Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Угроза наследию ЮНЕСКО, новые пробы и проверки полигонов. Что известно о ситуации на Камчатке

Загрязнение воды на Камчатке в Авачинской бухте привело к гибели 95 процентов обитающих на дне организмов. Точная причина загрязнения до сих пор не озвучена, экологи и чиновники выдвигают свои версии случившегося, а следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов; загрязнение морской среды». «Сноб» рассказывает, что известно о ситуации на данный момент
7 октября 2020 15:20
Мертвый осьминог на берегу в бухте Безымянная Фото: Анна Стрельченко/ТАСС

Загрязнение океана

В начале октября камчатские серферы, которые катаются на Халактырском пляже Авачинского залива на Камчатке, начали жаловаться на резь в глазах, ухудшение зрения и тошноту после контакта с водой. В то же время соцсети заполнили фотографии береговой линии, заваленной мертвой рыбой, моллюсками, морскими ежами, звездами и крабами. Когда ситуацию стали активно освещать СМИ, региональное министерство природных ресурсов взяло пробы воды в районе пляжа — они показали двукратное превышение нормы фенолов и четырехкратное — нормы нефтепродуктов. Признаки загрязнения нефтепродуктами обнаружили еще на трех участках Авачинского залива. Контроль за ситуацией взяла на себя Генпрокуратура, возбуждено несколько уголовных дел. Однако точные причины загрязнения воды до сих пор официально не названы.

«Гринпис» назвал ситуацию на Камчатке экологической катастрофой и отправил на место своих специалистов. Активисты успели осмотреть несколько бухт к югу от Петропавловска-Камчатского. Они увидели пятна неизвестного происхождения, одно из которых движется к южной части полуострова, в сторону Южно-камчатского заказника — объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО «Вулканы Камчатки». «В разных местах мы наблюдали на поверхности океана желтоватую пену, вода также непрозрачная. В одной из локаций мы нашли мертвых животных. Пятно, а правильнее даже сказать некий объем, потому что оно не только на поверхности, но еще и на глубине, движется вдоль побережья», — сообщил руководитель климатического проекта Greenpeace в России Василий Яблоков.

По данным сотрудников Кроноцкого заповедника, КамчатНИРО и Камчатского филиала Тихоокеанского института географии, в Авачинской бухте погибли 95 процентов обитающих на дне организмов. Ученые предупредили, что масштаб бедствия будет увеличиваться, поскольку другие морские обитатели остались без пищи. 

Версии чиновников 

Камчатские власти считают, что о масштабном загрязнении речи пока не идет. 3 октября, после сообщений о катастрофе, местные чиновники опубликовали видео, на котором отсутствуют видимые загрязнения воды и трупы животных. Инспекторы не зафиксировали ни изменившегося цвета океана, ни особенных запахов. 

Губернатор Камчатского края Владимир Солодов после осмотра побережья, 4 октября 2020 года Фото: Александр Пирагис/РИА Новости

На следующий день глава Камчатки Владимир Солодов заявил, что в результате обследования пятен с загрязнением воды у побережья не найдено: «Люди отдыхают на берегу моря, и в целом ситуация нормализуется». Ранее Солодов говорил, что причины случившегося будут известны после получения конечных результатов экспертизы воды. Их планировали подготовить 5 октября, но этого не произошло. В назначенный день губернатор сдвинул срок на на два дня и выдвинул три версии случившегося: техногенное загрязнение, связанное с деятельностью человека, сейсмическая активность и «поведение водорослей», которые во время шторма вынесло на береговую линию.

В тот же день гипотезу о естественных причинах катастрофы поддержал глава Минприроды России Дмитрий Кобылкин: «После штормов происходит повышение токсичности микроорганизмов в этой зоне, которое приводит к изменениям в кислороде, и из-за этого эти явления могут происходить». К версии о техногенных причинах чиновник отнесся с недоверием. 

Ранее он говорил, что не считает произошедшее на Камчатке масштабной катастрофой, поскольку человеческих жертв не было. «Это на самом деле каплями, растворами лечится, это не такой сильный ожог», — сказал он о серферах, получивших ожоги роговицы глаз из-за попавшей в них воды.

Загрязненная акватория Халактырского пляжа, 5 октября 2020 года Фото: GREENPEACE/AFP

Версии экологов

В WWF считают, что нефтеразлив не мог стать причиной катастрофы, поскольку загрязнена не только поверхность, но и толща воды, о чем свидетельствуют выброшенные на берег глубоководные водоросли. Пока эксперты фонда склоняются к тому, что дело в утечке высокотоксичных веществ, которые хорошо растворяются в воде.

Вблизи побережья находится полигон с химикатами и пестицидами Козельский, где хранится более 100 тонн опасных веществ. Активисты Greenpeace опубликовали космический снимок, на котором видно, что источником загрязнения предположительно могла стать река Налычева. Козельский находится на берегу ее притока.

В нескольких местах полигона зафиксировано повреждение геомембраны — специальной влагонепроницаемой пленки, служащей защитой от атмосферных осадков и талых вод, которые размывают ядовитые вещества. В предыдущие годы на полигоне уже происходили утечки химикатов. Его построило в 1979 году ныне не существующее предприятие «Камчатсельхозснаб». После того, как на полигон выехали специалисты и взяли пробы, губернатор Камчатки назвал его «самым очевидным» ответом на вопрос, где может быть источник загрязнения.

«Только по официальным сведениям на полигоне хранится около 108 тонн пестицидов и ядохимикатов, — рассказал эксперт Greenpeace в России Иван Блоков. — В 2010 году полигон закрыли мембраной и засыпали землей, а в 2018 обнажилась мембрана с одного края. Охраны там не было никогда».

