Все новости

Редакционный материал

Korovka from Korenovka. Как любимое мороженое Путина, произведенное под Краснодаром, оказалось на прилавках в США

На 1280-м километре трассы М-4 «Дон» стоит гигантский вафельный стаканчик. Его высота — три-четыре метра. Только местные жители и, возможно, немногие из проезжающих мимо туристов, которые регулярно бывают в Краснодарском крае, знают, что это не арт-объект, а реклама Кореновского молочно-консервного комбината. Предприятию удалось пережить распад Советского Союза и уже в XXI веке всего за несколько лет буквально захватить российский рынок мороженого. Марина Геворкян и Никита Павлюк-Павлюченко съездили в Кореновск, чтобы узнать, почему местная продукция нравится Владимиру Путину, зачем предприятие продолжает сотрудничать с маленькими фермерскими хозяйствами и чем вкус крем-брюле, только что выпущенного с конвейера, отличается от купленного в магазине

30 Август 2019 14:10

Фото: Кирилл Пономарёв

В Кореновский молочно-консервный комбинат мы приехали в воскресенье. Уже при въезде нас встретила длинная вереница современных молоковозов, которые стояли перед воротами. Про очередь из машин мы спросили гендиректора предприятия Игоря Московцева, встречавшего нас на посту охраны:

— У комбината нет выходных. В сутки ему нужно до 550 тонн молока, чтобы произвести необходимый объем продукции. Столько на своем хозяйстве не надоить, поэтому мы сырье закупаем. Внутри, на территории, стоит 15 «танков» — больших цистерн, в которых хранится молоко. Одна емкость вмещает по 50 тонн.

— По дороге до разгрузки испортиться не успевает? — спрашиваем мы. Уже вечер, но на улице не меньше 25 градусов тепла.

— Недавно мы построили новое здание для приемки молока. В старое современные молоковозы просто не влезали, — Московцев показывает на стоящий в очереди тягач с прицепом-цистерной на 24 тысячи литров. — Основная нагрузка идет после утренней и вечерней дойки. Раньше у фермерских хозяйств не было охладительных установок, молоко приходилось очень быстро везти на предприятие. Сегодня хладоустановки есть даже у самых «мелких» фермеров. Мы забираем у них молоко в охлажденном виде. Необходимое оборудование установлено и на самих молоковозах.

Фото: Кирилл Пономарёв

Мы заходим в помещение для приемки и видим молоковоз, люк которого соединен со сложным аппаратом, состоящем из множества труб и проводов разного размера. Внутри стоит запах свежего молока, пол здесь начищен до блеска. Оборудование шумит, поэтому Московцев повышает голос:

— Здесь идет не просто откачка, но и переход права собственности на молоко от фермера к комбинату. Наша задача — проверить, чтобы на предприятие поступило столько сырья, сколько записано в накладной. Мы доверяем нашим поставщикам, но проверка лишней не бывает.

— Вы сотрудничаете только с крупными агрохолдингами?

— У нас подписаны контракты с крупными фермами Краснодарского края, у которых есть 500-1000 голов коров, они поставляют нам по 100 тонн в сутки каждый. Но есть и «малыши» — фермеры, у которых по две-три коровы. Мы помогаем им как можем: например, покупаем для них те самые охладители, а иногда и новых животных. На такие маленькие хозяйства регулярно выезжают наши технологи, ветеринары. Они следят за состоянием и коров и качеством молока.

— Зачем вам это?

— Социальная ответственность крупного бизнеса. Мы заинтересованы в доверительных отношениях с поставщиками качественного фермерского сырья. Поэтому помогаем мелким фермерам, которым не хватает государственных грантов на развитие.

Фото: Кирилл Пономарёв

В пункте приема, в небольшой комнате за стеклом перед мониторами компьютеров сидят два человека. Спрашиваем, чем они занимаются.

— Это операторы, они следят за откачкой молока и с помощью автоматики определяют в молоке процент жира и белка. От этих показателей зависит, для изготовления какого продукта будет использовано сырье. Из более жирного мы сделаем масло, а из того, в котором больше белка, — творог.

— Ваши сотрудники местные?

