Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Как говорить с детьми о войне

Мы сами не замечаем этого, но намеки на войну и образы оружия окружают нас повсюду. Сложно оградить детей от интереса к пистолетам, особенно если у вас мальчик. Но как сделать так, чтобы ребенок понимал опасность оружия и ужас войны?

27 Май 2019 11:55

Иллюстрация: Рита Морозова

В прошлом и позапрошлом году, я точно помню, у меня на приеме было по одной семье, которые самой ранней весной, в числе прочих, задавали этот вопрос. А в этом году таких семей было целых пять. Стало быть, почему-то стало актуально. Значит, давайте попробуем об этом поговорить.

Тема непростая, и я специально выждала некоторое время, чтобы не писать строго «по случаю». Впрочем, я и вообще не люблю писать «на злобу дня», что-то мне в этом неправильное видится.

Вот как сформулировала свой запрос самая «говорящая» из пяти семей. У них трое детей, все мальчики — 13, 7 и 4 года.

— Как говорить с детьми о войне? Сейчас вот будет День Победы, везде флаги, праздники, парады и всякое такое. Старший у нас уже ничего не спрашивает, у него какое-то свое мнение обо всем этом уже сформировалось — из интернета или еще откуда-то, но нам кажется, что оно какое-то… «обиженное», что ли. Он у нас каким-то образом получился патриот, и вот ему почему-то кажется, что теперь заслуги СССР в победе над Гитлером преуменьшают. Мы спрашиваем: кто конкретно преуменьшает-то? Он ответить не может, но губу выпячивает. А средний просит купить ему пилотку со звездой (у нас в универсаме продается) и пистолет «как настоящий». И орет по случаю: пах-пах-пах, всех убью! Ну и младший, конечно, еще вообще ничего не понимая, за средним тянется.

У нас три парня, мы родители, мы понимаем свою ответственность и то, что надо нам как-то свою позицию сформулировать. Но как, какую? Тут у нас выходят сплошные непонятки и разногласия.

Жену, понимаете, воспитывала одна мать, а оба прадеда на фронте погибли (у нас в семье их фотографии есть и медали), братья и сестры жениной бабушки в блокаду умерли, и позиция тут была однозначная, без всяких вариантов: война и все военное и военизированное — это совершенное, абсолютное зло, и думать тут нечего, и обсуждать нечего тоже. Пистолетов и прочего оружия мальчикам не покупать. Миру мир!

Но понятно, что девочка и не просила купить ей пистолет, и в войну с братьями не играла. Да и не было у нее братьев.

А меня с братом воспитывал отец, и он нам всегда говорил: быть готовым и уметь сражаться (в том числе и с оружием в руках) и умереть за то, что ты считаешь правым — это неотъемлемая часть и обязанность мужчины, и без этой готовности он и мужчиной-то считаться не может.

Дальше смотрите. Все эти компьютерные игры теперь. Можно что угодно о них говорить, но в них же сейчас весь мир играет — этого не отнять и не отменить. И большинство из этих игр — как раз сражения за то или за это. И оружие — обязательно.

А сериалы эти все и фильмы? Я уж не говорю про «Игру престолов». Вот старший у нас любит «Последнее королевство» — это мощный, качественный исторический сериал про Англию и викингов. Но там же везде сплошное «я дерусь, потому что дерусь», как у Портоса, и люди за просто так, за чьи-то амбиции пачками калечатся и гибнут. И все герои видят в этом какой-то смысл, мужественность, даже радость и вдохновение. И ты, когда смотришь (фильмы-то хорошие!), невольно им сопереживаешь, разделяешь их чувства и стремления.

И вот мы с женой понимаем, что у нас должно быть по всем этим военным поводам единое мнение, которое мы и должны нашим детям транслировать. Но мы сами не понимаем, какое оно. И есть ли тут вообще что-то правильное и однозначное? Вот, пришли к вам спросить.

Вторая семья.

— Я твердо уверена, что война — это бесчеловечное зло и ее вообще в мире быть не должно. А сын — ему 14 лет — меня спрашивает: а если на тебя или на твою семью, на твою страну напали, вот как Гитлер на СССР напал? Тогда что? Стоять и смотреть? Ждать, пока тебя и всех твоих убьют?

