Все новости
Редакционный материал

Импринтинг, или Запечатление. Как устроены воспоминания у детей и целой нации

Яркие впечатления детства порой определяют наши вкусы и даже поведение практически всю жизнь. И это касается не только людей, но и целых народов
25 октября 2021 11:12
Иллюстрация: Veronchikchik

Я родилась в огромной коммунальной квартире на Петроградской стороне и жила там до трех с половиной лет. Среди множества наших соседей (на пике численности в квартире жило 42 человека) была пожилая, но еще не дряхлая пенсионерка Надежда Николаевна. У нее была маленькая комната с удивительными для современного глаза пропорциями: небольшая площадь заставленного какой-то темной и древней мебелью пола и огромная площадь четырех стен, оклеенных выцветшими, с потеками обоями. Снизу казалось, что наверху стены сходятся куполом. Так получалось потому, что комнатка Надежды Николаевны была «выгороженная» из когда-то очень большого зала (на потолке сохранилась четверть целой лепнины — какие-то узоры, цветы, завитушки и одна нога с голой пяткой), а потолки в нашей квартире были высотой четыре с половиной метра. Люстры у Надежды Николаевны не было — на длинном витом шнуре свисала вниз очень яркая лампочка, от которой всегда расходился радужный ореол. Высокое окно с полукруглым верхом на зиму всегда заткнуто серой ватой и поверх нее заклеено бумажными полосами, которые мазали клейстером (его варили из крахмала в большой кастрюле на кухне). Открывается только небольшая форточка с фигурной ручкой, и свежий воздух, вливаясь через нее в комнату, дрожит и переливается. Потолок комнаты теряется в бледно-оранжевом тумане, и когда я с порога запрокидываю голову, я его почти не вижу — только неизвестно чья голая пятка от барельефа отбрасывает небольшую синюю треугольную тень.

Мне кажется, что я могла бы проводить в комнате Надежды Николаевны все дни напролет, но моя бабушка, бывшая дворянка, говорит очень строго: «Катерина, есть правила приличия и они недвусмысленно говорят, что нельзя навязывать людям свое общество. Ты уже была там вчера, сегодня сделаем перерыв и дадим Надежде Николаевне от тебя отдохнуть».

Я понуро киваю. Мне нечего возразить бабушке, хотя мне кажется, что Надежда Николаевна скорее рада моему приходу. Я очень спокойная и молчаливая девочка. Войдя к ней, я просто стою посреди комнаты, шумно дышу и смотрю по сторонам. Иногда сажусь на пол. Ничего без спросу не трогаю и почти ничего не говорю. Я единственный ребенок квартиры, которого Надежда Николаевна пускает к себе в комнату. В свои три года я понимаю избранность.

Я жду следующего дня и спрашиваю:

— Бабушка, а сегодня мне можно в рай?

Я не имею ни малейшего представления о христианской доктрине. Моя семья — атеисты. Библия впервые окажется в моих руках, когда мне исполнится 20 лет. Но спрашиваю я именно так.

Бабушка усмехается: 

— Ну хорошо, подожди, сейчас я у Наденьки спрошу.

Надежда Николаевна почти всегда разрешает. Я приглаживаю кудрявые волосы и поправляю платье, подтягиваю колготки, глубоко вздыхаю — посещение рая требует некоторой дополнительной опрятности и концентрации, иду по темному длинному коридору, аккуратно стучу (бабушка долго учила меня, как именно надо стучаться в двери, чтобы это не выглядело вульгарным), дожидаюсь разрешающего отклика, вхожу, вежливо здороваюсь и, пройдя два шага, сажусь на половик.

Надежда Николаевна приветливо кивает мне и продолжает заниматься своим делом — она отщипывает высохшие листочки с лианы, вьющейся по стене.

Вся комната Надежды Николаевны от пола до потолка заполнена вьющимися и прочими растениями. Они растут в кадках и ящиках, в горшках и бочонках. Пальмы, лианы, традесканции, два раскидистых лимона с желтыми лимончиками, фикусы, огромные монстеры с висячими корнями, еще кто-то, чьи названия я не знаю и сейчас. В стены вбиты штыри, на них натянуты веревки и, кажется, обрывки старых рыболовных сетей, за которые все это цепляется, ползет к высокому потолку, тянется и ветвится. Листья у растений широкие и резные, или узкие и длинные, цвет — от бледно-лимонного с белыми крапинами, через охряной до темно-бордового. Преимущественно, конечно, все оттенки зеленого. Где-то внутри переплетений ветвей и лиан перелетают и чирикают несколько желто-зеленых чижиков — первую пару Надежда Николаевна купила когда-то по случаю «с рук», а потом они дважды прямо в комнате выводили птенцов. 

