Иллюстрация: John Holcroft/Getty Images

GettyImages-748319687.jpg

Иллюстрация: John Holcroft/Getty Images

Катерина Мурашова: Поколенческий невроз

Редакционный материал

Зачем мы лишаем детей свободного времени

21 мая 2018 10:16

Забрать себе

Недавно ко мне приходила молодая привлекательная женщина. У нее двое детей. Они еще не очень большие, младшие школьники, но очень занятые. Эти дети на двоих в неделю посещают 20 кружков и секций. То есть самих кружков, конечно, меньше, на некоторые из них ребенок ходит два или три раза в неделю. Но всего получается по десять посещений на ребенка.

На каждое занятие детей надо водить или возить. Привезти из дома или школы, подождать от сорока пяти минут до трех часов, забрать и отвезти обратно домой или на следующий кружок, где все повторится. Двадцать раз. Каждую неделю. Из месяца в месяц. Кажется, моей посетительнице помогает ее отец, дедушка детей. Но все равно она чувствует себя от всего этого несколько одуревшей и не совсем понимает, как она попала в такое положение.

Идея о том, что «детей надо развивать», захватила родительские умы не так уж давно — лет 25, максимум 30 назад. Предыдущее поколение (мое и моих сверстников) еще никто не развивал. Мы развивались сами. Но нас надо было «кормить и одевать». Причем кормили нас очень усердно, по моим наблюдениям, с гораздо большим ражем, чем кормят детей нынешних (тут надо понимать, что поколение наших родителей — это были люди, пережившие войну и блокаду Ленинграда). Обед всегда состоял из трех блюд. Когда встаешь из-за стола, тарелка должна быть чистой. Еду нельзя выбрасывать. Если ребенок не хотел доедать, в ход вполне могла пойти «тяжелая артиллерия»: «Ты вот тут кобенишься, а в Африке дети голодают!»

Одевали нас не менее усердно. Шуба, шарф, валенки, в них — шерстяные носочки. На легкую кофточку, под шубку — кофточка шерстяная. Под шапочку — обязательно платочек. Создавалось впечатление, что блокадные холода на десятилетия заморозили тела и души наших родителей.

Потом с «кормить и одевать» отпустило. И почти сразу покатил вал «развивать их!». Истерия нарастала постепенно. Сначала  значительная часть активных родителей развивала своих детей сама на основе и с помощью более-менее доморощенных или даже наукообразных теорий — все эти методики Зайцева, Домана, Никитиных и прочее.

Тогда же возникла и укрепилась мысль: начинать развитие детей надо как можно раньше и как можно больше. Зачем и почему это нужно — никто не обсуждал. Нужно, и все. Возник элемент соревнования: «Как, вашему ребенку уже три года, а он еще не все буквы знает?! А мой уже по слогам… Но вот до Валиного сына и нам далеко — ему четыре, а они уже читают свободно и таблицу умножения наполовину…» Абсурд доходил до того, что детей пытались учить читать еще во внутриутробном состоянии. Элементарная мысль о законе сохранения вещества и энергии — если где-то прибавится, то где-то непременно убавится — этим родителям в голову не приходила, им казалось, что в ребенка, как в свинью-копилку, можно прибавлять что угодно, ничем не жертвуя.

Разумеется, с возникновением спроса появилось и предложение. Буквально в каждом квартале открылись разнокалиберные «обучалки-развивалки». Сначала они обучали все тому же: читать, писать, кубики Зайцева, физкультура. Потом стали более изощренными — непременный английский язык, развивающие игры, театр для самых маленьких, танцы, песочная терапия…

Родители сдавали детей в «обучалки-развивалки» как в продвинутые камеры хранения — сначала даже для самых маленьких детей не было практики совместных детско-родительских занятий, они появились позже. Родителям это нравилось: дети «развиваются», а у них самих есть время передохнуть. Плюс их детьми занимаются «специалисты» (кавычки — оттого, что я сама в это время в народившихся, как грибы, «обучалках» подрабатывала и прекрасно помню, что и как там тогда делалось), и значит, им самим кубики Зайцева осваивать не надо, ведь далеко не у всех родителей есть педагогические способности и желание непрерывно креативно лепить буквы из соленого теста и гнуть их же из проволоки.