Я думаю: и действительно — что? И говорю: тогда, конечно, защищаться, не ждать же, действительно.

Сын дальше спрашивает: а вот если тебе кажется, что где-то далеко (или близко) кто-то неправильно живет или там угнетает у себя кого-то (не тебя и не твоих) — можно на него напасть? И научить его насильно жить правильно, по-твоему? И убить какое-то их количество, зато все остальные у них потом будут правильно (на твой взгляд) жить, свободно там или богато, или просто так, как тебе нравится.

Я говорю: конечно, нет, какое тебе дело, пусть они там живут так, как им нравится или как они могут.

А он говорит: а почему же тогда во все времена и прямо сейчас все только так и поступают? Говорят: вы живете неправильно, мы принесем вам правильную веру или еще что-то правильное, и нападают? Потому что у тех нефть, а у этих сферы влияния и прочее?

Он меня провоцирует, он подросток, это понятно.

Но я-то, понимаете, действительно не знаю, что ему ответить и как объяснить. Если война есть зло и все вменяемые цивилизованные люди это давно (после двух-то мировых войн!) поняли, то почему продолжают все время воевать, развязывая все новые и новые войны и всякие конфликты, писать об этом, праздновать это, снимать фильмы и играть в военные игры? Что это за парадокс? И как я должна правильно объяснить его моему сыну?

Третья семья.

— Мы против войны. Последовательно и однозначно. Мы с толпой никуда не ходим. Ни на всякие эти парады, ни еще куда.

Память есть память. У нас у обоих в блокаду родственники умерли, а у мужа отец в Афганистане воевал, был ранен, контужен, потерял половину пальцев, так в общем-то до конца и не оправился никогда. Это мы все помним, и это только все подтверждает. Кто-то там на что-то рот разевает, а страдают всегда невинные или глупые, которые не понимают.

И детей мы также воспитываем.

Война — это зло, ее ни в коем случае нельзя романтизировать, а наоборот, надо забыть и не воспроизводить, а то, что у нас везде памятники понаставлены, по зомбоящику и везде каждый год по этому поводу истерика — так это все пропаганда и не более того. Чтобы доказать, какие мы крутые, и замаскировать все остальное.

Но вы знаете, что мы тут обнаружили? Что, несмотря на все наши усилия, на наших детей эта пропаганда действует. Они спрашивают: а почему мы не пойдем на «Бессмертный полк»? У нас же дедушка воевал и почти до Берлина дошел, нам бабушка рассказывала. Мы тоже хотим пойти. А младший зачем-то хочет одежду в стиле милитари. Нам это прямо очень неприятно, так он, лиса, с бабушкой поговорил, и она обещала ему на 9 Мая подарить. И что нам делать? Выбрасывать и идти на конфликт?

И еще мы, знаете, много ездим. Каждый год раза три выезжаем за границу, и детей, конечно, берем. Не только чтобы на пляже лежать, но и экскурсии, конечно, для развития детей, и вообще. И вот старшая у нас любит памятники (сами-то мы не очень), она их всегда фотографирует, все надписи читает (у нее английский почти свободный), даже классифицирует как-то. И вот тут летом она мужа и спрашивает: папа, везде, вот прямо везде увековечены какие-то неизвестные мне сражения и герои. Это у них тоже такая пропаганда? Значит, все и всегда сами себе доказывают, что они крутые и это нормально?

Муж прямо рот раскрыл и, как я поняла, так ничего ей толком и не ответил.

И вот мы хотим спросить: что мы должны им сказать и можно ли вообще сделать так, чтобы на наших детей все это не действовало, или даже и пытаться не стоит, потому что бесполезно? 

Четвертая семья.

— Моему сыну полтора года. Я воспитываю его одна. И вот хожу по улицам, телевизор включаю, смотрю игры компьютерные и прямо обалдеваю. Везде война, война, война. Я ему пистолеты и всякое такое не покупаю и не буду покупать, потому что не хочу. Но он недавно на бабушку палец наставил и говорит: бах! Где научился?

