Все новости
Редакционный материал

Девственница или блудница. Как меняются требования к партнеру

Какой сексуальный опыт должен быть у идеального партнера, как найти баланс между ролями девственницы и блудницы и надо ли это делать, разбирается секс-колумнист «Сноба» Ольга Нечаева
9 июня 2021 11:45
Иллюстрация: Маша Млекопитаева

Еще каких-то сто лет назад девственность была обязательным требованием к романтическому партнеру, особенно если этот партнер — женщина. Отсутствие сексуального опыта было признаком чистоты и достоинства, а его наличие могло стоить замужества, положения в обществе, а в некоторых странах — жизни. 17 октября 2018 года Комитет по правам человека ООН, совместно с комитетом по делам женщин ООН и ВОЗ, на основании широких научных исследований выпустили совместное заявление, в котором объявили практику проверки девственности «антинаучной, нарушающей права человека, необоснованной с медицинской точки зрения, болезненной, унизительной и травмирующей» и потребовали прекращения ее по всему миру. 

Собственно, само определение «девственности» — вещь неоднозначная. Что именно мы понимаем под девственностью? Сохранение девственной плевы? Опыт проникающего секса? Опыт орального секса? Опыт сексуальных прикосновений и петтинга? Опыт оргазма? Не только определение, но и смысловое наполнение понятия «девственность» менялось на протяжении веков. 

Выражение «Христова невеста» появилось не просто так: с религиозной точки зрения сохранение девственности являлось признаком «чистоты», актом служения богу. Непорочное зачатие маркировало все, связанное с сексом, как порочное. В патриархальном обществе, где женщина была ресурсом, который продают родители и приобретает муж, ее девственность была в какой-то мере гарантией рождения детей, отсутствия болезней и являлась важной частью сделки. Насилие над юной девушкой осуждалось куда серьезнее, чем насилие над взрослой женщиной: «девку попортил» по сути было порчей товара, атакой на собственность. Девственность «теряли», это была ценность, которую можно было украсть или подарить. 

Даже когда идеалы романтической любви все больше стали проникать в патриархальную концепцию брака, девственность все равно оставалась некоторой материальной ценностью, которую «хранили» для достойного кандидата. В этом смысле быть обманутой, отдать ее «недостойному», тому, кто не женится или не любит, делало девушку жертвой мошенника, который обманом выманил у нее нечто ценное. Ни о какой агентности, свободной воле и сексуальности речи не шло: несмотря на трансформацию от божественной чистоты до «не для тебя мама ягодку растила», девственность, а точнее, отсутствие сексуального опыта все равно воспринималось как нечто, имеющее цену и ценность. 

Сексуальная революция, легализация абортов и появление контрацепции во многом изменили нормы общества. Мы все позже вступаем в брак, и хранить девственность до 35 лет становится нереальным. Более того, мы ожидаем от второй половинки все больше: это должен быть не только настоящий друг и прекрасный родитель, но и лучший сексуальный партнер на всю жизнь — а значит, наличие опыта становится ценным, а секс до брака — нормой. Даже концепция моногамии претерпела изменения: если раньше это был один партнер на всю жизнь, то сейчас — один партнер в определенный момент времени.

Несмотря на все эти изменения, дихотомия девственница/блудница по-прежнему существует и продолжает наносить вред женщинам. Система сексуального просвещения подростков настаивает на идее отказа и воздержания. Секс — это опасно, плохо, рано и не нужно. В своей книге «Миф чистоты» Джессика Валенти описывает, как современное общество по-прежнему проводит параллель между «девственностью» и «чистотой», тем самым делая секс и сексуальность чем-то грязным. В респектабельных христианских кругах США до сих пор проходят так называемые «Балы чистоты» — престижные события, в которых участвуют молодые девственные девушки в белых платьях, сопровождаемые их отцами. Все эти практики лишают женщин сексуальной автономии, воспевая чистоту и подчиненность нормам как акт достоинства и чести. 

Одновременно с этим в мире победившей сексуальной революции и секс-позитива конструкт «девственности» терроризирует женщин и с другой стороны. Страх социального стыда и отвержения, положения «падшей», «грязной», «шлюхи» более не является ведущим мотиватором сохранения себя от сексуальных отношений — страх выглядеть «неопытной», «синим чулком», «целкой» стал куда выше. В одном из недавних американских исследований и мужчины, и женщины показали, что они попытаются избегать отношений с девственниками и девственницами и предпочтут встречаться с человеком с опытом. Более того, отсутствие сексуального опыта воспринимается как куда более постыдный факт, чем его наличие, что является поворотом на 180 градусов в течение одного столетия. 