С широким распространением компьютеров возникло новое движение: уже не малыш, а ребенок постарше, школьник должен быть «все время занят», чтобы он «не болтался просто так», но и не засиживался у компьютера (позже — с гаджетами и в социальных сетях).

Мне кажется, что сегодня, сейчас этот массовый «отвлекающий» мотив постепенно идет на спад. Гаджеты, интернет и социальные сети стали неотъемлемой деталью человеческой повседневности. А исследуемое нами явление оторвалось от изначальной причинно-следственной связи и просто повисло в воздухе — «ребенок должен много чем заниматься», «в идеале он должен быть все время занят». Это важно и полезно. Просто так, само по себе.

Я видела детей, которые после школьного дня последовательно посещают два кружка (например, урок в музыкальной школе и теннис), и еще в этот же день у них занятие с репетитором по математике и дополнительный английский. Плюс домашние задания.

Что это вообще такое, кому и зачем оно нужно?

Ребенку? Да у него рабочий день иногда приближается к 14 часам. Нарушается сон, аппетит, исчезает любопытство к миру. Ему некогда вживую пообщаться со сверстниками, выстроить взаимоотношения, научиться разрешать противоречия и конфликты, получить обратную связь, хорошенько узнать себя и других. Все в этой области уплощается у него до френдов и лайков. Нарастает чувство непонятости и одиночества (особенно острое при том, что вокруг все время мелькают сменяющие друг друга люди и картинки).

Может быть, это нужно родителям?

Они тратят на все эти кружки существенную часть семейного бюджета и своего времени. Они возят или водят туда детей, сидят в холлах всех этих бесчисленных «центров досуга» и «домов творчества». Они то и дело заставляют бесконечно уставшего, сонного, капризного или протестующего ребенка «собраться и сделать» — задание, упражнение, рисунок. А ведь есть еще и уроки. Наверное, их греет мысль, что ребенок от всего этого «развивается» прямо невиданными темпами.

Но вот что я наблюдаю на практике. К подростковому возрасту очень многие дети «входят в силу» и от всех этих выдуманных родителями занятий просто отказываются. Заставить их уже невозможно, интерес, любопытство к реальному миру практически потеряны во время предыдущей гонки, рефлексия по поводу собственных желаний отсутствует даже в зачатке — не развилась, потому что не была нужна на предыдущем этапе, родительские предложения были избыточными, глубоких длительных отношений со сверстниками нет. И подростки «зависают» на подозрительном по качеству отдыхе — как-то ходят в школу, как-то учатся, в основном лежат на диване и сидят все в тех же социальных сетях.

А пришедшие ко мне родители с горечью говорят: «Когда он был маленьким, мы его куда только ни отдавали, он у нас чем только ни занимался, а теперь вот… все бросил».

Но если эти «развивательные гонки» не особенно нужны ни самому ребенку, ни его родителям, то кому же они нужны? И откуда взялись?

Я не случайно выше описала историю с «кормить и одевать» из детства моего ленинградского поколения.

Тревога, поколенческий невроз. Слишком быстро и непонятно все меняется. Картинки мелькают, сменяя друг друга. А вдруг мы не успеем, не разовьем, не додадим нашему ребенку, и он выйдет в жизнь недостаточно снаряженным.

Спросите себя: не успеем, не дадим — что? Снаряженным — для чего?

Мир действительно развивается так стремительно, что мы сейчас даже представить себе не можем, какие навыки, знания и умения понадобятся через 20 лет, когда сегодняшние малыши станут взрослыми.

Вполне возможно, что самым востребованным качеством и умением будет, например, развитая эмпатия. Или способность не концентрировать внимание, изящно скользить по поверхности все ускоряющегося информационного потока.

Мы не можем предсказать. Но мы можем захотеть увидеть и понять, «как оно устроено». А потом здесь и сейчас решить, бежать ли нам вместе со всеми или вместе с ребенком идти своим, индивидуальным, осознанным путем. Поддевать ли платочек под меховую шапочку? Заставлять ли все доедать давящегося кашей малыша? Учить ли буквам в два года? Обеспечивать ли постоянную занятость младшему школьнику?

Вам решать, уважаемые родители.

Напоследок хочется уточнить: автор ни разу не претендует на «истину в последней инстанции» по затронутому вопросу и с удовольствием обсудил бы эту тему с заинтересованными собеседниками.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться