Начать блог на снобе
Все новости

Москва и москвичи

Редакционный материал

Без парты и доски. Мама, учитель и эксперт — о платформах для образования онлайн

Первый месяц дистанционного обучения позади. Учителя, родители и школьники освоили новые инструменты и постепенно привыкают к новым условиям. Уроки теперь проходят онлайн, кто-то уже перешел на специализированные образовательные платформы, а кто-то пока еще отправляет выполненные домашние задания на электронную почту преподавателя. Мы поговорили с экспертом по ИТ Антоном Бурсаком, учителем информатики Людмилой Вахитовой и мамой школьницы, главным редактором проекта «Сноб» Ксенией Чудиновой о том, какие платформы сейчас используются в школах и может ли хотя бы одна из них обеспечить качественное образование — основное и дополнительное

30 апреля 2020 14:00

Фото: Julia M Cameron/Pexels

Антон Бурсак, технический эксперт  

Тема онлайн-образования звучала давно, и предложений в этой сфере было немало, но сейчас, когда они оказались действительно необходимы, выяснилось, что идеальной образовательной площадки в сети все еще нет. 

Например, проект edu.skysmart.ru — онлайн-сервис электронных тетрадей с функцией автоматической проверки заметно экономит время учителя. Сама система очень проста, примитивный интерфейс работает на любой технике. При выборе задания здесь создается уникальная ссылка, которая отправляется ученикам. У сервиса есть свой канал на YouTube, где ученики могут смотреть короткие образовательные ролики. Минус в том, что платформа требует отправлять ссылку на занятие вручную, хотя можно было бы делать то же самое в автоматическом режиме, как это реализовано у «Яндекс.Школы». 

«Яндекс.Школа» объединяет все основные инструменты дистанционного образования в одном месте, но здесь не предусмотрены инструменты контроля и модерации. С одной стороны, это делает платформу более открытой, с другой — зарегистрироваться как учитель может кто угодно. Из плюсов: есть платформа для проведения видеоуроков. Можно включить одностороннюю и двустороннюю связь, обмениваться файлами, показывать свой экран. Интерфейс максимально понятный, учитель может сам составлять план урока и формировать список заданий.  

В библиотеке «Российской электронной школы» (РЭШ) наиболее полный список материалов — в отличие от конкурентов. Тренировочные задания можно выполнять сколько угодно раз, а контрольные — только один раз. Результат при этом фиксируется. Мобильного приложения пока нет, но его запуск планируется.

Библиотека «Московской электронной школы» (МЭШ) — платформа, контент для которой создают сами учителя. Здесь есть сценарии уроков, приложения, тесты, пособия для учителей и так далее. Есть и игровые приложения, с помощью которых ученики младших классов могут закрепить пройденный материал.

Несмотря на количество платформ, на рынке пока нет единого решения для онлайн-образования в российских школах. Нет таких примеров и в мире — все лучшие практики относятся только к вузам. Объединив инструменты «Яндекс.Школы», МЭШ и РЭШ, можно было бы попытаться создать действительно полноценную платформу.

Людмила Вахитова, учитель информатики ГБОУ Школа 1409

Я работаю с учениками 8–11-х классов. Платформу и инструмент для своих уроков выбираю в зависимости от возраста. Со старшеклассниками общаемся в Discord. Там много функций, которые можно делегировать, например, старосте класса. С кем-то созваниваемся по Skype, с младшими удобнее встречаться в Zoom — в нем у меня больше прав, к примеру, я могу по очереди включать микрофоны у учащихся для получения ответов или пользоваться доской.

Для онлайн-уроков информацию надо давать очень сжато и наглядно. Сейчас мои уроки выглядят так: первые 20–25 минут я объясняю и выкладываю основный материал, потом ученики задают вопросы, а затем самостоятельно выполняют тест. Дополнительно мы используем разные платформы — и МЭШ, и РЭШ, и «Яндекс.Школу», и «Учи.ру». Существует множество онлайн-курсов программирования — регистрируемся в них вместе, потом обсуждаем и выполняем задания. В конце дня через «Яндекс.Школу», например, делаем итоговый тест. Эту практику было бы хорошо внедрить и в обычную школу, чтобы ребенок мог отрефлексировать день — чему научился, что узнал, что понравилось. Плохо, что урок в «Яндекс.Школе» нельзя посмотреть позже, в записи — только по расписанию.  