Надежда Николаевна давит бутылкой из-под молока горсточку семян конопли и насыпает мне в подставленные ладошки — чижики мигом слетают вниз, прыгают по моим рукам и голове и клюют — конопля для них лакомство. Потом самочка выдирает несколько волосков из моих кудряшек и уносит куда-то вверх. 

— Гнездо, — говорит Надежда Николаевна. Я киваю.

Самец пьет из стеклянной мисочки, потом садится на веточку над моей головой и поет, дрожа зелено-золотистым горлышком. Я сижу с запрокинутой головой и раскинутыми в стороны руками и смотрю на него. Чувство, которое я испытываю, вероятно, правильнее всего будет назвать умиротворением. Популярный во времена моей молодости Карлос Кастанеда, наверное, назвал бы это «пребыванием в точке сборки».

Есть в биологии развития такое понятие, как «запечатление». Самый известный эксперимент на эту тему видели наверное все: вылупившиеся утята эволюционно приспособлены двигаться за первым же движущимся предметом, который попадет в их поле зрения. Как правило, это мать-утка. В эксперименте сразу после вылупления они видят катящийся мяч и так потом за ним и ходят.

У меня совершенно очевидным образом произошло запечатление на комнату Надежды Николаевны как на идеальный тип интерьера. Всю последующую жизнь мне было совершенно безразлично, какая у меня в комнате и квартире мебель, обои, занавески и так далее. Важно, чтобы во всем этом присутствовали и над всем этим доминировали переплетенные растения. Если внутри этого переплетения что-то щелкает или чирикает — еще лучше.

В нас больше от биологии, чем мы думаем, — я это всегда знала и говорила, и весь мой опыт практического психолога это подтверждает.

Почему я вспомнила эту историю с запечатлением именно сейчас? А вот по случаю пришла в голову интересная, хотя, разумеется, не бесспорная мысль. Меня пригласили на конференцию в Москву, и организаторы (крупная фирма) забронировали мне ночлег в гостинице «Ленинградская», в высотке у трех вокзалов. Я оказалась в ней первый раз в жизни, но, зная историю создания сталинских высоток, ожидала увидеть внутри роскошные интерьеры с рабочими, колхозницами, звездами-серпами-молотами, более-менее органично переплетенными пшеничными колосьями. Каково же было мое изумление, когда внутри оказались львы, колонны, державная резьба, позолота и вообще ничего советского, а всяческая и откровенная Византия. Я от удивления прямо в холле в гугл полезла. 1949 год, интерьеры подлинные, недавно отреставрированные. Это что вообще такое?

И уже у себя в номере я вдруг догадалась: запечатление. На уровне не индивидуального (как у меня с комнатой из раннего детства), а пресловутого «коллективного» бессознательного. А почему нет? И вот ответ на вечное — мы все-таки Европа или Азия? Да не то и не другое. У нас запечатление на Византию. Вот прямо тогда, в IX–X веке, когда из мешанины балтских, финно-угорских и славянских племен зарождалась наша первая более-менее настоящая государственность. Какой мяч покатился у нас перед глазами? Как должно быть все устроено? За кем следовать? А кроме Византии с ее Царьградом ничего и не было (Европа на римских развалинах внутри себя грызется, Китай, Индия далеко, а кого еще-то запечатлевать?) Дошли, постучались, посмотрели, обомлели, посидели на коврике (потом, конечно, придумали про прибитые щиты, но это уже когда в подростковость вошли) и запечатлели накрепко: вот это — идеал, вот так оно и должно быть.

И потом — когда чувствуем себя более-менее полноценными, тут же именно это из «государственного подсознания» и воспроизводим: все отлично, мы — уже она, «новая Византия», достигли, ура.

1949 год — самое время, как в то время говорили: «Мы сломали хребет фашистскому зверю» — можно гордиться и эту гордость воплощать. Потом, уже в хрущевские времена, византийскую роскошь в высотке как будто бы партийно осудили, пошел другой виток. Но отменить-то коллективное бессознательное с его запечатленными образами если не невозможно, то уж трудно-то наверняка. Поэтому, на мой взгляд, его надо просто, без всякой оценки, учитывать. 