Скажите: когда с ними надо начинать об этом говорить? И как? У меня же мальчик, я хочу, чтобы у него была правильная позиция, а отца у нас нет, и мой папа тоже умер.

Вот такие истории. И вот такие вопросы.

Уважаемые читатели, а теперь я обращаюсь к вам: как, с вашей точки зрения, нужно говорить с детьми о войне сегодня, сейчас, в нашей стране, в конце второго десятилетия XXI века?

Игнорировать эту важную тему невозможно, ибо ею пронизана вся история не только нашей страны, но и всей нашей цивилизации. Дети растут и либо задают вопросы, либо сами приходят к каким-то выводам. А им строить мир будущего.

Роль родителей велика во всем, и в этом, разумеется, тоже.

Как и что имеет смысл, необходимо им сказать, объяснить по этому поводу до того, как они повзрослели?

Высказывайте, пожалуйста, свое мнение.

Свое мнение — то, которое я озвучила пришедшим ко мне семьям, — я дня через два-три тоже выложу в комментариях.

 

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
17 комментариев
Борис  Цейтлин

Борис Цейтлин

Не уверен, что по теме, но вот вспомнился этот текст http://russ.ru/pole/Izrail-skaya-voenschina

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Борис Цейтлинда, Борис, мне кажется, что это все же немного не о том.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте, Катерина.
Не могу оставлять комментарии в снобе, поэтому пишу сюда.
Во-первых, хочу по случаю поблагодарить за блог: уж не знаю, почему, но темы статей всегда совпадают с чем-то, что происходит в моей жизни, с моими мыслями и чувствами.
 
Теперь по теме:
Я пацифист. Я согласна полностью с теми родителями, которые считают, что война - это страшно, это смерть. И вся эта военная атрибутика (пилотки со звездами, солдатская одежда на детях) мне не кажется забавной - я вообще плохо понимаю, что родители думают, когда они так детей одевают.
Очень большая часть населения все еще называют мальчиков "будущими солдатами". Патриотическое воспитание в немалой части тоже связано со всей этой военизацией.
По телевизору, опять же, показывают, какая наша армия молодец.
 
 
В целом, конкретных мыслей, что именно с этим делать, у меня нет. Как показать детям, что нельзя романтизировать войну, если все вокруг наоборот, я не знаю. Весь мой опус, наверное, сводится только к огромной просьбе рассказать, что вы думаете по этому поводу. Как быть? Как поступить? Как воспитывать детей?

Это письмо от Анастасии

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваАнастасия, спасибо. Это очень сложная тема и я сама не знаю ответов - потому и обратилась к читателям. Не сказать чтоб многие ответили, правда?
Здесь так много лукавства лицемерия искреннего незнания и непонимания и одновременно - дикая (иногда в прямом смысле) общественно политическая ангажированность темы.
Что ж мы скажем следующему поколению о войне? Если большинство сейчас не хочет об этом ни говорить, ни даже думать?
Да наверное накормим их все той же кашей пополам с лапшой на уши...
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Мне кажется что об этом стараются как-то просто не думать. Все посмотрели Игру престолов, в которой в общем то сказано то же, что и на колонне царя Ашоки и в эпосе Махабхарата - в муках погибла чертова туча людей и все вернулось на круги своя. Так на черта же все это было?

Как говорить с детьми о войне? А вот так и говорить - вот колонна, вот Игра престолов, можно и глубже смотреть, ибо мы от наших обезьяних предков унаследовали вот такой способ самореализации, удовлетворения наших личных и общественных потребностей и амбиций. Война. Решение многих проблем, не выдуманных, реальных проблем. Территории, ресурсы, лишние молодые самцы, экономика на военном подъеме, отвлечь свое население от внутренних неувязок и тд и тп. Разумеется мы накрутили на эту горькую таблетку массу красивых блестящих оберток - мы, люди, практически со всем так поступаем. Красивая гусарская форма, воинская честь, герои и все такое.

Что под всем этим? А вот что. Погибшие побежденные и победители вперемешку сгнили в земле, а на их костях играют в свои игры новые деятели - возводят мемориалы, обещают не забыть, клянутся их именами.

