Александр Гаррос

Александр упоминается в этом тексте

Настоящий самурай. Памяти Александра Гарроса

С писателями иметь дело трудно. Писателей надо очень любить, чтобы выносить их истерики, обиды, эгоизм, постоянные требования денег. Писатели — это почти всегда женщины, даже те, которые при бороде и в штанах. Когда на редакторском пути попадаются писатели-мужчины, радуешься им, как обретению родной души. Таким очень мужским писателем для меня был и остается Саша Гаррос. Даже не знаю, что мне в нем больше нравилось — неспешная повествовательная манера письма или какое-то внутреннее, непоколебимое спокойствие. Когда пришло печальное известие о его болезни, я спросил Аню, как он? «Саша держится как самурай», — ответила она. Думаю, так и было. Что-то такое самурайское чувствовалось в его характере: сознание собственного долга перед семьей, детьми, женой, перед своим писательским даром, наконец. И к жизни, и к своим текстам он относился всерьез. Что не мешало ему быть в общении ироничным, легким, доброжелательным. Но внутри камень. Не сдвинешь.
0

Военная тайна

И все-таки, конечно, я совсем не втыкаю, зачем они "биографию делают нашему рыжему". Потому что в перспективе Навальный - это может быть очень, очень серьезно. Я сейчас безоценочно говорю, чисто по факту. Он второй из "несистемных" после Лимонова, кто наглядно растет как политический лидер, только в отличие от Эдуард Веньяминыча он - молодой и не маргинальный. У него голливудская-варяжская внешность, манеры и бойкость американского политика, - и он отличный семьянин и "за русских", совсем, стало быть, не воспринимается как "пидарас и либераст". Его эстетика, практика и риторика на глубинном, интуитивном уровне доступна любому - и рабочему условного уралвагона, и менту из омоновской цепи, и их матерям и женам (что, может быть, важнее); про автономию личности, священные права меньшинств и прочее такое - неинтересно и многим непонятно, а про великую страну,расхищенную-попиленную кучкой кланов, и великую нацию, превращенную в холопов самозваными боярами, - и понятно, и интересно, и в чем-то лестно, и всякий простой русский парень, не допущенный до лучших ломтей пирога, так в глубине души чувствует, и этому парню приятно и близко, когда об этом прямо говорит такой же русский парень, только лучше - красивее, умнее и смелее. Главное - чтобы его стали узнавать в широких народных массах. Узнавать - и относиться всерьез. И этого сейчас "они" - весь этот мутный, смрадный, стозевный биомеханизм, именуемый Властью, - своими действиями довольно успешно добиваются.
0

Александр Гаррос: Суд разрешил Мохнаткину сидеть

Рассмотрение кассационной жалобы назначено на 10 утра. Когда я подхожу к кабинету 324, дверь его плотно закрыта, а в коридоре уже толпятся человек 30: несколько правозащитников, «несогласные», журналисты и два адвоката осужденного, Татьяна Маркова и Михаил Трепашкин, личность легендарная, почти мифологическая. Бывший сотрудник КГБ, в 1997-м уволенный уже из ФСБ, ставший помощником депутата Бориса Березовского, потом — соратником и консультантом Александра Литвиненко, Трепашкин уже с «другой стороны баррикад» занимался расследованием взрывов жилых домов в Москве; с 2004-го по 2007-й отбывал заключение за разглашение гостайны и незаконное хранение оружия; сейчас занимается адвокатской деятельностью и защитой прав незаконно осужденных. Колоритный, словом, персонаж.
0

Направление угара

Беспрецедентно долгая и сильная жара, обернувшаяся горящими лесами и торфяниками, для страны стала национальным бедствием, для нескольких регионов — катастрофой, экологической, экономической и гуманитарной, а для мегаполиса Москва — полевым экспериментом на выживание и функционирование в экстремальных условиях. И еще для всех — от наивысшего начальства до рядовых граждан — тестом на адекватное и эффективное при оных условиях поведение. Не сказать, чтобы результаты теста восхищали. Впрочем, так явно думают не все. Московский мэр Лужков, как известно, не собирается прерывать свой отпуск; мэрский пресс-секретарь Цой сообщил от имени патрона, что причин к тому нет, ибо проблемы нынешние — не в Москве, что в Москве все схвачено и отлажено, а где нынче мэр — Цой не скажет. Ну что ж: может, многоопытному градоначальнику из того засекреченного места, где он пребывает, оно видней, и все это норма. Сизый дым, затопивший улицы. Бродящие в дыму малоодетые люди в респираторах и марлевых повязках. Аэропорты, работающие с перебоями. Вокзалы, на которых раскуплены все билеты. Концентрация угарного газа и вредных микрочастиц, превышающая предельно допустимую для здоровья в четыре-шесть, а нормальную — в десяток раз. Резко возросшие смертность и нагрузка на «скорую помощь». Может, только менее умудренным людям эта декорация все больше напоминает стивенкинговский «Туман» — не хватает пока только неземных монстров в тумане.
0
Александр упоминается в этом тексте

