Все новости
Редакционный материал

На чем вы стали экономить в последний год? Вопрос дня

За год в России выросло число людей, которые экономят на еде, путешествиях и гардеробе. Почти половине семей хватает денег только на еду и одежду, следует из опросов Росстата и исследовательского холдинга «Ромир». А вы стали больше экономить на чем-то в последний год? Если да, то на чем? На вопросы отвечают участники проекта «Сноб»
30 мая 2019 16:30
Фото: Clay Banks/Unsplash

Дарья Азовская, фотограф

За последний год мой доход как раз вырос. Однако так уж совпало, что все это время было сопряжено с переездом и, следовательно, с большим разбором вещей. Это привело меня к осознанию, как много ненужного я покупаю и как мало на самом деле мне необходимо для нормальной жизни. Я однозначно стала экономить — но скорее из соображений смены приоритетов (размышляя, сколько стран я могла бы повидать, не купив пару ненужных гаджетов). Также стала активнее помогать знакомым малоимущим семьям. 

Фамиль Велиев, актер, писатель, преподаватель

На еде, слава богу, не экономлю, да и на одежде вроде бы тоже — покупаю ее, как и раньше, раз в сто лет, — а вот на путешествиях начал, к сожалению, экономить. Не хватает. Раньше хватало, а теперь нет.  

Максим Саблин, юрист, кандидат социологических наук

Последние два года я путешествовал, жил в США, Индии. Да, конечно, начал экономить, хотя вопрос относительный — я просто перестал покупать лишнее. Но это был мой сознательный выбор. Я ушел с работы, чтобы осуществить давнюю мечту написать художественную книгу. И возможность так жить я вначале заработал. По приведенной статистике первый вопрос: почему половина населения страны экономит на еде, одежде и путешествиях? С молодыми ясно: отсутствие большого дохода нормально для начала карьеры, и жизнь еще покажет, в какую категорию они попадут. В бедности пенсионеров и бюджетников, пожалуй, есть вина государства. По остальным людям, думаю надо искать причины в самих себе и вырываться из порочного круга, когда код бедности переходит из поколения в поколение. Да, не каждый родитель может научить больше, чем умеет сам, да, не у всех равный доступ к образованию, да, ковровая дорожка к богатству не выложена. Ну и что? Проживать жизнь, которая тебя не устраивает, и каждый день ныть? Мечтать о богатстве, но с утра до вечера пить пиво у телевизора? В конце концов, тебе никто ничего не должен. На мой взгляд, человек сам пишет сценарий своей жизни. Можно до бесконечности винить в своих проблемах обстоятельства, начальство, правительство, мировой заговор, но воз от этого не сдвинется. Для своего счастья надо что-то сделать, что-то поменять, прожить сегодняшний день не так, как вчера. 

Сергей Мурашов, специалист по международным перевозкам

Стали ли мы на чем-то экономить последнее время?

Прошу прощения у экономистов, но, как по мне, экономить — вообще отличная идея. Если вдруг появились деньги на «Майбах», то, мне кажется, правильнее все же купить что-то попроще. Хотя, конечно, ежели душа требует…

Образ жизни у нас с женой за последние годы, несомненно, изменился: мы стали есть гораздо меньше мяса, не останавливаемся в дорогих отелях, почти не покупаем одежду и обувь, а когда в России перешли на цифровое вещание, у нас не нашлось ни одного телевизора с нужным форматом кодирования — значит, все они старше восьми, что ли, лет. Но вряд ли во всем этом повинен наш российский кризис — просто мы стали старше и, хочется надеяться, умнее, и стараемся покупать теперь только то, что нужно, а не просто то, что нравится. И эти восемь-десять лет назад мы купили такие телевизоры, которые и сейчас прекрасно работают, почти что во всем соответствуя нашим запросам. При этом денег у нас, конечно, стало гораздо меньше.

Но за показатель перемен в России я бы взял не это — мало ли у кого изменилось материальное положение. Показатель — то, сколько предпринимателей прогорело и ушло с рынка. Из моих бывших клиентов и работодателей таких оказалось большинство — тех, кто «закрылся» и либо стал наемным работником, либо пытается вписаться в другие доходы, либо вовсе уехал из страны, как один мой школьный товарищ, долгие годы торговавший радиоуправляемыми игрушками.

Как я недавно услышал по радио, самые востребованные профессии сегодня — кассир и повар. Не знаю, сколько зарабатывают в России повара, а кассир в хорошем московском сетевом супермаркете зарабатывает 35, максимум — 50 тысяч рублей в месяц, работая по 12 часов и в ночные смены. Не представляю, как выживают эти люди, как растят детей, как сводят концы с концами.

Нет, конечно, ни в одной стране мира не текут молочные реки с кисельными берегами, нигде деньги сами не валятся с неба. Но в России, как мне кажется, нищета становится уже культурной проблемой, ведь голодному прежде всего хочется наесться, а там — будь что будет, все остальное неважно.