История не стоит на месте. Человечество нашло другие способы решения тех же проблем. Но они требуют сил времени изворотливости решений.  И война по прежнему остается одним из самых простых и радикальных способов. Чем примитивнее особь тем привлекательнее для нее война.

Чем хорошо наше время? Нет общих идолов для всех. Даже если есть потребность какому нибудь идолу непременно поклониться, ты можешь выбирать. Война - жестокий идол с кровавой улыбкой. Я бы не хотел(а), чтобы ты, мой сын или моя дочь, ей поклонялся.

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 добрый день. 

Написал свои ответы на вопросы, озвученные в статье
 
О войне с детьми я бы говорил через эмпатию. Сказать, как важно понимать мысли других людей и уметь представлять себя на их месте.
Война -- зло, потому что она приносит другим людям боль и смерть. Говорить при этом о ней нужно, потому что она -- часть правды, она всё ещё существует, и придётся нам о ней детям рассказывать. Как рассказываем мы о рабстве и расизме, например.
Компьютерные игры, кстати, по такой же причине не зло, даже если там сражения и оружие, потому что они не приносят никому вреда, если их применять правильно. Попутно проговорить, как понять, что ты слишком много времени уделяешь компьютерной игре, и как вести себя в многопользовательской.
Защищаться, если на тебя напали, надо, но важно и проговорить, где лежит граница между защитой и местью. С такой же позиции -- эмпатии -- разбирается вопрос о том, можно ли нападать на тех, кто неправильно живёт. Да и те, кто, по мнению подростка во второй семье, нападают и развязывают новые войны -- это в первую очередь люди с нарушением эмпатии. Люди, которые забыли, что война -- это окончательная, необратимая смерть таких же людей, как они.
Романтизировать войну я тоже не хочу, но даже в моём представлении человека, который тоже не любит "с толпой ходить", тот же "Бессмертный полк" помогает вспомнить, но не романтизировать. Это в общем-то инструмент, результат зависит от того, что в семье будут говорить, собираясь на "Бессмертный полк": расскажут то, что сами помнят про прадедушку, или будут делать акцент на внешней стороне акции. Да и те же пистолеты -- инструмент; не вижу ничего плохого, если дети будут по своему желанию тренироваться стрелять из игрушечных пистолетов по банкам, только правила обращения с этим инструментом должны быть строгими: не наводить пистолет ни на кого живого, даже в шутку. Не может следовать таким правилам -- значит, не хватает нужного уровня эмпатии, чтобы владеть пистолетом.
 
Спасибо. 
Сергей
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваСергей, спасибо за Ваше взвешенное мнение. О войне через эмпатию - это очень необычно и интересно.
В этой теме трудно быть последовательным.
Если бы я была ребенком я бы обязательно спросила: но ведь пистолеты и прочее и придуманы то для того, чтобы стрелять именно по живому! А вовсе не для того чтобы по банкам! Нет ли тут противоречия какого, когда говорят: вот тебе, детеныш человека, пистолет но даже навести его на противника или на добычу ни-ни?
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый день!

Как говорить с детьми о войне? Наверное, это зависит от позиции родителей. Я расскажу о своём опыте. У нас сыну 9 лет, и он очень много знает о Великой Отечественной Войне. И не только о ней.

Началось всё года в 3, когда в конце января по телевизору в новостях говорили об очередной юбилейной дате снятия блокады Ленинграда. Сын присутствовал при этом и спросил, что это такое. Я в двух словах сказала, что были такие плохие люди – фашисты, которые хотели уничтожить нашу страну, убивали людей, разрушали города. Через год – 9 мая – мы всей семьёй смотрели Парад на Красной площади по ТВ. Надо сказать, что над нашим домом каждый год пролетают самолёты на репетицию парада и на сам Парад, мы с удовольствием за ними наблюдаем, и внутри рождается какое-то чувство гордости, что есть такая вот мощь. Примерно с 5 лет сын начал уже интересоваться подробнее – кто такие фашисты, почему они хотели захватить страну. И вот тогда я начала ему читать рассказы о войне. 

