Все новости
Редакционный материал

Держим дистанцию. Родители школьников — об онлайн-образовании в Москве и других странах

19 октября московские школьники с 6-го по 11-й класс снова начали дистанционное обучение по указу мэра Москвы Сергея Собянина. Первый день учебы начался с технического сбоя «Московской электронной школы» (МЭШ), но ко второму уроку работу системы успели восстановить. Пока ученики в Москве снова привыкают к онлайн-урокам, «Сноб» поговорил с родителями школьников из России, Греции, Великобритании, Италии и Франции, чтобы узнать, как они оценивают дистанционное образование
28 октября 2020 17:32
Фото: Thomas Park/Unsplash

Даниил Розенталь, частный инвестор, акционер французского банка So-Shop Club, Франция

Во Франции у меня учатся три дочери: старшая заканчивает школу в этом году, средняя пошла в шестой класс, а младшая — в первый. На мой взгляд, французская система образования достаточно консервативна. Как раз сейчас ее пытаются реформировать, чтобы дать ученикам старших классов больше свободы в выборе интересующих их предметов. Реформы буксуют, учителя и ученики до эпидемии ходили на демонстрации, идут дискуссии за реформы и против. В общем, обычные для Франции хаос и неразбериха, в результате которых рождается консенсус.

К моему удивлению, школа старшей дочери довольно оперативно наладила zoom-сессии. Но многие пожилые учителя, привыкшие работать живьем, чувствовали себя некомфортно, ведя уроки через интернет. Например, дочь рассказывала, что на первых порах ее любимая учительница философии никак не могла начать урок, а затем постоянно забывала включить звук. Она могла несколько минут оживленно говорить в пустоту и очень расстраивалась, когда материал приходилось пересказывать заново. Дочери нравилась большая самостоятельность во время дистанционного обучения. У нее появилось дополнительное время для занятий, которые она считала интересными и полезными.

Средняя и младшая школы фактически самоустранились от обучения во время карантина. Нам с женой пришлось переквалифицироваться в учителей, так как у средней дочери zoom-уроки проходили всего пару раз в неделю. В остальное время она, с нашей помощью, пыталась делать домашние задания и готовиться к контрольным. У младшей дочери было только два зума за все время карантина, но ежедневно она получала массу домашних заданий и нового материала, которые нам приходилось объяснять. 

Должен признаться, что, несмотря на сложности, обучение детей доставляло мне удовольствие. Во-первых, дети не боялись спорить и задавать вопросы. Во-вторых, мне пришлось многое вспомнить, а кое-что выучить заново. В-третьих, у обеих дочерей улучшились оценки. И наконец, благодаря карантину я наконец-то смог по-настоящему принять участие в образовании своих детей.

Софья Березовская, автор детских книг, Италия

Правительство Италии было крайне нерешительно в «школьном» вопросе: все лето они думали, открывать или не открывать, а если открывать, то на каких условиях? В сентябре правительство все же открыло школы, которые были закрыты с начала пандемии. Честно говоря, я еще никогда так не радовалась началу учебного года. Мои дети пошли в школу, хоть и с рядом ограничений.

Только к концу августа обнародовали декрет, по которому ношение масок в течение школьного дня для детей старше шести лет и запрет на посещение школы родителями стали обязательными для всех школ Италии. Остальные же меры каждая школа вводила на свое усмотрение. И тут кому как повезло: в одних администрация запретила выходить детям на переменах в коридоры и школьный двор, в других запретили брать у соседа взаймы ручку. А в некоторых учебных заведениях пошли еще дальше — попросили детей забирать домой недоеденное за обедом. В нашей частной IB-школе для детей, которые не смогли вернуться в страну на обучение, учитель включает прямой эфир урока. Таким же образом учатся дети, находящиеся на карантине. К середине октября в нашей школе на карантин закрыли три класса (в целом школа пока держится). Процесс онлайн-обучения учителями отшлифован уже настолько, что позволяет проводить онлайн даже экзамены.