А что вы думаете об этом? Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Личное». Присоединяйтесь

35 комментариев
Катерина Мурашова

Вот интерьеры Ленинградской гостиницы (фотки мои)

 

Анжелика Азадянц

Катерина Вадимовна, ваши тексты - это просто космос какой-то. Огромное спасибо. Буду перечитывать и обдумывать

Катерина Мурашова
Анжелика Азадянц Анжелика, спасибо большое на добром слове. Та же бабушка, которая учила меня "прилично" стучаться в двери, предостерегала меня и от "думания о пустом" (лучше пол подмести и по хозяйству помочь). Но иногда так хочется подумать...;))
Катерина Мурашова

Интерьеры в моей квартире.

 

Катерина Мурашова

Интересно, а других областей жизни это тоже касается? Литературы, например?

А то часто вижу посты и статьи: "Нам нужно больше таких-то персонажей, таких-то сюжетных ходов, таких-то идей!" Но если коллективное бессознательное "надо просто принимать без оценки", то в чём тогда смысл таких призывов? Если все эти штуки и так есть в коллективном бессознательном, то люди и без призывов разберутся, о чём писать. А если нет, то им фиг навяжешь.
Кстати, обратила внимание. Как правило, идеи и персонажи, которых якобы "нужно больше", не так уж редки. Чаще, напротив, встречаются в каждой второй книге или киноленте.
Екатерина из Омска.
Вячеслав Потапов
Катерина МурашоваЕкатерине из Омска
недавно прочитал:
https://kot-kam.livejournal.com/3193065.html
Если люди перед чем-то благоговеют - значит, оно умерло. Если ученые теоретики трясут хвостами и кричат на все лады: "Нам нужна эпическая поэма! Дайте нам эпическую поэму!" - значит, оно умерло (как вариант, оно и живым-то не было, но это очень уж специфический случай). Если нам правда нужна фантастика, нужно фэнтези, никто не кричит "Дайте нам фантастику! Дайте нам фэнтези!" Просто берут и пишут. Если закричали: "Где же научная фантастика?! Дайте нам крепкую научную фантастику!" - все. Налейте и выпейте не чокаясь.
Катерина Мурашова
Вячеслав ПотаповА китайцы? Они в какой-то момент прямо дико закричали: у нас нет своей фантастики! И именно поэтому мы не креативны а все и у всех копируем! И стала у них фантастика. "Задача трех тел" читали?
Светлана  Горченко
Катерина Мурашова"Задачу трёх тел" как раз читаю - "Темный лес" (вторую часть). Внук присоветовал. На Флибусте есть.:)
Катерина Мурашова
Катерина МурашоваЯ думаю, что литература - это скорее сокращенное (люди "в природе" никогда не говорят так емко и не думают так ясно как литературные персонажи) "зеркало" реальности. Хотя попытки обозначения векторов развития там конечно тоже есть. Вот у нас было к концу 20 века например  три разных литературных сценария "дивный новый мир" Хаксли, советская фантастика из серии первый космолетчик, второй космолетчик... и "матрица" тогда еще братьев Вачовски. Первые два не реализовались. Третий, с ванночками прямо сейчас - в полный рост ;)) А про 1984 год Оруэлла и вспоминать смешно - сейчас все скорее боятся что большой брат их не увидит и лайк не поставит...
Вячеслав Потапов
/А про 1984 год Оруэлла и вспоминать смешно/
Президент Microsoft Брэд Смит:
"Мне постоянно вспоминаются уроки Джорджа Оруэлла из его книги "1984". На самом деле эта история… была о правительстве, которое всегда могло видеть и слышать все, что делают и говорят все, - сказал Смит. - Этого не произошло в 1984 году, но, если мы не будем осторожны, это может случиться в 2024 году"."
Вячеслав Потапов
Катерина Мурашова"дивный новый мир" Хаксли не реализовался?
ну, я давненько читал, но вот же из Вики:
"Люди на всей Земле живут в едином «прогрессирующем» государстве, где возведены в основу следующие ценности: беззаботность (работа не принята во внимание по причине естественного желания ей заниматься), сексуальная свобода и потребление."
"Института брака в описанном в романе обществе не существует, и, более того, само наличие постоянного полового партнёра считается неприличным, а слова «отец» и «мать» считаются грубыми ругательствами"
"В жизни общества ликвидировано все возвышенное и вызывающее сильные чувства: любовьрелигиявысокое искусствосвободомыслие и фундаментальная наука. Все это имеет свои плебейские заменители: безопасный секс и наркотики, культ Форда, индустрию массовых развлечений, внушение стереотипов без подлинных знаний и осмысления."
Катерина Мурашова
Вячеслав ПотаповВообще не реализовался. Там была основная идея: всем подвидам людей (включая плюс-минус эпсилон-полукретинов) есть в этом мире место и профессия. То есть все включены в осмысленную деятельность, а альф бет дельт и тд производят в связи с текущими потребностями общества. У нас явно пошло по другому сценарию - абсолютное большинство людей уже сейчас нафиг никому не нужны иначе как в роли потребителя.
Вячеслав Потапов