О сражениях: А.Митяев, Л. Соболев и С.АлексеевВ.Катаев«Сын полка», Н. Чуковский «Морской охотник»

О тыле и жизни в блокадном Ленинграде: В.Карасёва«Кирюшка»В.Воскобойников «Оружие для Победы»Е.Верейская «Белая шубка» Г. Черкашин «Кукла», Ю.Герман «Вот как это было», и конечно Н.Ходза «Дорога жизни».

Ему очень нравились рассказы о битвах, но для меня война – это, в первую очередь, боль, страх, смерть, разрушения. Поэтому я старалась всячески показать ребенку эмоциональную сторону войны. Во время чтения о переживаниях людей у меня всегда дрожит голос, часто читаю сквозь слёзы. Ребенок спрашивает – мама, почему ты плачешь? И тогда начинаю объяснять, что мне очень больно, жаль людей. Фильмы о войне показываю ему лет с 6 – «Жила-была девочка», «Четыре танкиста и собака», «Девочка из города», лет с 7 смотрел раз 50 «28 панфиловцев».

В 7 лет он заинтересовался технической стороной войны:любимые музеи – военные, фильмы – документальные о войне («Великая война», например). И я не против такого его увлечения – здесь уже не только война, как завоевание и уничтожение, а изучение истории, техники. И теперь он уже не только о войне в СССР знает, но можно сказать, что о Второй мировой. И мы на этом не останавливаемся: на фоне военного интереса говорим с ним о войне с Наполеоном, о великих русских полководцах Александре Невском, Дмитрии Донском, Суворове, Кутузове, и дальше – историю России. На примерах военной техники и оружия он изучает строение машин, судов, самолётов.  

Мы смотрим парад всей семьёй, возлагаем цветы на Могиле Неизвестного солдата не только 9 мая, а при поездке на дачу в Подмосковье памятники погибшим в боях за оборону Москвы стоят в каждом поселке на Волоколамке – мы их тоже посещаем. В Санкт-Петербурге ему запомнился больше всего дом на Васильевском острове, где жила Таня Савичева, и Музей блокады Ленинграда произвел на него огромное впечатление. 

Мы говорим не только о том, что наша страна победила, но и о людях, которые погибли, о детях, потерявших родителей, о концентрационных лагерях. Конечно, не у всех хватает душевных сил говорить на такие темы, и я часто плачу, говорю сквозь слёзы. Но понимаю, что нужно внушить ему мысль: война – это не радостное шествие. Планируем свозить сына в Брестскую крепость – много о ней читали, смотрели фильмов, дедушка и бабушка там были и рассказывали о ней.

Для нашей семьи Великая Отечественная война  - особая, священная тема.

 

Это мнение читательницы Алены

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте, Катерина,
 
не могу оставлять комментарии на Снобе, так что пишу сюда - к вашей статье про пацифизм/милитаризм в воспитании детей.
 
Во всех этих историях я считываю неуверенность родителей –  хочу сделать правильно, но что правильно, сам не знаю. Собственно, перед детьми это и надо признать в первую очередь. Невозможно воспитывать вразрез со своими собственными убеждениями, когда, например, я сам уверен, что не служил – не мужик, но это сейчас не в тренде, детям буду топить за пацифизм. Дети всегда легко считывают фальшь. Можно и нужно рассказывать о войне именно и только то, что мы сами о ней думаем. Если мы думаем странное, то, наверно, в таком ключе и нужно это озвучивать: я считаю так, но есть и другие точки зрения. Когда у меня нет четко сформулированной позиции, я обычно говорю, что еще не решила, что думать по этому поводу. Рассказываю какие-то личные истории, ребенок их сам осмысляет. Если никаких историй и зацепок нет, есть книги и фильмы. Смотреть и читать вместе, комментировать, спрашивать ребенка о его впечатлениях, глядишь, в таких разговорах и своя позиция сформируется. 
Когда начинать говорить – а черт его знает, когда вопросы возникнут. У меня сейчас двое подростков, не могу сказать, что я осознанно продвигала какую-то конкретную идеологию, к тому же у них помимо меня много источников информации – от бабушки в патриотическом угаре до дедушки, оправдывающего дезертировавшего брата. Плюс интернет, где есть все. И вот на этом фоне они научились неплохо фильтровать откровенную милитаристскую пропаганду. Из моего личного опыта – советские фильмы хорошо идут в младшем возрасте, когда все воспринимается достаточно однозначно: хороший vs плохой: Судьба человека, В бой идут одни старики. Сейчас, в подростковом возрасте, хорошо идут фильмы про войну во Вьетнаме – Цельнометаллическая оболочка, Доброе утро Вьетнам. 
 
