Все новости

Главное чудо

Даже в далеком зауральском городке современные дети спорят о тайнах Вселенной и самостоятельно формулируют, что же такое главное чудо окружающего нас мира
24 мая 2021 11:40
Иллюстрация: Veronchikchik

Я не очень люблю встречаться с классами школьников. В основном потому, что почти всегда это нужно не самим детям, а их классным руководителям или учителям. Особенно мне не нравится, когда приглашают так: вот вы знаете, есть очень хорошие, умные, развитые дети из очень хороших семей и очень хорошей московской гимназии… 

Но эти ребята, видимо, чего-то такое про меня либо заранее знали, либо угадали. Они написали так: в нашем крошечном городке за Уралом три школы. Одна считается гимназией, другая известна как «хорошая с английским уклоном». Мы — из третьей школы, той, в которой учатся все те, кого родители не сумели или просто не озаботились устроить в две другие. Кроме того, у нас половина детей из окрестных деревень. И вот, учебный год кончается, и мы, если позволите, хотим вас пригласить к нам на урок литературы в качестве «подарка». У нас в школьной библиотеке есть две ваши книги, и мы почти все их обе прочитали. Все это онлайн, конечно, когда вам удобно, но только надо учесть разницу во времени между нами и Петербургом…

Я подумала и согласилась. И потом неожиданно не пожалела. Ниже расскажу почему. Но сначала мое наблюдение: современные дети в среднем задают меньше вопросов, чем их сверстники 25–40 лет назад. Даже самые маленькие, те, которым положено быть «почемучками». При этом говорят они, когда их речь уже развилась, более развернуто. Их словарный запас богаче, а возможности говорить о чувствах и формулировать свои мысли значительно превосходят тех же сверстников из прошлого. Используют они эти возможности в основном для того, что можно, наверное, назвать «самопрезентацией». То есть рассказывают о себе, о своих знаниях, каких-то пережитых ими событиях или — позже — о своих же мыслях, чувствах и переживаниях. Вопросов, повторюсь, задают сравнительно мало.

Я не даю здесь никакой оценки этому факту. Естественным же его объяснением кажется мне неизмеримо возросший за последние четверть века поток информации, который выливается на ребенка практически с самого его рождения. Фактически — он еще не успевает сформулировать вопрос, а на него уже вывалилось из среды пять ответов. Все родители стремятся ребенка всячески поскорее «развить», а школа или иное образовательное учреждение — «заинтересовать процессом обучения». Про производителей, ищущих потребителя и попутно снабжающих людей разного возраста информацией самого разного качества, я уже и не говорю. Плюс непредставимо огромное количество параллельно «самопрезентирующихся» сверстников и детей постарше в тиктоке, инстаграме, телеграме и что там еще есть.

***

На нашу онлайн-встречу две немолодые учительницы из школы за Уралом собрали довольно много детей — мальчиков и девочек из седьмого, восьмого и девятого классов. Если учительницы мне не соврали, пришли только те, кто сам захотел (вообще-то это было мое условие). Как я поняла, меня они все видели на экране довольно большого монитора, который висел в углу класса, и связь все время была очень приличная — компьютеризация дошла везде, и это не может не радовать.

Сначала мальчики и девочки (явно подготовленные учительницами) задавали вежливые стандартные вопросы, серьезно отдающие серединой прошлого, двадцатого, века, включая прямо «а какие у вас сейчас творческие планы?». Я, сдерживая зевоту, старалась отвечать нестандартно и даже не очень вежливо. Подростки тихонько усмехались и постепенно начинали выглядеть более живыми.

А потом одна девочка спросила: 

— Вот вы уже давно живете, скажите ваше мнение, а все-таки случаются ли на свете чудеса? Ну вот хоть самое маленькое, но настоящее чудо? Вы видели? Или слышали так, чтобы поверить можно? 

Пока я думала, что ответить, сидящий рядом с девочкой мальчик повернулся к ней всем корпусом и спросил, едва ли не вытаращив глаза:

— Да зачем это тебе?! 

— Чтобы было жить всю жизнь красиво и удивительно! — нескладно, но уверенно ответила девочка. 

А вскоре еще один мальчик задал прямо задевший меня вопрос (именно в его возрасте я сама мучительно искала на него же ответ):

— У нас в школе много разных предметов. И на них разному учат. Но мир-то у нас один на всех и на все. Можно ли узнать и понять, как он в целом устроен? Что он такое?

И опять, пока я собиралась с мыслями, прозвучала реплика с другой стороны класса:

— Можно, если религия. Если ты в Бога веришь.

— А если нет? — обернулся туда задавший вопрос мальчик.

— Да, действительно, — воскликнула еще одна девочка с очень короткой стрижкой. — Если Бога нет, то откуда все вообще взялось?

В классе заговорили, потом заспорили. Я была радостно удивлена. У них были гипотезы по данному поводу, и они их обсуждали. Я сказала им о своем удивлении и радости. Они тоже удивились, видимо, никогда не числили эту способность в реестре своих достоинств.