Мне всегда было интересно, каким образом импринтинг повлиял на меня? Но не могу представить.

Катерина Мурашова
Вячеслав ПотаповТак если человек запечатлевает обычные для его времени, нормальные вещи это никак и нельзя определить. Ну вылупился утенок, запечатлел утку и за ней ходит. Какой импринтинг? - все же нормально, так и должно быть, за кем же ему еще ходить, как не за уткой?;)))
Светлана  Горченко
Вячеслав ПотаповВячеслав, представьте, что Вы выиграли в лотерею миллион долларов с условием, что потратить его можно только на загородный дом и его обустройство, даже на приусадебный участок нельзя:(. И на благотворительность нельзя пожертвовать. Как будет этот дом выглядеть изнутри?
Вячеслав Потапов
Светлана Горченконеужели оклееный обоями из стодолларовых купюр?
Светлана  Горченко

Доводилось бывать в середине нулевых в домах «новых дворян». 

Византия, да:)

Это неудобно - например, жить «в анфиладах», и тем не менее…

Весь особняк строится в расчете на то, что там будут время от времени принимать высоких гостей.

И это такие страдания! Например, в ателье не смогли сшить портьеры правильного фасона. А они стОят как целый загородный домик для обычного дачника.

Или посмотреть интерьеры «разоблачительных роликов». Все эти золотые унитазы, ёршики и прочее «великолепие».

Даже если у хозяев есть вкус, они все равно вынуждены оглядываться на «высоких гостей», у которых вкуса чаще всего нет.

Похоже, действительно нация ушиблена тем имперским византийским импринтингом:((

А Екатерине Вадимовне мое восхищение! За тему и за ее блистательное раскрытие:))

Катерина Мурашова
Светлана ГорченкоСветлана, ну почему же непременно "ушиблена"? Византия была интересным, по своему красивым долго жившим государством. И не все плохо в этом "запечатлении". Мне например у нас очень нравилась в этом же стиле выстроенная советских времен ВДНХ.
Катерина Мурашова
Катерина, здравствуйте!
 
Вы как всегда очаровательны и парадоксальны. Чтение приносит радость,
а выводы заставляют задуматься.
Я внезапно поняла, что у меня абсолютно византийский импринтинг, точно да)))
Одно из самых сильных впечатлений это собор в Аахене. Сам собор не помню,
он абсолютно готический, и меня к моменту его посещения уже тошнило от готики.
Зато я отчетливо помню свое удивление от галереи с византийскими мозаиками и
свою радость от прогулки под этими солнышками.
И второе невероятное впечатление, в Киеве в музее семьи Ханенко — иконы 9 века,
абсолютно счастливые, кудрявые, розовощекие византийские товарищи)))
и при всем моем сильном увлечении разными стилями, они периодически отмирают,
а Византия остается навсегда)))
 
Лида из Екатеринбурга
Катерина Мурашова
Пишет Евгения из Москвы.
 
У меня, похоже, тоже был импринтинг и тоже на тему природы.
 
В детстве я жила возле большого полудикого парка, где и проводила максимум времени. Каталась на велосипеде, гуляла с собакой, каталась на лыжах... С тех пор, где бы я ни жила, я могу жить только возле парка. Качество квартиры при этом значения не имеет. Вспоминаю первые квартиры, которые мы снимали с мужем после того как поженились: объективно это был тихий ужас с тараканами, падающими с потолка, но я была счастлива, потому что под окнами были роскошные парки. Впоследствии, когда появилась возможность купить жилье, первым и единственным, кроме необходимого метража, критерием при выборе квартиры стало наличие парка в шаговой доступности. Так и живу всю жизнь возле парков. Как можно жить в центре города, скажем в элитнейшем районе Патриаршьих прудов или на Пречистенке, не понимаю от слова совсем: парка-то рядом нет, а без парка что за жизнь? 
 