МЭШ экономит время учителя при подготовке к уроку — здесь много материала, собранного учителями и сообществом методистов. Есть оцифрованные учебники, пособия по многим предметам, удобный поиск, который выдает подборку материалов, ученик может посмотреть урок в любое время. В дневнике есть специальная вкладка «Мои достижения», где можно проверить себя — это помогает детям понять, есть ли какие-то пробелы. Система тестов в МЭШ продуманная — количество попыток в период дистанционного обучения не ограничено, можно пройти каждый несколько раз, при этом всем даются разные варианты, так что учесть прошлое прохождение или узнать у одноклассников ответы не получится. МЭШ могут использовать не только дети, но и родители. В электронном дневнике они могут написать любому учителю, узнать о проблемах детей, получить консультацию, узнать, как помочь подготовиться к тестированию или диагностической работе, получить информацию о конкурсах, олимпиадах и дополнительную информацию от классного руководителя. То есть система полностью открыта для всех и доступна 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

Ксения Чудинова, главный редактор проекта «Сноб»

Моя дочь учится в шестом классе. Уроки в ее школе проходят в Discord и Zoom. Дома мы стали выбирать платформы сами. Если хочется понять, что сейчас может предложить российская система образования, достаточно зайти на distance.mosedu.ru, где собраны ссылки на все основные ресурсы в этой области.

Первые выводы неутешительные. Неприятно удивила «Яндекс.Школа» — 45 минут, не глядя в камеру, девушка монотонно читает стандартную лекцию. Своего ребенка на этом уроке я «потеряла» уже через пять минут. А если такой формат предлагается ребенку, скажем, с СДВГ, которому в целом трудно концентрировать внимание?

Недостаточно просто поставить камеру, надо думать над всем комплексом — от харизматичного лектора и манеры подачи до упаковки новых форматов. Сейчас выиграет та платформа, которая предложит ученику индивидуальную траекторию обучения. Нужны интерактивные, короткие лекции, задания, построенные для каждого ученика лично, соревновательный момент.

Очень симпатичный проект сделали Skyeng и «Просвещение», он больше ориентирован на взаимодействие родителя и ребенка. Они регистрируются вместе, родитель выбирает учебник и задание, ребенок выполняет, а родитель контролирует.

Еще мне нравится МЭШ, где родители могут быть соавторами контента, предлагать правки — разработчики проекта очень хорошо на это реагируют. Нравится и электронный журнал, и возможность получить домашнее задание дистанционно.

Подготовила Анастасия Журавлева

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

C 26 марта все москвичи старше 65 лет и люди с хроническими заболеваниями обязаны оставаться дома, чтобы минимизировать риск заражения коронавирусом. Решать возникающие в этой связи бытовые проблемы помогают соцработники и волонтеры: за минувший месяц они выполнили около 300 тысяч заявок от самоизолировавшихся горожан. О самых частых просьбах и трудных задачах, а также о том, чем заняться дома, если ты в группе риска, «Снобу» рассказали социальные работники и их подопечные
Кадеты существуют в России с XVIII века. Современные адепты этой формы обучения убеждены, что кадетская жизнь с юных лет дисциплинирует и приучает к самостоятельности. А с недавних пор российские кадеты-выпускники могут рассчитывать на дополнительные баллы при поступлении в ведущие вузы страны. Константин Кринский провел один день в школе №2036, чтобы взглянуть на кадетский класс изнутри
Как воспитывать приемных детей, когда родственники тебя не понимают, что делать с детской ревностью и как бороться с родительским выгоранием? На эти вопросы отвечают приемные родители, лауреаты московской премии «Крылья аиста», которую присуждают за особый вклад в популяризацию и развитие семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей