Начать блог на снобе
Все новости

Фото: Artem Bryzgalov/Unsplash

1600.jpg

Фото: Artem Bryzgalov/Unsplash

Екатерина Шнайдер:

Как пандемия повлияла на цифровизацию индустрии культуры и искусства

Редакционный материал
Кажется, что слово «цифровизация» применимо только в связке с экономикой. Однако с недавних пор и сфера искусств смело шагнула в «цифру». Особенно ощутимым переход в диджитал-пространство стал с началом пандемии, когда возможность попасть на выставку, сходить на концерт или посмотреть фильм в кинотеатре исчезла. О переходе музеев в онлайн-формат, VR-экспериментах культурных институций и международной реакции индустрии искусства на пандемию в рамках конференции «Цифровая индустрия промышленной России» рассказала международный арт-дилер и независимый эксперт в области арт-диджитала Екатерина Шнайдер
5 октября 2020 9:25

Гаджеты: от отрицания до жизненной необходимости

На сегодняшний день гуманитарную сферу невозможно рассматривать в отрыве от технологического прогресса. Еще полгода назад разделение лагеря на сторонников и противников диджитализации в сфере образования и культуры было неравным. Люди консервативного блока призывали бросить телефоны и идти в музеи, на концерты, встречаться с друзьями лично, а не в чате, не пользоваться гаджетами в школах и институтах и вообще жить в реальном мире. И тут наступила пандемия, а вместе с ней и повсеместная изоляция. 

Стало очевидно, что без цифровизации всех отраслей экономики не справиться. Невозможно не общаться, не делать покупки, не развлекаться, не развиваться, не работать, не творить, не учиться. 

Мировой опыт показал, что гуманитарный сектор оказался слабо подготовленным к полному переходу в диджитал-пространство из-за определенной доли консерватизма и инерционности. Условно культурное сообщество можно разделить на два лагеря: один выступает за классическое потребление контента, а второй — за продвижение и популяризацию технологического прогресса и инноваций: создание новых форм взаимодействия с произведениями искусства и его дистрибуции. Пандемия перевернула взгляды на то, что гуманитарная сфера не нуждается в новых технологиях, и показала, что нуждается как никогда. Чем больше информации сейчас будет оцифровано, тем больше сохранится культурного наследия для будущих поколений.

Но нельзя воспринимать цифровизацию гуманитарной сферы исключительно в рамках оцифровки. Все чаще мы слышим про понятие soft skills, но не все до конца понимают, что это. Культура, искусство в широком смысле слова и всестороннее с ним взаимодействие как молодого поколения, так и социума в целом развивает эмоциональный интеллект — многогранную восприимчивость к миру, адаптивность к непредвиденным ситуациям, умение самообучаться и развиваться как личность в условиях быстро меняющегося мира. Почему бы в новых реалиях нам не научиться воспринимать прекрасное через призму различных гаджетов? Другими словами, выйти из «мыльного пузыря» и «двухмерного плоского состояния жизни» и расширить горизонты сознания.

Фото: Личный архив Екатерины Шнайдер

Тренд на диджитал

Пандемия заставила адаптироваться и прибегнуть к «цифре» всех участников экосистемы: музеи, галереи, театры, концерты и, конечно, зрителя. В течение нескольких месяцев локдауна люди постоянно находились в поисках развлекательного и образовательного контента. Представьте на секунду, сколько человек со всего мира могли бы сходить в Третьяковскую галерею, будь у них развитая инфраструктура, оцифрованные коллекции, 3D-туры на разных языках мира. Или дети могли бы смотреть не только мультики, но, например, оперы. Композиторы — репетировать и в коллаборации создавать новые произведения музыкального искусства. Список можно продолжать до бесконечности.

Из общих диджитал-трендов, которые получили широкое распространение благодаря пандемии, можно отметить следующие.

Широкоугольные камеры и формат 360°

Это такие viewing rooms — на экране смартфона можно увидеть залы галереи и находящиеся в ней объекты. Человек как будто стоит в настоящей комнате и поворачивается по кругу, чтобы рассмотреть детали. Делают это сейчас практически все: от художников в студиях до самых крупных галерей и арт-ярмарок вроде Art Basel или Frieze Art Fair.

Контент в замедленной съемке

Художники, хореографы, скульпторы активно используют такой прием для того, чтобы рассказать о процессах создания работ, деталях, техниках.

Дополненная реальность (AR)

Открытые арт-парки предлагают узнать больше о произведениях искусства при наведении камеры телефона на QR-коды или через специальные отметки. Нишевые ярмарки, например Art Duesseldorf и Artissima, планируют интегрировать экспозиции через дополненную реальность прямо на улицы городов, создавая таким образом «диджитал-квест». Проекты находятся в разработке, реализованы пока не были. Как я упоминала ранее, пандемия просто заставила всех участников рынка адаптироваться и прибегнуть к решениям в диджитале. Галереи же уже используют AR, чтобы показать оборотную сторону картины, где находятся отметки подлинности, подписи, аукционные штампы и прочая обычно недоступная информация.

Виртуальная реальность (VR)

Доказано, что усваиваемость материала через виртуальную реальность ускоряется в разы. Эта технология используется в разных областях — например, в медицине и логистике, но в арт-сфере применялась единично и чаще с авторским контентом, чем в форме арт-эдьютейнмента. Сейчас многим участникам рынка стало очевидно (музеям, арт- и образовательным центрам), что это как эффективное решение для проведения досуга и трансляции культурного контента, так и вполне успешный способ получения образования. В VR можно сходить на концерт, прогуляться по пляжу (что кажется очень привлекательным после четырех месяцев локдауна), а детям старшего возраста — пройти курс астрономии не за год, а за 18 часов. Новые арт-форматы в VR не за горами. В виртуальном мире можно будет попасть чуть ли не прямо в голову художника, понять, как складывается творческая мысль, как из эскизов рождается произведение искусства, рассмотреть вблизи мировые шедевры старых мастеров и углубиться в историю.

