этот обширный и невероятно важный для них «дивный новый мир» в основном  поступает к ним сегодня не через большой экран (окно), а через маленькую коробочку. Там такие маленькие-премаленькие люди и маленькие-премаленькие буковки. Замочная скважина. И они в нее часами, прищурившись и согнувшись, заглядывают и делают какие-то свои выводы. В замочную же скважину они что-то шепчут, кричат, «просовывают макаронины» своего творчества и свои интересов… Маленький мир.

Не знаю как вам, а мне это не нравится.

Вы спросите: так а к чему, собственно, автор призывает? Отобрать телефоны? Вернуть детей к стационарным компьютерам и заставить их играть там? Обязать их носить с собой ноутбук?

Увы, автор не специалист по части призывов. Я просто обращаю ваше внимание, товарищи взрослые.

Мне-то самой кажется, что маленькие коробочки уже почти изжили себя — теперь, после своего мини-исследования я окончательно убедилась, что что-то с ними явно не так. Я думаю, они, как ныне всеми позабытые пейджеры или миникассеты для минимагнитофонов, — что-то вроде промежуточного этапа. И уже совсем скоро у нас где-нибудь за ухом будет такая переключательная кнопка. Нажал — перед глазами реальный мир, еще раз нажал (или, допустим, зубами особым образом щелкнул) — и вот тебе полное поле зрения — экран, виртуальный мир — плавай в нем, работай, наслаждайся. Как у Терминатора, помните?

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме

Читайте также

«Когда вы сидите в "Фейсбуке", нет смысла врать ребенку, что читаете Тургенева»
Когда опробованы все средства избавления от вредной привычки, остается последний и, как выясняется, самый действенный метод

Новости партнеров

Как долго мы можем продержаться наедине друг с другом. Продолжение эксперимента
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться