Начать блог на снобе
Все новости

Как жить

Редакционный материал

Как прошла ваша самоизоляция на даче?

Вопрос дня

Участники проекта «Сноб» рассказали истории о своих дачах и новом взгляде на дачный вопрос в коронавирусные времена

9 июня 2020 17:24

Винсент Ван Гог. Ферма в Провансе. 1888 Иллюстрация: The National Gallery of Art

Лариса Бабкина, владелица риелторского агентства:

Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Никогда я не проводила столько времени на даче. А ведь она прекрасна: большой лесной участок, дом и все необходимые условия для комфортной жизни. И находится непосредственно под Москвой, хотя и в Калужской области: Новая Москва заканчивается, и сразу начинается другая область.

Раньше ездить туда часто не получалось, только в выходные, праздничные дни и в короткий отпуск. При таком режиме вести большое садово-огородническое хозяйство не было никакой возможности. Завела две клумбы с цветами рядом с домом. Посадила многолетники. Но даже ими не удавалось полюбоваться в полной мере: в один выходной приезжаю — крокусы еще не зацвели, в другой — уже отцвели.

И только в этом году наблюдаю расцвет всего: крокусов, тюльпанов с нарциссами, вишни, яблонь, сирени. На очереди мои любимые пионы.

Но и это не главное. Кроме нас с мужем на даче укрываются от вируса мои близкие: младшая дочь с другом и сестра. Надо сказать, такого плотного общения у нас давно не было. Открываем друг в друге новые прекрасные черты, все время что-то делаем вместе: то фильм снимаем, то книги пишем, то делимся кулинарными рецептами.

Расстраиваюсь из-за того, что старшая дочь с детьми не может к нам приехать. Но и тут есть плюс: начала заниматься с внуками русским языком по скайпу. Получается, что мы стали видеться чаще, пусть и виртуально.

Дарья Азовская, фотограф:

Мы с мужем собрали вещи, собаку, музыкальную колонку и продукты и отправились на дачу. Не то чтобы самоизолироваться — просто денек на природе провести, это был как раз тот самый период, когда все сидели на строгом карантине. 

И вот мы приезжаем и обнаруживаем, что ключа от дома нет. Обратно ехать не хотелось: первые три недели без выхода на улицу уже начинали оборачиваться клаустрофобией. По крайней мере, у меня. 

Муж соорудил мангал из каких-то битых кирпичей, на оставшемся от грядок брезенте мы организовали стол. Включили старенький брит-поп и сели есть на сырую травку. Это было волшебно. Как в школьном походе. 

Короче, мы решили повторить. Ключи были у его родителей, а с ними мы никак не хотели контактировать, вот и придумали себе развлечение — уезжать на дачу, чтобы посидеть на ступенях закрытого дома, погулять в пустом лесу, где постоянно деревья еще и падали, а потом обедать на брезенте из-под грядок. Удивительный опыт на фоне жизни в четырех стенах квартиры.

Только так вышло, что собака отравилась печеной картошкой и попила из деревенской лужи. Остальные пару месяцев пришлось не изолироваться, а кататься к ветеринару.

Надежда Рогожина, преподаватель, переводчик, кандидат педагогических наук:

В нашей семье всегда были дачные участки, сначала у родителей мужа, где свекор, рабочий станкозавода, выращивал всякие экзотические вещи типа ирги, лимонника, прививал разные деревья. В саду было несколько сортов яблонь, груши, абрикосы, сливы, позже появился виноград, гордостью свекрови была клубника. Дачный участок позволял решать продовольственные вопросы для большой семьи (трое детей). 

Когда дети обзавелись своими семьями, дача стала местом, куда отправляли внуков (шестерых). Потом сыновья завели свои собственные участки, и свекор помогал саженцами и советами.

На нашем участке появились новые растения, например хеномелес, который был выписан при помощи журнала «Приусадебное хозяйство». Это отдельная история. Был, конечно, и огород, где выращивалась зелень и небольшое количество картошки. Дачей в основном занимался муж, я занималась готовкой.

Когда муж умер, заниматься дачей стало некому, и ее пришлось продать.

Теперь, когда у дочери своя семья, трое детей, приобрели новый участок, зять построил дом, и в прошлом году дошли руки до сада и огорода.

Сад еще совсем молодой, внук занимается огородом, дочь цветами и ягодами. Надеюсь, через несколько лет у нас будет замечательный сад.

Дочь живет там постоянно, а я приезжаю на субботу-воскресенье.

Для детей жизнь во время коронавируса была легче, чем для меня в городе, я была вынуждена сидеть в четырех стенах. На даче я не живу из-за своих болячек: если что случится, скорая туда не скоро приедет.

А у детей ничего не менялось, кроме дистанционки в школе. Я с ними занималась английским по скайпу.

Конечно, дочь рада, что они живут за городом, там свежий воздух, любимые занятия в саду. 

P. S.

История про хеномелес

В журнале рекламировали это растение как кустарник для колючей изгороди. Оно давало плоды, его называли «северный лимон».

Муж вдохновился и решил сделать заказ. Питомник находился в Латвии. Мы жили в Самаре (а может, город тогда еще назывался Куйбышев). Заказывать можно было только по 100 кустиков.