Однажды я была безмерно удивлена, когда впервые приехавшая в гости подруга назвала мой тогдашний район неудобным для жизни. "Но ведь я живу практически в парке!" - сказала я. "А зачем он нужен? - удивилась подруга. - У тебя супермаркета рядом нет - что за жизнь без супермаркета?"
Вячеслав Потапов
Катерина МурашоваЕвгении из Москвы
Лента.ру периодчески публикует рассказы риэлтеров, так вот, был рассказ о том, как квартиру с видом на ж.д. пути с руками оторвали - в детстве у счастливой покупательницы был дом возле железной дороги
Катерина Мурашова

Татьяна из СПб

Что до меня, то скорее готова поверить в идею переселения душ, генетической памяти – в общем, в что-то прилетающее из другой жизни.

Детство проводила в Ленинграде (коммуналка в простецком доме для рабочих) и деревне в Псковской области (маленький кривой-косой домик, кое-как сляпанный после войны).  По духу человек скорее загородный, очень люблю лес, медитативное сидение около озера, работу на земле.  У нас там местность болотистая, низинная.

Но в 13 лет было мне озарение. Впервые в жизни попала на Ладогу. И вот это сочетание большой холодной воды, гранитных утесов, сосен и серого неба – это было такое невероятное впечатление! Единственная мысль – это мое, я здесь уже жила, я попала домой! С тех пор Скандинавия и Карелия – моя любовь навеки.  Была в Норвегии на фьордах, там вообще хюгге с глюками словила. Но там вода другого цвета, воспринималось немного как чужое.

И по складу характера я типичная немка или скандинавка, причем «хуторская», привычная к уединению и необходимости полагаться на себя. Хотя родители у меня те еще электровеники, любили компании и легко пренебрегали правилами (причем каждый на свой лад).  Теоретически прибалты в роду могли быть, но явных свидетельств на 4 поколения назад нет.

Катерина Мурашова
Вячеслав ПотаповЕсли Вы сейчас очень громко поговорите о помидорах, а еще потом прочтете сказку про Чипполино (отрывок про синьора Помидора), а потом погуглите из чего и как был сделан заперещенный ныне кетчуп Анкл Бенс - недели две все баннеры в Ваших соцсетях будут наполнены предложениями помидоров в разных видах и предлагать их будет отнюдь не правительство ;))) А вот если Вы упомянете что-нибудь из списка (не будем дразнить гусей)...;)))
Мир прозрачен насквозь, я даже не очень понимаю, как в нем безопасно взрослеть, но взрослеющие сейчас другого мира не знают и, думаю, он кажется им вполне естественным.
Светлана  Горченко
• Комментарий удален…
Катерина Мурашова
Светлана Горченкода, конечно, Чипполино, это я ошиблась. Сейчас поправлю :)))
Светлана  Горченко
Катерина МурашоваПро СССР соглашусь. Там это была такая гармоничная эстетика... Уместная. А золото-ампир в особняке Елены Малышевой в Нью-Йорке - "куда конь с копытом, туда и рак с клешней". Но к Византии симпатии не испытываю. И к византийству. Как-то совсем. Зря наших предков туда занесло:((
 
Про мой личный импринтинг. Росла на Дальнем Востоке, школу (последний год) заканчивала в Кирове, куда родители нас перевезли, и на последние школьные каникулы они подарили мне поездку на турпоезде "Смоленск-Новгород Великий - Ленинград" (до этого Москва была, ещё какие-то города).
И вот стою я на Дворцовом мосту, справа Эрмитаж, Адмиралтейство, слева Стрелка ВО, Университетская набережная, перед глазами Нева. Конец марта, зябко, волгло... Тут-то меня и прошибло. До скончания века моего. Не красотой. Воздухом. Климатом. Родина моей души. Откуда что?
Дальше все было очень романтично. Так и остаётся. Как в фильме "Достояние Республики": "Но возвращался как домой/В простор меж небом и Невой... Не дай мне Бог... Не дай мне Бог... Не дай мне Бо другого".
Сергей Кондрашов

Вот и у меня, главная повседневная радость - чтобы цветочки хорошо росли и чтобы птички на угощение слетались. :-)