Лиза Питеркина, писатель

Я приверженец идей гештальт-подхода, который предполагает, что важна динамика, движение к любому из двух противоположных полюсов, потому что из самого глубокого минуса можно выйти в плюс. Так получилось, что еще в прошлом году я прервала деятельность, приносившую мне основной доход, по причине ощущения творческого кризиса. Получилось, общий кризис в стране умножился на индивидуальные профессиональные сложности. 

Не могу сказать, что я начала на чем-то экономить. Экономия — это когда урезаешь траты в одной сфере, чтобы направить освободившиеся средства в другую, более значимую. А мне просто пришлось целиком поменять образ жизни и перейти во всех сферах с более высокого уровня на более низкий, переехать с пятого этажа на третий, образно говоря. И на этом новом уровне у меня сформировались новые пищевые привычки, новые повседневные ритуалы, новые формы отдыха. В гештальт-подходе это называется творческое приспособление к реальности. Психологически сначала было очень тяжело, но в целом образ жизни стал более здоровым, как ни странно. Если я не покупаю дорогие продукты и дорогую одежду, это не значит, что я экономлю, я просто временно живу в другом социальном сегменте. Сейчас — так. Как будет дальше — увидим. Это не конец жизни. Может, я просто оптимистка и во всем ищу что-то позитивное, но так я поддерживаю свой эмоциональный баланс, то есть устойчивость в имеющейся ситуации.

Александр Винничук, радиожурналист

Согласно классической теории, чем больше человек сберегает, а не тратит, тем быстрее происходит экономический рост. Потому что чем больше человек сберег, тем больше вложил в производство. Но к концу 1990-х норма сбережений в США впервые стала отрицательной. Что это значит? Средние американцы начали потреблять больше, чем зарабатывали, однако рост экономики при этом был невероятно высоким — на уровне 5 процентов в год. Классическая теория этого объяснить не может. А дело тут в том, что само потребление превратилось в производство. Только кто и что теперь стал производить?

Если раньше потребление сводилось в основном к расходам на еду, жилье, одежду, то сейчас деньги идут на компьютерный контент, приложения, оздоровительные мероприятия, спорт, книги, учебу и тому подобное. Человек как бы инвестирует в себя, потребляя в основном информационный продукт, производит большую стоимость, увеличивая свою собственную. Поэтому и общий объем богатства страны тоже растет. Человек становится подобием отдельного предприятия. И в этом отношении, чем больше таких человеко-предприятий, высококвалифицированных, образованных, здоровых, тем выше потенциал нации и страны.

Возможно, нужны новые критерии, и еда и одежда не есть больше самые главные показатели процветания отдельных семей и страны в целом. 

Подготовила Татьяна Санькова

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Сергей Мурашов

Интересно: почти все признались, что потреблять стали меньше, но связали это не столько со снижением доходов, сколько с осознанными изменениями образа жизни... 

А вот с чем поспорю:

Александр Винничук, радиожурналист:

"Согласно классической теории, чем больше человек сберегает, а не тратит, тем быстрее происходит экономический рост"...

===

Ну это уж совсем классическая теория, практически античная, по нынешним временам... А так-то - западные экономисты давно сошлись на том, что чем больше люди потребляют, тем скорее растёт экономика, и спорить с этим трудно - ведь правда же, чем больше средств приходит производителю, тем больше у него возможностей для расширения производства...

Но беда в том, что для этого самого "экономического роста" тратятся не только возобновляемые, но и невозобновляемые ресурсы, и остаются отходы, которые человек пока что не выучился эффективно перерабатывать...

В результате этот самый "экономический рост" обходится нам слишком дорого, человек наносит природе двойной удар - сначала забирая у неё силы, а потом отравляя её отбросами. Так что если сейчас человек не выучится экономии и самоограничению, завтра может оказаться слишком поздно, и природа скинет своего самозванного царя туда, откуда он пришел...

У нас в России, кстати, история вообще особая... Попробуйте провести эксперимент: оглянитесь вокруг, и сочтите, что из того, что вы видите, и чем вы пользуетесь, сделано руками россиян, желательно, не по иностранной лицензии... Признаюсь, я такого вижу не много... А это значит, что, увеличивая потребление, мы, прежде всего, поддерживаем не свою экономику, а чужие. И переменится это вряд ли - так как для большей части мелкого и среднего бизнеса в России не слишком благоприятные условия, и даже российские санкции ситуацию серьёзно не поменяли.

 

 

 

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Максим Блант
Над откровениями российского министра экономики можно было бы посмеяться, если бы он не был действующим министром
Алексей Алексенко
Иммунологи намерены потратить десятки миллионов долларов на то, чтобы выяснить подоплеку этой странной привязанности
Научно-экологические летние лагеря на иностранном языке, как правило, убивают сразу двух зайцев: и работа над проектом, и повседневное общение происходят на английском. Почему наш выбор пал именно на экологию? Не только опыт родителей, но и социологические исследования показывают, что это самый близкий путь к сердцу детей, родившихся после 2003 года, во время массового распространения интернета