Все новости
Редакционный материал

Художники и музыканты зарабатывают миллионы на блокчейн-технологии NFT. Объясняем самыми простыми словами, что это такое

Пока правительства решают, что делать с биткоином, а начинающие инвесторы пытаются понять, как же работают криптовалюты, рынок блокчейна предлагает новый тренд — NFT. Художники, музыканты, журналисты превращают свои произведения в токены и продают их за тысячи и миллионы долларов. Одни называют это революцией в мире цифрового контента, другие считают временным бумом. Пытаясь разобраться, как работает новая блокчейн-технология, корреспондент «‎Сноба» Асхад Бзегежев несколько раз запутался и в конце концов решил самому себе объяснить, что такое NFT, простым языком. Вот его внутренний диалог, из которого все наконец станет понятно
8 апреля 2021 11:30
Цифровая картина в галерее, посвященной искусству NFT в Нью-Йорке Фото: EPA/ТАСС

Давай по порядку. Как расшифровывается NFT?

Non Fungible Token — невзаимозаменяемый токен.

Понятней не стало. Что значит каждое из этих слов?

Придется начать с самого-самого начала. Есть такая штука — блокчейн. Это технология, которая организует базу данных. База состоит из блоков, в каждом из них содержится информация о передаче данных от одних людей другим. Такой блок называется токеном.

Все токены «‎невзаимозаменяемы»?‎

Нет. В криптовалютах токен — все равно что монета. Представь, что у тебя есть купюра в сто рублей. Ты можешь поменять ее на любую другую купюру в сто рублей — количество денег при этом у тебя не изменится. Все потому, что деньги как раз взаимозаменяемы. С криптовалютами так же: одна «‎монета» равна другой «‎монете».

Теперь давай возьмем любую авторскую статью на «‎Снобе». Каждая из них уникальна, поскольку существует в единственном экземпляре. Если кто-то их перепечатает без разрешения, это будет плагиат. Украденная статья не будет равна оригинальной. Так что статья на «‎Снобе» невзаимозаменяема. Так же как сторожевой пес в ауле у твоей бабушки — он один такой во вселенной, поэтому невзаимозаменяем. 

Допустим. Я понял, что по отдельности означают слова «‎токен»‎ и «‎невзаимозаменяемый». Как это работает вместе?‎

NFT — это условно цифровой сертификат. Благодаря технологии блокчейна его можно прикрепить, например, к какому-нибудь рисунку художника Дмитрия Северова. 

Зачем?

Рисунки Северова — это объекты цифрового искусства. Они существуют только в интернете. Любой человек может скачать рисунок, создать хоть миллион копий и выложить в соцсети. Чтобы закрепить за собой авторство, Северов может «‎токенизировать» рисунок, то есть превратить его в ‎NFT. Тогда художник станет единственным полноправным владельцем рисунка, сможет обменивать его и продавать. Новая технология — прорыв в индустрии цифрового искусства, где проблема плагиата стоит особенно остро. 

Все равно не до конца понимаю, зачем это нужно. Я могу выложить, например, свое видео на YouTube, и платформа закрепит за мной права на созданный мной контент. Уверен, для цифровых рисунков тоже есть такие сервисы.

Да, но они выступают посредниками. Суть любой формы блокчейна в том, что посредников нет. Это как с биткоином — когда ты переводишь обычные деньги, ты пользуешься услугами банка, а отправляя биткоин, ты напрямую переводишь деньги другому пользователю. Так же и с NFT — ты сам, без посредников, владеешь своим цифровым активом. И кстати, тот же YouTube может заблокировать твое видео или наложить на него ограничения — как на интервью Ксении Собчак со скопинским маньяком. 

Наверное, теперь некоторые надеются, что Собчак не знает про NFT… Значит, NFT позволяет избежать посредничества. Но не так давно все писали, что художник Beeple продал свою работу в качестве NFT через аукционный дом Christie’s‎. Это не очень похоже на мечты криптоанархистов.

Да, этот случай критиковали многие люди из мира блокчейна. Но Beeple оформил право владения на свой рисунок именно через NFT. А то, что он продал работу за рекордные для диджитал-арта 69 миллионов долларов через Christie's, можно считать маркетинговым ходом.   

Работа «Everydays: The First 5000 Days» художника Beeple Фото: Christie's Auction House/AFP

Как продают свои токены другие‎ криптохудожники?

Через криптомаркетплейсы и разные онлайн-платформы. Например, через Rarible — одну из самых популярных площадок в мире, созданную, кстати, выходцами из России. Пару недель назад актриса Линдси Лохан продала там изображение своего лица за 17 тысяч долларов. Еще одна знаменитая платформа — Nifty Gateway. Там певица Граймс (жена Илона Маска) продала свою коллекцию цифрового искусства за 5,8 миллиона долларов. Еще один пример такого маркетплейса — The Art Exchange. Его основала издательница The Art Newspaper Инна Баженова. Здесь, в отличие от двух других платформ, продаются произведения традиционного искусства. Можно стать совладельцем шедевров Боттичелли или Рембрандта, купив токен на часть картины. 