Катерина Мурашова
Сергей КондрашовДумаю, в Австралии с этим проще, чем в наших суровых краях? :)) 
Катерина Мурашова
Вячеславу. Если честно, в первый раз об этом слышу. А почему умирает?
Потому что эти призывы появляются, когда фантастика (конец-переворот, ГГ-сильноженщина) уже популярны и скоро станут устаревшими?
Потому что крикуны требуют не просто фантастики, а какой-то конкретной, подходящей под Единственно Верный Шаблон?
Потому, что авторы под их давлением пишут не то, что сами хотят, а то, что от них ждут? Книга становится вымученной и, как следствие, теряет в глубине и качестве?
Или ещё почему-то?

Катерине. Ну да, зеркало... Но почему автор выбирает именно этот жанр (троп, идею), а не какой-нибудь другой? Берёт из реальности? Зачастую - да; но в реальности много чего есть. То, что на него больше всего повлияло? Вот уже и импринтинг, только личный. Всякие отсылки вставлять - тут коллективный подключается. А образ будущего из фантастики - здесь уж только то, что носится в воздухе... Но почему тогда эти образы такие разные? В вашем примере - разные общества, а если взять авторов из одного? Разные личностные заморочки?

Кстати, вспомнила один казус и подумала: не импринтинг ли?
Я после универа целое лето взахлёб хавала Донцову. И вот заметила: у неё в нескольких книгах появляется образ одной и той же комнаты. Или не одной, похожих. Но везде есть масса дорогой антикварной мебели, круглый дубовый стол, множество безделушек, рояль. Иногда в декоре появляется бронза (рамы, люстра). И везде сиденья обтянуты дорогой тканью синего цвета (шёлк, бархат, атлас).
Положим, с роялем понятно: две из трёх дам - учительницы музыки. Чем занимается третья, неизвестно: может, тоже музыкант. Но остальное-то? 
Дарья сама у себя тырила? Ну, она может! Но она же не в точности одно и то же описывала. Где прибавит деталей, где уберёт... Как-то не похоже, что просто лень думать.
А недавно у другого автора, Марии Метлицкой, нашла рассказ "Муза Александровна". Про учительницу музыки. И комната - как у Донцовой. Даже синие, мать их, кресла не забыла.
Что же это такое? Метлицкая стырила у Донцовой? Но она как раз в таком не замечена?
Отсылка, аллюзия и прочий постмодерн? Опять нет. Метлицкая качественней Донцовой, но проста, как пареная репа. Тем более, отсылка - это не "у Иванова синие занавески, и у меня тоже". Она проводит более глубокую параллель. Должно быть сходство в идеях или хоть характерах персонажей. Но у всех четырёх дам очень разные характеры и роли в сюжете...
Неужели в Москве действительно когда-то жила знаменитая учительница музыки, которая обожала синий цвет, держалась, как аристократка, и осталась одна-одинёшенька в чудо-квартире, похожей на музей? И наши литераторши учились у неё музыке? Или бывали у неё в гостях уже взрослыми? Или слышали о ней от знакомых? И у них включился импринтинг: мол, так и должна выглядеть комната старушки-интеллигентки?
Или это общепринятый образ комнаты московского интеллигента - а дамы опираются на него, как на штамп? Тогда интересно, откуда он пошёл и почему именно такой. Книги, рояль - понятно. Но остальное? Тоже ведь наверняка кто-то что-то в детстве видел - и пошло: "Вот так должна выглядеть комната интеллигента!"
А вы как думаете, что из этого правда?
Екатерина из Омска
Вячеслав Потапов
Катерина МурашоваЕкатерине из Омска
Екатерина, нмв, Вы правильно перечислили причины "смерти" жанра
Катерина Мурашова
Катерина МурашоваЕкатерина, если Вы в юности могли "хавать" детективы Донцовой, то думаю легко прочитаете книгу ее мемуаров - там есть прямо совсем интересные моменты типа встречи с Лилей Брик и тд, но и в целом ответ на Ваш вопрос проясняется. Кроме того, обратите внимание на фоне каких интерьеров Донцова обычно фотографировалась во дни ее славы :)) (я читала мало ее книг - однако историю ее детства прочла не без интереса - и видела много обложек ;))
Это та самая "советская Византия" в преломлении определенной "прослойки" советского же общества :))
Катерина Мурашова