Еще одна гипотеза — загрязнение воды ракетным топливом. Помимо Козельского, недалеко от Халактырского пляжа находится ЗАТО Вилючинск с базой атомных подводных лодок. Источники «Медузы» считают, что причиной загрязнения мог стать слив отходов военными. Собеседники «Новой газеты» среди прочих тоже приводят эту версию. Издание отмечает, что подводники могли сливать гидразин — ракетное топливо. Также убедительной кажется версия о загрязнении гептилом, пишет газета. Этот компонент ракетного топлива раздражает слизистые оболочки глаз человека и вызывает рвоту — то есть подходит под описание симптомов серферов. В 10 километрах от Халактырского пляжа находится полигон Радыгино, где с 1998 года хранится около 300 тонн ракетного топлива. Сотрудники надзорных ведомств взяли с полигона пробы воды и грунта и отправили на тестирование. Нарушений там не нашли. В Минобороны отрицают причастность к инциденту.

К проверкам сведений о катастрофе подключилось множество ведомств — от аппарата полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе до Следственного комитета (СК), прокуратуры и Росприроднадзора. СК возбудил уголовное дело по факту загрязнения Авачинского залива и гибели морских животных на Камчатке по статье «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов; загрязнение морской среды».

7 октября Генпрокуратура озвучила результаты новых экспертиз и в очередной раз подтвердила версию о разливе нефтепродуктов. В образцах воды, взятых криминалистами на Халактырском пляже на Камчатке, обнаружены только следы горюче-смазочных материалов, ядовитых веществ в них нет, сообщили в ведомстве. В свою очередь экологи Greenpeace взяли пробы в бассейне реки Налычева. Они планируют проанализировать их в независимых лабораториях. Также активисты отправят на экспертизу тела погибших морских животных.

Михаил Крейндлин, руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Greenpeace в России:

Пятно неизвестного происхождения сейчас движется к территории Южно-камчатского заказника. Это очень опасно, потому что вода из океана попадает в реки, а в них нерестится рыба, которая находится под защитой. Кроме того, в тех местах обитает глобально редкий белоплечий орлан, занесенный в международную Красную книгу. Если птицы будут питаться загрязненной рыбой, мы можем потерять часть и без того малой популяции. Если пятно не остановить или если оно не рассосется самостоятельно, это может нанести вред так называемой выдающейся универсальной ценности мирового наследия. Это международный вопрос.

Океан большой, возможно, он сможет сам восстановиться хотя бы отчасти, но пока об этом трудно судить, потому что еще неясны масштабы катастрофы. Никто не знает, какие именно вещества лежат на дне, сколько их там и сколько погибших организмов.

Рабочие версии сейчас у всех примерно одинаковые. Пока ни одну из них нельзя подтвердить, потому что объективных данных очень мало. Но уже понятно, что власти начнут это дело потихонечку заминать. Они заявляют, что токсические вещества не обнаружены — это, на мой взгляд, маловероятно. Сейчас мы ждем результатов независимых экспертиз.

Необходимо, чтобы все правомочные службы взяли пробы во всех местах, где возможна утечка, в том числе возле полигонов, о которых пишут СМИ. Нужно, чтобы было исследовано дно и результаты экспертиз озвучены в полном объеме. Только получив более-менее реальную картину, можно будет понять, какие меры нужно принять для ликвидации катастрофы.

Если говорить о проблемах, которые привели к этой ситуации, одна из них, — не работающая система госмониторинга окружающей среды в этом районе. Она и в целом в стране не работает, если честно. Если бы в России было принято следить за качеством воды в определенных местах, где есть риск утечек, я думаю, о ситуации на Камчатке мы бы узнали сразу, и необходимые меры тоже приняли бы раньше. 

Сейчас есть ведомственная разобщенность — разные структуры следят за разными видами ресурсов. Декларируется, что это должно работать как единая система, но на практике этого нет. Мы живем в XXI веке и должны иметь реально работающую систему. Необходимо, чтобы данные со спутников анализировались автоматически, чтобы стояли посты в местах возможных загрязнений. Понятно, что организовать это государству непросто, но я надеюсь, что камчатская катастрофа в очередной раз нас к этому подтолкнет.

«Сноб» направил в Минприроды вопросы о масштабах экологической катастрофы на Камчатке и мерах, которые ведомство приняло для выяснения причин случившегося.

Подготовила Дарья Миколайчук

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Юрий Дудь снял фильм про Камчатский полуостров. В школе «Камчатка» — задняя парта. На карте она — нелепый довесок к материку, болтающийся с грудой разновысоких сопок на ниточке перешейка. А в обыденной повседневности — знак чего-то далекого, недоступного и не особо интересного для рядового гражданина
Больше десяти дней длятся бои в зоне конфликта между Арменией и Азербайджаном — Нагорном Карабахе. Слово «война» там звучит все чаще. К регулярным перестрелкам в Карабахе за последние два десятилетия люди привыкли, но таких серьезных столкновений не было с начала 90-х. Что изменилось в жизни простых карабахцев и что произошло с теми, кто, сам того не ведая, оказался в горячей точке? Специально для «Сноба» журналист Армина Багдасарян поговорила с теми, кто из мирных жителей превратился в свидетелей новой-старой войны
Многим хочется думать, что, оставаясь на карантине, мы помогаем оздоровлению окружающей среды. Вряд ли стоит возлагать на это большие надежды. Как ни парадоксально, чтобы улучшить экологию, необходимо работать, пусть и не так, как мы привыкли