Это, конечно, много, и муж решил опросить своих коллег-дачников, может, кто-то захочет присоединиться к заказу. Несколько человек согласились. И вот, где-то в мае приходит посылка. Когда мы пришли на почту, выяснилось, что кустики пустили зеленые листики и их нужно немедленно сажать. Строго говоря, для нас было бы достаточно и 10 кустов. А куда девать остальные 90? 

Муж кинулся к коллегам, кто-то согласился взять, но многие уже передумали. Нужно было взять не менее 2–3 кустиков из-за перекрестного опыления. Я тоже подключилась, стала предлагать на кафедре коллегам, какое-то количество удалось реализовать, но вы помните, что кусты уже пустили зелень!

Короче, пришлось оставшиеся 60 кустов сажать на своем участке! Они дали плоды, и осенью мы собрали урожай. Его пришлось раздавать  друзьям и знакомым, потому что я была неспособна это всё переработать. Прокручивали с сахаром через мясорубку. Витаминами запаслись на много лет вперед. А для себя сделали вывод: надеяться можно только на себя!

Зато теперь в Самаре у многих людей растет хеномелес!

Сергей Мурашов, специалист по международным перевозкам: 

С тех самых пор, как Бог изгнал наших предков из Рая, люди стремятся создать для себя его копию, уж как кто себе представляет Рай.

Альгамбра, сады Кью, сад Радости в Шанхае, и многие-многие другие большие и маленькие сады и ландшафтные комплексы — все это примеры таких попыток.

Я в свое время много бродил по горам, и в Крыму, в районе Нового Света, видел небольшие долины, которые и показались мне тогда чем-то наиболее близким к тому, что я хотел бы видеть в Раю. Поэтому, когда мы в конце прошлого века купили небольшой пустырь на краю подмосковного леса, идея сада была мне с самого начала ясна.

Стоящая перед нами задача упрощалась тем, что нам не нужно было ничего ломать, убирать грядки или переносить деревья — участок был пуст, как чистый лист, на котором можно было изобразить все что угодно.

Мы и изобразили — посадили несколько разных дубов, туи, можжевельники, кипарисовики разных видов, сосны, ели, пихты, тсуги, клены, липу, кипарис, туевик, рябины, самшиты, вязы, гинкго, каштан, грецкий и дальневосточный орехи, лещину контору и краснолистную, и много чего еще, всего сразу и не вспомнишь. Часть сада оформлена в виде каменистых осыпей — Крым все-таки…

Большая часть сада никакой практической пользы не приносит — своих яблок за все годы мы поели до отвала лишь в прошлом году, тогда же случился и первый урожай грецких орехов. Каждый год есть смородина, крыжовник, немного малины, облепиха, жимолость, клубника, кое-какая зелень — нашлось место для полудюжины грядок.

Сравнить жизнь в городской квартире и жизнь за городом, в своем доме на участке земли, просто невозможно, в городе преимущество лишь одно — сам город, с его магазинами, музеями, вокзалами, близостью к работе… Но в такие времена, как нынешнее, это преимущество сомнительное.

В городах люди страдали без прогулок, без занятий спортом, мучились от безделья… За городом, в саду, все это немыслимо — всегда можно выйти в лес, притащить валежника, напилить, наколоть дров, да и в саду всегда есть дела: что-то поправить, подрезать, убрать — заскучать трудно. Зимой добавляется еще уборка снега, в жару — полив… У нас устроен автоматический полив, но я обычно поливаю сам, вручную — это еще одна возможность пообщаться с садом.

Карантин здесь выносить гораздо легче: не сидишь запертый в четырех стенах, не зависишь от чьего-то решения, можно тебе выйти сегодня на улицу или нет. Не стало прежних посиделок с соседями, но это можно и перетерпеть.

Отдельное удовольствие загородное житье доставляет любителям животных. С нами живет котик, так вот, глядя на него, я иной раз завидую — так хорошо зверьку на воле.

Конечно, живности вокруг полно и без кота: ящерицы, ежи, белки — обычные и летяги, самые разные птицы, сейчас вот соловьиное время, жаль, что оно подходит к концу.

В общем, это здорово — каждый день видеть вокруг результат своих трудов. Жаль, что не у всех хватает на это желания или сил — насколько красивее стал бы мир, если б каждый старался сделать его лучше, хотя бы вокруг себя… Нам это более-менее удается. В прошлом году к нам зашли соседи с детьми, которые прежде у нас не бывали, и мальчик смотрел-смотрел, да и говорит отцу: «А когда же у нас так будет?»

Подготовила Татьяна Санькова

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Более трети россиян планируют снизить траты на алкоголь в ближайшие полгода. Аналитики ожидают спада потребления продуктов, а также сокращения спроса на одежду, обувь и другие категории товаров. Мы спросили участников проекта «Сноб», планируют ли они в ближайшем будущем экономить на алкоголе, одежде и косметике
Карантин изменил нашу жизнь. Приходится отказываться от многих привычных вещей, которые еще недавно доставляли нам удовольствие. Мы спросили участников проекта «Сноб», в каких товарах не первой необходимости они нуждаются больше всего и что мечтают, но не могут купить из-за карантина
Продажи алкоголя в России значительно выросли в период самоизоляции. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко утверждает, что россияне активно покупают алкоголь для наружного применения, из-за дефицита дезинфицирующих средств. Мы попросили участников проекта «Сноб» рассказать, как складываются их отношения с алкоголем в новых условиях