Секс до замужества стал не только не стыдным, но и практически обязательным, а девственность воспринимается как постыдный факт, от которого нужно по возможности безболезненно и быстро избавиться. В своем бестселлере «Девочки и секс» Пегги Орнстайн пишет об особенностях современной сексуальной культуры и том, как она влияет на молодых женщин. «Лучше избавиться от девственности, заняться сексом с кем угодно, чем рисковать получить прозвище “неопытная целка” или, еще хуже, “слишком страшная, чтобы ее кто-то хотел”. <...> У женщин просто нет слова для нормальной сексуальности. Оба полюса (девственница и шлюха) не имеют отношения к сексуальности, они просто демонизируют ее», — пишет Орнстайн. 

Обратите внимание, все это время мы говорили о девственности женщин. Если вспомнить о традициях, связанных с невинностью мужчин, становится ясно, что идею девственности настигла маскулинизация.

Девственность никогда не была почетной для мужчин. Первый секс являлся инициацией мужественности, для этого мужчины часто самолично отводили своих сыновей к проституткам, дабы юноша «стал мужчиной». Мужская неопытность никогда не была добродетелью, скорее досадной помехой и поводом для стыда. Отвоевывая равные гражданские права и социальное равенство, женщины во многом делали это, утверждая себя в мужских гендерных ролях. Мужская роль обещала автономность, независимость, власть и положение в обществе — она восхваляет доблесть, мужественность, смелость, способность идти на риск, неэмоциональность и при этом отвергает все качества традиционной женской гендерной роли. Женское — это «слабое», «стыдное» и менее ценное. Вести себя «как баба» — а именно проявлять чувственность, нежность, эмоциональность — это стыдно. 

Как традиционный запрет на активную женскую сексуальность, так и требование активной сексуальности продолжают диктовать женщине, какой ей быть и как проявлять себя в сексе. Об этом пишет в своей книге «Недоступность: парадокс сексуальной свободы и 20-летние женщины» социолог и психотерапевт Калифорнийского университета в Беркли Лесли Бил. Вместо того чтобы чувствовать себя свободными и независимыми, многие молодые женщины испытывают фрустрацию, стигматизацию и давление. Общество вынуждает их следовать не собственным желаниям, а новым шаблонам, в том числе касающимся девственности. 

Отсутствие опыта — плохо, слишком много опыта — тоже плохо. Исследование, проведенное в Великобритании, показало, что большинство из нас (мужчин и женщин) хотят партнера с опытом, но не слишком широким: ноль партнеров — плохо, более восьми партнеров — тоже не очень. Это, пожалуй, тот редкий случай, где мужчины и женщины не показали никаких отличий: мы все ждем партнера, у которого опыта не слишком много, не слишком мало, а в самый раз. Когда же и с какими такими специальными другими людьми происходит появление этого опыта, не очень понятно. 

Нарратив изменился, но его фантастичность — нет. Принцесса более не сидит в высокой башне, блюдя свою непорочность. Принцесса лет примерно в 16 внезапно магическим образом приобретает опыт искренних и полных любви отношений с двумя-семью мужчинами, причем с первого дня имея навыки мультиоргазма со сквиртом, анального секса и глубокой глотки, но ни разу не занимавшись этими порочными практиками ни с кем, кроме своего будущего избранника. Далее, примерно с 16 до 32 лет, она продолжает быть сексуально активной и востребованной, не давая кому попало и не думая о замужестве, и все это с партнерами в количестве не более восьми. 

Ну а что, разве нереально?

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно:

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Алексей Синяков
Девственники из трех стран рассказали «Снобу», почему им не удается найти женщину, как на этой почве возникает социофобия, развивается апатия и появляются мысли о суициде. Герои попросили изменить свои имена, потому что боятся насмешек
Ольга Нечаева
Сегодня мы все чаще говорим о разнообразии мира сексуальных желаний. Но ведь в этот спектр входит и их полное отсутствие. Почему мы склонны считать асексуальность отклонением от нормы, а стабильное сексуальное влечение — здоровой базовой потребностью? Кто формирует стандарты и как медицина способствует стигматизации, разбирается Ольга Нечаева
Ольга Нечаева
Она отказывается, потому что стесняется, и соглашается, лишь бы отвязаться? Или все наоборот? Как определить, согласна ли женщина на секс, разбирается Ольга Нечаева