То есть с помощью NFT можно продавать и физические объекты?

Да. Еще раз — ты продаешь право владения. Его можно превратить в токен. 

Что, если я оцифрую автопортрет Рембрандта и продам его как NFT?

Ты продашь цифровую копию Рембрандта. Интереснее, если один и тот же автор продаст свою же работу в материальной и в цифровой версии, как это хочет сделать Николай Кошелев совместно с арт-группой Instigators. С помощью 3D-технологии он создал цифровые версии двух своих произведений, находящихся в музеях, и теперь собирается продать их в виде NFT. Так, по словам самого Кошелева, художники решили по-новому посмотреть на «проблему копии и оригинала‎»‎ в искусстве. 

Что, кроме картин и цифровых рисунков, можно продать как NFT?

Что угодно. Диджей 3LAU продал свой музыкальный альбом за 11,6 миллиона долларов. За токенизированный мем с радужным котом заплатили 580 тысяч долларов, а за первый твит главы Twitter — 2,9 миллиона долларов.

Продавать можно и объекты, не связанные с цифровым искусством и интернетом. «‎Норникель», например, собирается токенизировать металлы через платформу Atomyze. Пользователи, по сути, будут покупать цифровое свидетельство о собственности на актив. Тут уже вмешалось даже государство — Центробанк официально одобрил токенизацию 20% активов «‎Норникеля».‎ Президент компании Владимир Потанин хочет пойти дальше и с помощью блокчейна создавать для продукции «‎цифровой паспорт», в котором будут записаны весь процесс ее изготовления и углеводородный след.

Похоже на коллективное безумие и временный бум.

Глеб Костарев, представитель криптобиржи Binance в России, говорит, что некоторые арт-объекты, которые продаются сейчас в виде токенов, возможно, переоценены: но технология NFT уже никуда не денется, индустрия продолжит развиваться: «Хайп, скорее всего, схлынет, но самые сильные проекты и площадки останутся, технология продолжит развиваться». 

А что думают об этом люди из арт-тусовки?

Куратор и сооснователь платформы Blockchain.art Кристина Штейнбрехер-Пфандт называет NFT технологической революцией: «‎Теперь весь цифровой контент можно продавать просто, быстро и при этом этично с точки зрения бизнеса. NFT будет и дальше проникать в нашу повседневную жизнь. "Сноб", например, сможет встроить NFT в свой сайт для продажи отдельных фотографий или легендарных интервью». 

Как-то все слишком радужно.

Есть, конечно, и проблемы. Куратор выставок современного искусства Александр Буренков отмечает, что создание NFT-токенов негативно влияет на окружающую среду: «Майнинг криптовалюты Ethereum, c которой связано большинство NFT-токенов, сейчас потребляет уже больше энергии в год, чем Аргентина. Этическая установка на сокращение углеродного следа от майнинга становится для многих наиболее прогрессивно мыслящих художников аргументом для отказа от NFT — до тех пор, пока технология не станет более устойчивой. Другие пытаются решить проблему, отправляя пожертвования с продаж своих NFT-проектов в‎ фонды защиты окружающей среды. Например, певица Граймс перевела часть от 5,8 миллиона долларов, заработанных c продажи 10 работ из серии WarNymph Collection Vol. 1, в фонд Carbon180. Очевидно, что такие пожертвования не покрывают урон, который NFT-проекты наносят окружающей среде: по подсчетам платформы Quartz, в течение своего жизненного цикла стандартный NFT-токен выделит 211 килограммов CO2, и это чудовищные цифры»‎.

Можно токенизировать право на загрязнение окружающей среды.

Не смешно.

А можно превратить в NFT эту статью?

Да. Например, издание Quarz продало свой новостной материал как токен за 1800 долларов, а колумнист газеты The New York Times Кевин Рус продал свою статью за 570 тысяч долларов. 

Кто-нибудь уже продавал разговор с самим собой? 

Нет. Тут можно стать первым. 

Вам может быть интересно:

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В 2018 году в России реализовали первый этап госпрограммы по укреплению семьи. В том же году ресурс Pornhub рассказал о предпочтениях россиян в порно: в топ интересов впервые попал запрос «куколд» («рогоносец»), а Россия заняла первое место в мире по росту интереса к куколд-контенту. Формат этих отношений предполагает, что муж находит жене любовника, а потом наблюдает за их совокуплением, мастурбируя в стороне. Почему российским мужчинам все чаще нравится смотреть на измены жены, как эта мода связана с развитием соцсетей и государственной политикой, выяснял спецкорреспондент «Сноба» Алексей Синяков
Ольга Нечаева
Почему отношения трещат по швам, а секс великолепный? Есть ли шанс на хороший секс у людей в здоровых, надежных отношениях, или мультиоргазмы — итог исключительно токсичной коммуникации? Разбирается колумнист «Сноба» Ольга Нечаева
Ксения Пустовая
Число людей с избыточным весом ежегодно растёт — ожирение приняло форму неинфекционной эпидемии. Поэтому диетология…