Александр Гаррос: Чем Гитлер хуже Сталина?

Осень 2007-го, Западная Украина, Закарпатье. Я еду из депрессивного Мукачева в депрессивный Рахив на раздолбанной «двадцатьчетверке». За рулем мукачевский пасечник, угрюмый, вислоусый, тощий, словно скрученный из серых обтрепанных веревок мужик. В Мукачеве я, кинув у него дома рюкзак (надо было дождаться, пока «Волгу» загрузят медом), час болтался по городу, все более уверенно прощаясь с оставленным в рюкзаке ноутбуком. Через час рюкзак с ноутбуком оказался на месте, багажник «Волги» еще заполнялся янтарными банками, а меня сводило от приступов острого, как перитонит, стыда и неопределимой тоски: пасечник дал мне полистать старый, еще шестидесятых, фотоальбом. На снимках был не­узнаваемый, но несомненный он – сотрудник НИИ, мускулистый, голый по пояс советский полубог; улыбаясь победительно, как Шон Коннери, он позировал на горных лыжах, а на нем висли загорелые – видно даже сквозь чер­но-белое зерно – нимфы с фигурами порнозвезд.
0

Кома ложная. Возвращение — тоже

История пациента Хоубена, о которой «Сноб» подробно рассказывает в последнем, февральском номере в материале «Ложная кома», началась в 1983-м, когда двадцатилетнему бельгийцу после тяжелейшей автокатастрофы поставили диагноз «глубокая кома». В статусе «живого овоща» он провел 23 года, и никто, кроме ближайших родственников, не верил в лучшее — пока в 2006-м доктор Стивен Лорейс, глава Центра исследования комы в Льеже, не провел всестороннее обследование и не поставил новый диагноз: Ром Хоубен не в коме, у него locked-in syndrome, при котором перерезаны все отвечающие за движение нервные коммуникации; полностью парализованный человек на деле находится в сознании. Всемирную известность этот впечатляющий и страшный случай получил еще три года спустя, в ноябре 2009-го — когда прошедшему курс интенсивной терапии Хоубену якобы удалось начать контролировать движения одного пальца на правой руке и вступить в осмысленную коммуникацию с окружающими при помощи сенсорного компьютерного терминала. Правда, для этого Рому требовался поддерживающий руку и улавливающий мускульные импульсы больного помощник: такой метод носит название facilitated communication. В случае Хоубена помощником была «речевой терапевт» Линда Ваутерс.
0
Александр упоминается в этом тексте

Ложная кома

После тяжелейшей автокатастрофы бельгиец Ром Хоубен двадцать три года провел в статусе, официально именуемом растительным: vegetative state, кома. Диагноз, который означает: человек мертв как личность, осталось лишь быстро приходящее в негодность тело с базовыми рефлекторными реакциями. Диагноз, при котором человеку часто позволяют умереть окончательно – если такова воля ближайших родственников, уставших надеяться на чудо. Родственники Рома Хоубена не уставали надеяться. Они не верили в диагноз. А врачи не верили родственникам. Но через двадцать три года невролог Стивен Лорейс обследовал Рома и установил: это не кома. На самом деле больше двух десятков лет полностью парализованный Хоубен находился в полном сознании, слышал и чувствовал все, что происходило вокруг него. Эта прогремевшая на весь мир частная история – лишь завязка другой, далеко не частной. В одной только маленькой Бельгии в состоянии комы находятся более трехсот человек, количество же таких больных в мире измеряется тысячами. Сколько из них, вопреки диагнозу, как Ром Хоубен, находятся в полном сознании?
0