Юлия
Елена Проколова

Елена Проколова

Нас еще в детском саду возили к Вечному Огню. Помню, что все искали там свои фамилии, а кому-то еще раньше их показали родители.

У меня на войне погиб двоюродный прадедушка, тогде ему было 18-20 лет. Под Сталинградом погиб отец моей бабушки. А мой прадед со стороны деда во время второй мировой сражался на русско-китайской границе.

Я думала, что внимательно изучала историю своей семьи, а сейчас поняла внезапно, что ничего не знаю. У нас дома и треугольники писем с фронта хранятся...

на этой фотографии мой прадедушка Василий

Елена Проколова

Елена Проколова

Помнить нужно, но без показухи... Попытаюсь сказать осторожнее.

Пару лет назад я видела новость в интернете: "В таком-то регионе НАКОНЕЦ-ТО все ветераны войны получили ключи от квартир". Посмотрите, как у нас все благородно-показательно... Пришло время о ветеранах позаботиться (мы помним и не забыли ваш подвиг)..

В 2016 году в родном городе на параде, посвященном победе я видела молодого паренька в военной форме и без ног, который просил милостыню. С каменным лицом, преисполненным гордости! Словно он в самом деле имеет отношение к подвигу. А может, и имеет, не знаю...

От новостей типа "группа молодых людей избила ветерана войны" у меня каждый раз шевелятся волосы на спине (они, бесспорно, тоже подвиг помнят).

Я могу бесконечно долго подбирать  слова...  А можно сказать коротко: если у меня когда-нибудь родится ребенок, я бы не хотела, чтобы он видел военно-парадную показуху. Я буду просто приучать его уважать старость, прошлое, историю. Рассказывать о том, что было, спрашивать, чего он хочет в будущем.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Елена ПроколоваЕлена, помимо всего прочего, Вашему будущему ребенку придется еще и как-то формировать отношение к тем войнам, которые идут прямо сейчас (хотелось бы верить, что он родится в мире где войн не будет совсем, и все будут играть только в компьютерных зайчиков и морковки, но почему-то с трудом в это верится, наверное слишком много читала в юности Конрада Лоренца...)
Елена Проколова

Елена Проколова

Катерина Мурашоване знаю, что тут делать, особенно с учетом обилия компьютерных игр в войнушку. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

От Анны из Люксембурга

Тема про войну тут мало для кого стоит остро, по крайней мере, я таких не знаю. Война это плохо, это обычно понятно всем в семье. Не могу себе представить какие-то семейные разногласия по этому поводу. Слишком давно это было, чтобы о чём-то спорить. Помнить об этом они,конечно, помнят, но в основном в духе «простить и забыть». Да, если в семье был ветеран, то этим гордятся. У нас на стене висят портреты обоих дедов, участвовавших в войне -и русского и английского. Я знаю семьи, где дедушки воевали не на одной стороне, но даже это не вызывает разногласий у их внуков а правнуков. У моих знакомых, англо-немецкой пары, висел портрет дедушки-нациста (без формы, слава богу). Меня это, конечно, в свое время шокировало. Но жена англичанка объяснила мне, что это прежде всего любимый дедушка её мужа, за свои нацистские выходки он отсидел в тюрьме положенный срок, и поэтому претензий к нему быть не может. По крайней мере для неё мир в семье важнее...
Каждая нация-победитель справедливо гордится своим победным участием в войне (даже французы))), именно про это им рассказывают на уроках истории. Хотя такого акцента на вторую мировую войну в изучении истории тут нет. 
Разве что у немцев, им про холокост рассказывают подробно и поэтапно. С точки зрения изменение психологии нации.. Но это отдельная тема для разговора.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваЭто все про прошлое. А вот интересно, как про сейчас. Война это плохо, но войны же и сейчас идут. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашоваот Анны из Люксембурга
Долго думала про то, как говорить с детьми о войне, которые идут Сейчас. 