— Почти все они из ближайших станиц и других населенных пунктов. Есть основной костяк, плюс студенты из местного молочно-технического техникума. Это учебное заведение хотели закрыть, нам буквально пришлось его спасать. Студенты помогают весной и летом, когда из-за сезонного роста производства нужен дополнительный персонал. В «сезон» у нас на 30 процентов больше заказов. За последние лет десять из-за автоматизации производства число работников сократилось, но полностью от ручного труда мы отказываться не собираемся. Это уже вопрос сохранения рабочих мест и, опять же, социальная ответственность. На комбинате мы стараемся сохранить старые традиции, например, у нас есть доска почета с передовиками производства. Раньше лучших сотрудников мы отправляли в санаторий, а теперь просто выдаем денежный сертификат, и человек сам решает, на что тратить деньги.

— Технологии и техника, которые вы используете — российские?

— В основном. Емкости, в которых хранится молоко, делают прямо в Краснодаре. Трубы и молоковозы — тоже отечественные. Даже все необходимые для производства компьютерные программы написали программисты из России. 

Фото: Кирилл Пономарёв

Исторически главным продуктом Кореновского комбината было сгущенное молоко, от его производства здесь отказываться не собираются даже несмотря на то, что этот рынок не растет. Руководство это направление постоянно развивает, например, местная сгущенка есть не только в жестяных банках, но и в так называемых «дой-паках». Сейчас в Кореновске делают около четверти всего российского сгущенного молока. Плюс, традиционные молочные продукты — творог, сырки, кефир, йогурты и так далее. Мороженое — самый молодой продукт предприятия, его здесь производят с 2011 года. Московцев выход на новый рынок объясняет очень просто: «Мы закупаем очень много молока, а в работе с ним есть один неудобный момент — его надо покупать всегда, не важно, нужно оно тебе или нет. У коров нет выходных. Мороженое на складе хранится до 18 месяцев, то есть намного дольше, чем молоко и другая “молочка”. Строжайшая логистика — особенность нашего бизнеса». В 2013 году на территории Кореновского комбината появилось новое здание, на его фасаде висит табличка «Фабрика настоящего мороженого». Это место, благодаря которому предприятие стало известно на всю страну: здесь делают мороженое в вафельных стаканчиках, пломбир в вафлях, рожки в глазури — ассортимент постоянно расширяется.

Фото: Кирилл Пономарёв

Игорь Московцев ведет нас на «Фабрику» и показывает, что находится внутри. В первую очередь мы видим комнаты отдыха и столовую, на местной кухне сотрудники могут разогреть принесенную из дома еду. «Наши работники едят и нашу продукцию, то есть то, что они сами делают», — говорит Московцев. Рядом — та самая доска почета, на которой висят 30-40 фотографий. Нас одевают в белые халаты и голубые накидки, внешне похожие на бурки, и ведут мимо двух небольших, но очень важных помещений — лаборатории технологов, в которой разрабатывают новые виды продукции, и микробиологической лаборатории — места, где следят за качеством. «Заходить сюда нельзя. Сотрудники перед тем, как войти внутрь, принимают душ, потому что внутри все должно быть стерильно», — поясняет руководитель Кореновского комбината.

Далее мы оказываемся в самом «сердце» «Фабрики». На производственной линии во время нашего визита делают стаканчики с крем-брюле. Работает это так: сначала будущее мороженое проходит через специальную цилиндрическую «мешалку» — по сути это миксер, в котором происходит постепенное взбивание и замораживание массы с 4-6 градусов до минус 6-7. Затем мороженое попадает во «фризер» — камеру с температурой минус 40 градусов, там происходит «шоковая закалка». Последний этап — автоматизированная упаковка, а затем — расфасовка по коробкам. Этим на «фабрике» занимаются в ручную.

Фото: Кирилл Пономарёв

— Без остановок линия может работать до пяти суток. Дальше ее нужно остановить, чтобы очистить от снега все детали, промыть их. Только здесь можно попробовать «мягкое мороженое», — объясняет Московцев.

— Чем оно отличается от того, которое продается в магазине?

— До попадания во фризер у мороженого другая консистенция и другой, более насыщенный, вкус, — уверяет Московцев.

Позже мы попробовали «мягкое» мороженое. Вкус у него и правда очень яркий.

— Почему мороженое должно проходить «шоковую закалку», можно же постепенно замораживать? 

— Это опять же вопрос про «вкус». Благодаря фризеру при замораживании не образовываются кристаллы льда, консистенция не меняется, а значит и вкус остается прежним.

— Когда мы в магазине покупаем мороженое со льдом, это значит, что на производстве был брак?