александра иркутск

 
Здравствуйте Екатерина. Интересный материал, но обычно импринтинг это про " первое открытие глаз", а вы пишете уже про социальное наследование. Кстати , именно так, социально, наследуется из детства алкоголизм , не только птички и цветы. 
Про Византию все правильно, но есть НО. Коллектив не однороден. Если одни от Византии в восторге, то другим нужен Западный Рим и Византию они не выносят. И фактически в России минимум два психологически народа, друг друга с трудом выносящие. Одним Путин, другим Горбачев и все! И примирения не видно в перспективе.
А как сочетать с Византией эти православные купола на божничках , явно напоминающие кочевую юрту? Тут еще целый пласт "импринтинга".
Катерина Мурашова
 
Катерина МурашоваАлександра, я специально не употребляла в своем рассказе термин "импринтинг" (это инициатива редакции, поменявшей мой собственный заголовок). Запечатление в широком смысле может происходить в индивидуальном развитии много раз, именно когда мозг развивается до какого-то уровня и созревает потребность в образце (младенец еще может мыслить категориями целостного интерьера). Так же, я могу предположить, и с целостными обществами, племенами, группами и тд. То есть, Вы абсолютно правы в том, что "пластов" запечатления личного и общественного может быть много. И Разумеется, отдельный человек может иметь своим идеалом и Рим и Швейцарию и Китай и вообще что угодно. Я писала о том, что "византия" находящаяся в "коллективном бессознательном' при определенных обстоятельствах лезет из тех, кто представляет группу и распоряжается ресурсами, то есть из власть предержащих. При этом они могут вслух декларировать (и даже сами на уровне сознания в это верить) какие угодно ценности - европейские, самостийные, общегалактические и тд.
Я тоже периодически на уровне сознания задумываюсь о том, чтобы избавиться от всех этих полудохлых тропиков и сделать себе наконец практичный безликий "евроремонт". Но... ;))
Светлана  Горченко
Катерина МурашоваЕсли чему-то и завидовать - то этим самым муми-джунглям, которые Вы называете "полудохлыми тропиками":)
У меня книжный такой импринтинг был из сказки "Муми-тролль и шляпа волшебника" Туве Янссен. Помните ли? В шляпу попадало что-нибудь, а потом с этим чем-нибудь происходили чудеса. Сам Муми-тролль, округленький-пузатенький, с крохотными очаровательными глазками, спрятавшись в шляпу, вылез оттуда тощим лупоглазым чудищем, в котором только мама сыночка узнала, тем и расколдовала. А какая-то зелень превратилась в шляпе в буйные джунгли, заполонившие весь дом.
И это такой моей мечтой стало, что появись у меня тот миллион долларов, про который я Вячеславу написала, - я бы как раз обратила его в такой муми-дом с джунглями.
Как те "новые  дворяне" с их византийством. При этом вне миллионодолларовых доходов они так не живут:)
Катерина Мурашова
Светлана Горченкоживут-живут, надо просто проводить естественный отбор самых устойчивых и делать это долго. Помните анекдот про английский газон? Берешь пакетик семян за десять пенсов и триста лет его подстригаешь...;)))
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Сергей Николаевич
В петербургском Музее Фаберже открылась сенсационная выставка «Сальвадор Дали. Атомная Леда и другие образы Гала». 23 картины, несколько десятков рисунков, документальный фильм — и это все про нее, одну из самых знаменитых женщин ХХ века Елену Дьяконову (1894–1982), вошедшую в историю под коротким и звучным именем Гала. О судьбе музы Сальвадора Дали и о выставке в ее честь размышляет главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
Сергей Николаевич
Встреча с писателем Эдвардом Радзинским всегда особенный и ни с чем не сравнимый опыт. Несмотря на почтенный возраст, он остается блистательным рассказчиком и одной из самых притягательных фигур отечественной литературы. Недавно в этом смогли убедиться гости элитного интеллектуального «Клуба 418», собравшиеся на его лекцию в отеле «Метрополь». Впрочем, как выяснилось, в истории клуба этому выступлению суждено было стать последним. На эпохальном событии побывал главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич
В ноябре в российский прокат выходит фильм «Обходные пути». Картина режиссерки Екатерины Селенкиной и продюсера Владимира Надеина уже стала одной из самых успешных российских лент года. Об экспериментальном кино, поддержке молодых кинематографистов и месте политики в культуре с одним из самых ярких российских продюсеров года поговорил Ренат Давлетгильдеев