Обширного анализа про Люксембуржские реалии дать не получится- как-то не поднималась нигде такая тема. Знаю, что школы про это говорят, но в основном в смысле благотворительной помощи. Когда ещё не было волны беженцев местные школьники ходили по домам, собирали наличные деньги, чтобы потом отправить пострадавшим в военных действиях. Тут это нормальная практика, особенно после каких-нибудь катаклизмов. Никакого недоверия у населения нет, почти все выдают небольшую сумму, которую при них школьники регистрируют в специальной тетрадке для пущей прозрачности. 
Когда прибыли беженцы, то все очень дружно под эгидой Красного Креста собирали и сортировали вещи. То есть по крайней мере, формально люди чувствуют свою вовлечённость. При этом все, конечно, живут с мыслью, что Тут войны быть не может. Они очень гордятся таким продолжительным мирным периодом в истории Европы (Югославия как бы не в счёт). 
Так что на общенациональном уровне война это что-то плохое и очень далёкое.

На семейном уровне, вспоминая самые первые разговоры с моими детьми о войне и их вопросы, мне кажется, это очень схоже с первыми детскими вопросами о смерти, как вы это сами объясняли. Ребёнок хочет услышать внятную позицию взрослого. Эти темы Война и Смерть закономерно перекликаются. То есть на первых порах родитель должен предельно искренне обьяснить свою позицию. Все ранние вопросы были из серии Кто виноват? и Что делать? (Если будет война). В моём случае я говорила, что реальные виновники войны редко бывают на передовой. И вообще, поскольку я пацифист моя позиция по войне довольно ясна. (Плюс, мой козырь в рукаве- я могу сказать не кривя душой, что у нас война будет вряд ли, а именно это интересовало моих детей в раннем возрасте).

Потом уже, конечно, начинаются вопросы позаковыристей, и не на все я могу дать чёткие ответы. Например из недавнего -«кто больше победил фашизм, русские или англичане с американцами?». 
Люксембург освободили американцы, об этом тут не забывают. Наш английский дедушка чудом выжил, водя морские конвои в Мурманск. Русский прадед пошёл из лагеря добровольцем в штрафбат и погиб в первый месяц. 
Наверное тут не может быть простых однозначных ответов. Я стараюсь честно и ясно выразить свою позицию, которая никак не совпадает с позицией моего мужа или, например, моих родителей. Но ведь это не такая тема, где нужно убеждать кого-то в своей правоте. Ребёнок делает свои выводы. 
Мой муж, например, считает, что несколько лет службы в армии по контракту пойдут молодому человеку на пользу. Я, прямо скажем, категорически против и позицию свою аргументированно отстаиваю. Эмоциональных споров по этому поводу пока не возникало, скорее рассказывали друг-другу про армейские «ужасы/прелести» из жизни знакомых и родственников. Удивлялись оба.  
Что выберут мои дети, сказать не могу. В конечном итоге, это их жизнь и их дело.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваАнна, большое спасибо за Ваш коммент. Это важно для меня, и думаю для других наших читателей, голос из Европы.
Я почему то именно так себе и представляла: война это плохо но это где то там у нас этого быть не может (Югославия не в счет, Украина разумеется тоже не в счет, она же не европа, мало ли что они там себе думают)
И при этом абсолютное большинство войн последних полутора веков и до сегодняшнего дня во всех уголках мира без того или иного участия Европы (в составе того или иного блока) скорее всего просто не случились бы или выглядели совершенно иначе...
Плюс все компьютерное плюс все в искусстве - кино фэнтези и тд.
Сложные чувства все это у меня вызывает и никакой увы ясности...

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Чем занять подростка, которому скоро сдавать экзамены, а он без сил и только и делает, что смотрит в телефон. Начало этого разговора было в предыдущем материале, в прошлый понедельник. Сегодня публикуем продолжение
Чем занять подростка, которому скоро сдавать экзамены, а он без сил и только и делает, что смотрит в телефон

Новости партнеров

Нелюдимый подросток-троечник не интересовал ни собственную семью, ни одноклассников, ни учителей. Все изменил один вопрос