Преподаватели IB-школы относительно быстро перестроились на компьютерное обучение. Чего не скажешь об учителях итальянских школ. Многие из них так его и не освоили. Знаю семьи, в которых дети не учились с самого начала пандемии. Италия — это не страна высоких компьютерных технологий и качественного онлайн-сервиса. И, думаю, вряд ли нынешняя эпидемия станет толчком к их развитию. Все итальянское новаторство в образовании остановилось на Монтессори.

Анна Шумская, специалист в области иммиграции, Греция

В Греции школы были закрыты недолго — с середины марта по середину мая. С мая они работали офлайн примерно месяц, и занятия проходили день через день: классы были разделены на две группы, и когда одна группа приходила на дневные занятия, вторая училась дистанционно, потом они менялись. На время закрытия была задействована специальная онлайн-платформа (как для частных, так и для государственных школ), где ученикам выдавали задания, а лекции записывали на видео. Конечно, это было непросто для родителей, ведь детям требовались дополнительные объяснения и участие в выполнении заданий. Те родители, которые работают в государственных организациях, имели возможность взять отпуск, чтобы оставаться дома со своими детьми. Те, кто работает в частных компаниях, такой возможности чаще всего не имели. Конечно, когда школьнику уже 14–15 лет, он более самостоятельный, но у него уже и более сложный учебный материал, поэтому родителям было тяжело и с младшими школьниками, и со старшими.

С сентября школы возобновили свою работу в обычном режиме с соблюдением мер безопасности: маски, антисептики, дистанция, но учеба началась с задержкой — с 14 сентября. Сейчас, если у школьника диагностируют COVID-19, то закрывают не всю школу, а только класс. В Греции есть регионы, где обязательно ношение масок даже на улице, но и там школы работают в штатном режиме. Это связано с тем, что в школе детей проще контролировать: во время дистанционного обучения они все равно бы гуляли на улице группами.

Катерина Кузьмина, специалист по цифровизации налоговых и финансовых функций в бизнесе, Великобритания

Пандемия в Британии регулируется по-разному в разных частях Соединенного Королевства. Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия подчиняются решениям местных парламентов и распоряжениям локальных правительств. Мои дети учатся в школе на юге Лондона. Дистанционное обучение в этом году продолжалось с марта до конца июля. Фактически дело обстояло так. Каждый день в 9 утра ученики входили в онлайн-класс. Ученикам, не имеющим личного персонального компьютера дома, были выданы ноутбуки от школы. Каждое утро завуч проверял регистрацию и объяснял структуру дня и последовательность занятий. После этого ученики виртуально подключались к соответствующему уроку. Урок состоял из набора задач, которые нужно было выполнить за 45 минут. Объяснения к заданиям были записаны на видео учителем. Задать вопросы можно было в чате. Живого общения учеников между собой и с учителем не было. Дети занимались онлайн, выполняя задания на экране. Если задание было выполнено досрочно, можно было заниматься чем хочешь, все равно дети и учителя не видели друг друга. По отзывам детей, такое обучение было неинтересным. Положительный момент был в том, что детям не надо было никуда ходить. 

Сейчас школы открыты и правительство заявляет, что один из главных приоритетов — избежать закрытия школ даже в случае ухудшения ситуации с пандемией. Это решение они объясняют тем, что родителям нужно иметь возможность вернуться к работе и скандалом с автоматическими оценками, выставленными выпускникам школ в этом году в связи с отменой экзаменов. Выпускные оценки выставляли учителя на основании их прогнозов по успеваемости ученика в течение года, эти оценки передавались в центральную комиссию, где подвергались обработке по специальному алгоритму, который принимал во внимание средние результаты по конкретной школе и конкретному району, полученные в прошлые годы. В результате алгоритм занизил оценки примерно 30% выпускников, что вызвало бурное обсуждение в прессе и возмущение общественности. В результате буквально за день до оглашения окончательных результатов правительство отменило оценки, рассчитанные алгоритмом, и оставило в силе оценки учителей.