— Давайте смотреть, что мы знаем на сегодня, — сказала я. — Два главных события известного нам мира. Две яйцеклетки.

— Из яйцеклетки развивается любой организм, — важно сказал маленький головастый семиклассник.

— А какая вторая? — спросила девочка на первой парте.

— Вторая — это зародыш нашей Вселенной. Нечто с трудом для нас сейчас представимое, то, что было накануне Большого Взрыва. Зато современная наука довольно неплохо, иногда буквально по минутам уже представляет себе, что происходило  потом, когда из этой точки-«яйцеклетки» начала развиваться Вселенная. Как формировались атомы, молекулы, туманности, как зажигались и гасли звезды и образовывались планеты. И вот постепенно сформировалась такая удивительная и великолепная наша Вселенная — возрастом 13,8 млрд лет, а размером 46 млрд световых лет.

— А есть еще и другие?

— Вполне может быть. Но мы-то с вами живем внутри развившегося зародыша именно этой Вселенной и потому о других пока ничего не знаем. Но это не значит, разумеется, что их не существует. Второе главное событие известного нам мира…?

— Жизнь? — хором подсказали сразу трое. В их глазах сверкали звезды — я уверена, что в это мгновение они находились не в классе и не в поселке за Уралом, а прямо во Вселенной, в ней во всей, целиком.

— Конечно, жизнь! Вот яйцеклетка — крошечный кусочек сложнейшим образом устроенной протоплазмы. И прямо из нее, как и в случае с зародышем Вселенной, разворачивается невероятно обширная программа — развивается, рождается и вырастает великолепный гепард, или грациозный осьминог, или могучий слон. Я эмбриолог по первому образованию и доподлинно знаю, насколько это сложный, удивительный, но уже достаточно хорошо изученный учеными процесс.

— Это так. Но есть еще и третье важное событие, — поднял руку юноша, который выглядел самым взрослым из собравшихся подростков. — А вы о нем не сказали.

— Да? Какое же? — нешуточно заинтересовалась я. — Ты нам скажешь?

— Да. Вот из яйцеклетки рождается не осьминог и не гепард, а ребенок. Он ничего не знает и почти ничего не может. Но вот он вырастает и становится Леонардо да Винчи. И это ведь не в яйцеклетке все было записано? Если бы он с волками рос, так и был бы Маугли.

— Да, ты прав, — подумав, согласилась я. — Третий феномен нашего мира — это человеческая культура и цивилизация в целом. Он несводим к двум другим. Причем опять же с помощью науки — истории, археологии, этнографии, филологии — мы уже можем проследить все этапы ее эволюции и становления. 

— Я поняла! Поняла! Поняла! — вдруг воскликнула та девочка, которая спрашивала про чудо.

— Что ты поняла? — спросил ее сосед.

— Да я, мы… мы просто неправильно смотрим! Мы думаем, что чудо — это там что-то сверхъестественное, призрак какой-нибудь или телепатия, или еще что-нибудь такое. А главное чудо — это на самом деле наш мир! Такой, как он есть! Все три события, о которых мы сейчас говорили, — это же чудесно, мы просто с рождения это видим или в школе проходим как что-то скучное и не понимаем! Вот даже то, как мы сейчас разговариваем через полпланеты, — это же чудо!

— Скажешь тоже… — разочарованно протянул сосед. — Это обычный интернет вообще-то…

— Нет, она права! — горячо воскликнул кто-то с дальней парты. — Мы в этом живем каждый день и потому не видим!

Они опять заспорили. А я сидела за несколько тысяч километров от них и любовалась ими. Они сами были чудом, правда, даже не догадывались об этом. Но, может быть, это и правильно. Ведь чудо практически всегда мало что знает о самом себе. 

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект „Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

Вам может быть интересно: 

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Василий Товстоногов
Недавно увидели свет две книги отца и сына Поповых. Одна из них, «В поисках утраченной духовности» — сборник бесед Евгения Попова с его старшими современниками, коллегами, друзьями. А фотоальбом его сына Василия — это взгляд на тех самых шестидесятников через объектив фотокамеры. Получился своего рода семейный диптих, пронзительный, трогательный и печальный, рассказывающий о времени и о знаковых людях, без которых невозможно представить себе историю отечественной культуры ХХ века. Об этих книгах и их авторах размышляет Василий Товстоногов
Дмитрий Камышенко
Наконец-то вышел второй сезон анимационного альманаха «Любовь. Смерть. Роботы» — вероятно, одного из главных активов Netflix, взорвавшего сериальный мир два года назад. Громкая премьера коснулась и России, правда, у нас есть свое представление о медиабомбах. ВГТРК экранизировал книгу Захара Прилепина «Обитель» о Соловецком лагере особого назначения с Сергеем Безруковым в роли коменданта
Виктор Ерофеев
В канун векового юбилея академика Андрея Сахарова важно понять, почему его идеи потерпели крах в новой России, оказавшись чуждыми большинству народа