Live-трансляции спектаклей и концертов

Прямые эфиры — не инновация. Хотя театры и были частью консервативного лагеря, куда нужно было покупать билеты и присутствовать физически, с наступлением пандемии многие быстро прибегли к трансляциям. Благодаря этому люди смогли «посетить» спектакли не выходя из дома. Например, я во время карантина посмотрела все свои любимые спектакли и оперы в любимых залах и с любимыми солистами: Первый концерт Чайковского для скрипки с оркестром в исполнении Джошуа Белла в Сиднейской опере, «Женитьбу Фигаро» с Анной Нетребко в Зальцбурге и «Спящую красавицу» в Большом театре. Конечно, всевозможные культурные институции неспешно возвращаются к привычному стилю работы, но вернутся ли люди в таких потоках, как раньше? Без гибридного потребления такого контента уже никуда.

Русский и американский ответ пандемии 

Из хороших отечественных примеров хочется отметить кейс «Снято на iPhone», сделанный Эрмитажем. Это уникальная коллаборация государственной культурной институции, большого бренда и молодых независимых талантов. А на выходе получился качественный, красивый контент, доступный и понятный для потребления всему миру. Количество просмотров достигло почти 2 миллионов. Для сравнения: средняя проходимость музея международного уровня в допандемическое время составляла 3–5 миллионов человек в год. Это значит, что за несколько месяцев самоизоляции онлайн-экскурсию Эрмитажа посмотрела треть зрителей от годового объема. И, вероятнее всего, будущее за этим. В условиях нынешних реалий поход в настоящий музей превратится в привилегию и полноценное событие. Дети, которым сегодня от трех до десяти лет, будут узнавать об искусстве в первую очередь посредством всевозможных гаджетов (от телефона до VR-очков), технических решений и контентных библиотек. 

Из интересных международных ответов на пандемию можно отметить VOMA — первый в мире интерактивный диджитал-музей современного искусства. Проект обещает стать хоть и не полноценной, но альтернативой офлайну площадкой. VOMA будет функционировать при поддержке Музея американского искусства Уитни, нью-йоркского MoMA и других известных культурных институций. По территории музея можно будет перемещаться в гибридном цифровом пространстве с помощью VR- / AR-технологий — виртуальный мир будет адаптироваться к реальности в зависимости от времени, погодных условий и других факторов. Также за каждым арт-объектом будут закреплены дополнительные материалы с QR-кодами, которые помогут по-настоящему погрузиться в историю произведения. Посетить VOMA сможет каждый и абсолютно бесплатно, что решает не только проблему социального дистанцирования, но и вопрос доступности культурного наследия. Открытие планируется в ближайшее время, а пока можно посмотреть видеопревью, как это будет выглядеть.

Еще один интересный кейс — создание VR-библиотеки исторической галереей Colnaghi. Работы великих мастеров сложны для восприятия, так как они являются не только предметом искусства, но еще и летописью истории. Зачастую, будучи в музее, у посетителей нет времени, чтобы глубоко погрузиться в ту или иную работу, а ведь каждый из таких шедевров заслуживает отдельного внимания и глубокого рассмотрения. О чем мы чаще всего спрашиваем себя, разглядывая работы Тициана, Рембрандта или Веласкеса? Какой смысл вложил художник в свою работу? Почему он использовал именно такие цвета? Галерея Colnaghi работает с профессиональными критиками и лучшими экспертами в области искусства и решила архивировать работы в VR. Они будут доступны зрителям через специальные установки в музеях или в конкретно отведенных местах — например, в филиалах галереи. Или сейчас даже есть идея сделать станцию просмотра прямо в Гайд-парке, на открытом пространстве для соблюдения безопасной дистанции зрителей. Потом контент будет доступен для просмотра и через домашние VR-шлемы.

Сейчас с уверенностью можно сказать, что ни культуру, ни развитие личности, ни образование невозможно представить без контакта с диджитал-средой. Вопрос передачи культурного наследия следующему поколению является первоочередным в цифровизации искусства. Кроме того, оцифровывание контента открывает для индустрии искусства новые направления развития: от внедрения VR-технологии до возникновения новых жанров.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Люди все чаще предпочитают не купить вещь, а взять в аренду. Шерингом машин уже никого не удивишь, но сейчас можно взять ненадолго и зонтик, и зарядку для телефона. Однако в России более-менее активно арендуют только велосипеды, самокаты и те же машины, остальное пока провисает. С чем это связано, объясняет основатель сервиса по краткосрочной аренде пауэрбанков «Бери заряд!» Кирилл Кулаков
Каждый четверг «Сноб» рассказывает о главных сериальных новинках недели. Сегодня речь пойдет о шпионско-политическом триллере «Тегеран» и психоделическом путешествии в сериале «Третий день». На этот раз оба глубоко политичных сериала достойны просмотра — хотя бы на пару серий
Запуск в период кризиса — лучшая школа выживания для стартапа. Михаил Федоринин, основатель компании Calltouch, рассказывает, какие факторы помогают извлечь максимум из ситуации неопределенности

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.