Тимур Хамитов, директор проектов в международном банке, Россия 

Моему старшему сыну 13 лет. Дистанционное обучение весной длилось примерно полтора месяца. Так как это был конец года, тогда все прошло в достаточно свободном режиме: дети спокойно доучились в режиме адаптации к онлайн-урокам и ушли на каникулы. После окончания учебного года мы решили сменить школу, и теперь он учится в московском образовательном комплексе, который входит в десятку лучших школ в Москве. Артур поступил туда тоже дистанционно — через онлайн-олимпиаду. В целом нам нравится концепция дистанционного обучения — все достаточно хорошо организовано.

Ему сейчас непросто: в новой школе его прилично нагружают, например, в минувшую субботу было 8 уроков — он учился до пяти вечера. Но так было бы в любом случае, даже если бы он продолжал ходить в школу. Для проверки домашней работы Артуру нужно пройти короткий тест или прислать фото выполненных заданий. Это и мне, и ему кажется удобным вариантом отчетности.

Занятия проходят на платформе МЭШ, но в нашей школе для дополнительной коммуникации с учениками используют Discord. Это круто, потому что ученики используют этот мессенджер для общения в онлайн-играх, это «их» пространство и им там все понятно и удобно.

У Артура много дополнительных занятий помимо школы. Благодаря дистанционному обучению он экономит примерно полтора часа в день, которые тратит не на дорогу до школы, а на отдых и игры.

Конечно, когда дети учатся онлайн, легко скатиться в безделье. Например, ребенок может завтракать во время первого урока, выключать камеру и заниматься своими делами. Но хороший учитель, который может увлечь детей, а еще дисциплина и режим дня, которые должны выстроить родители, должны помочь ребенку учиться эффективно.

В Москве дистанционное обучение организовано с помощью платформы МЭШ — «Московской электронной школы», подробнее о системе мы рассказывали в этом материале. «Московская электронная школа» работает в полном объеме уже четыре года, но первые сервисы появились почти 10 лет назад. Платформа изначально создавалась как средство поддержки традиционного процесса образования цифровыми методами. С самого начала МЭШ использовал в своей работе те же инструменты, что и обычные офлайн-школы: дневник, классный журнал, формы отчетности. Поэтому, когда Москве понадобилось срочно перейти на онлайн-обучение, переход состоялся менее болезненно, чем, например, во многих регионах России.

Технический сбой 19 октября эксперты онлайн-обучения объясняют серьезной пиковой нагрузкой.

Нурлан Киясов, директор Центра EdCrunch University НИТУ «МИСиС»

В период пандемии практически все информационные системы столкнулись с нагрузкой. Для образовательных систем, как МЭШ, где нагрузка не распределена в течение дня, а достигает пика в момент старта первого урока, это вызов вдвойне. Представьте, если в лифт или самолет грузоподъемностью 5 тонн поместят груз на 10 порядков больше? Сбои и нагрузку испытали многие: самая массовая образовательная платформа Khan Academy, когда количество активных пользователей в день в период пандемии выросло с 10 млн до 30 млн, сервис Zoom мгновенно вырос с 10 миллионов до 300 миллионов пользователей, Microsoft Teams — с 13 миллионов до 90 миллионов в день. Если бы они не смогли увеличить команды технической поддержки, вряд ли бы они справились с такой перегрузкой. Команда МЭШ отреагировала на все вызовы адекватно, и сбои на несколько часов в пиковое время я не считаю катастрофой.

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Максим Натапов
О своем опыте устройства начальной школы рассказывает Максим Натапов, соучредитель проекта One! International School
Татьяна Краснова
Преподаватель журфака МГУ задает самый важный вопрос для современной системы образования и начинает дискуссию с Димой Зицером и Людмилой Петрановской
Российские работодатели жалуются, что к ним приходят устраиваться студенты-недоучки. Бизнес уверен, что в низкой подготовке потенциальных сотрудников виновата несовершенная система отечественного школьного и вузовского образования. Так ли это и должны ли корпорации самостоятельно решать проблему кадрового голода, «Снобу» рассказала президент благотворительного фонда «Система» Оксана Косаченко