— Не обязательно. Мороженое может выйти с фабрики и доехать до магазина в идеальном состоянии. Ради этого все наши машины оснащены системой GPS, так мы следим, чтобы доставка прошла вовремя. Сбои чаще всего происходят уже в торговой точке, где мороженое долго не кладут в холодильник. Иногда в магазинах пропадает электричество и все начинает таять. Во время такого простоя выделяется вода, после повторной заморозки она превращается в кристаллы льда.

— У вас самих есть резервные мощности?

— Есть два независимых источника энергии. На отдельных, самых важных элементах стоят генераторы. В этом году у нас большой оборот — заявки до 400-450 тонн мороженого в сутки, поэтому потребление доходит до 10 гигаватт. Есть идеи построить собственную электростанцию.

Фото: Кирилл Пономарёв

На Кореновском комбинате «живут» пятилетками. Московцев говорит, что стратегию развития до 2022 года получилось реализовать гораздо раньше намеченного срока. По его мнению, предприятию очень повезло с владельцем: все заработанные средства здесь тратятся на развитие. Так за 11 месяцев получилось построить и запустить «Фабрику настоящего мороженого». Сейчас в Кореновске работает собственный вафельный цех — это целое здание, которое производит миллион стаканчиков в сутки. Планов у руководства много — например, строительство новых автоматизированных складов, но свободных денег не хватает, а кредитами здесь «не увлекаются». «На сегодняшний день на рынке мороженого России есть два лидера — “Коровка” и Unilever. Нам удалось выйти на этот уровень за рекордно короткий срок. Причем эта победа одержана почти без затрат на рекламу», — говорит Московцев.

— Как без рекламы можно стать производителем «номер один»? 

— Основной акцент мы делаем на привлекательный дизайн, оформление торговых точек фирменными холодильниками и зонтами, но главное — правильное размещение на полках. С каждым ритейлером мы выстраиваем отношения отдельно.

— Многие узнали о «Коровке из Кореновке» после того, как Владимир Путин назвал ваше мороженое «самым вкусным». Он вашу продукцию даже лично покупал. Что-то изменилось после этого? 

— Безусловно, нам очень приятно, что президент страны высоко оценил нашу продукцию, но это случилось уже значительно позже народного признания, — говорит Московцев. — Полагаю, что на нас больше работает «сарафанное радио»: люди покупают наши продукты во время отпуска на юге, а потом рассказывают своим друзьям. Мы поставляем продукцию на разные экономические форумы, наше мороженое есть на рейсах «Аэрофлота». Плюс к тому, мы не забываем о качестве и отношении к потребителю. Например, не снижаем вес стаканчика. Он всегда был ровно стограммовым.

— Куда помимо России поставляется ваша продукция?

— С каждым годом список стран все больше. Недавно мы получили «еврономер» — сертификат, позволяющий нам экспортировать продукцию в Европу. Наши товары есть в Германии, Великобритании, их охотно покупают во Вьетнаме, Тайване, Китае и США. Всего более 17 стран.

— Как мороженое попадает в США?

— В специальном контейнере через порт Новороссийска, едет оттуда полтора-два месяца.

— На рынке молочной продукции вам приходится соревноваться с гигантами вроде Pepsi и Danon. Как вам это удается?

— Некоторые уверены, что этим гигантам живется проще, потому что у них есть широкий доступ к технологиям и финансам в европейских банках. Но в реальности ситуация немного иная. В таких компаниях сложная иерархия, и потому скорость принятия решений может быть ниже. Мы же более гибкие, все вопросы решаем напрямую с поставщиками в сжатые сроки.

Заканчивая экскурсию, Игорь Московцев отмечает, что на Кореновском комбинате не боятся экспериментов. В доказательство он дарит нам несколько коробок с «Рисовашками». Услышав название, мы не понимаем, о чем идет речь: слишком странное название для молочного продукта. Оказывается, это детское лакомство на основе сгущенного молока или фруктов, упакованное в тюбики в виде карандашей. Ими можно рисовать на твороге или каше прямо во время еды.

Уже уехав с предприятия, мы продолжаем обсуждать увиденное и приходим к выводу, что одна из главных причин успеха Кореновского комбината — местное молоко, которое и влияет на вкус.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Проект «Сноб» и Land Rover продолжают серию репортажей о бизнесе в российской глубинке. Как было придумано и как развивается молочное производство братьев Чебурашкины
Проект «Сноб» и компания Land Rover начинают серию репортажей об устройстве бизнеса за пределами Москвы

Новости партнеров

Подмосковный Совхоз имени Ленина, крупнейший в области производитель клубники и земляники, более двух месяцев не мог получить в московской мэрии разрешение на торговлю