Начать блог на снобе
Все новости

Общество

Редакционный материал

Сократились ли ваши доходы из-за коронавируса?

Вопрос дня

Более 60% россиян не имеют накоплений, а большинство из тех, у кого они есть, при потере заработков потратят свои сбережения за полгода. Мы спросили участников проекта «Сноб» о том, как пандемия и карантин повлияли на их личный бюджет

8 апреля 2020 9:40

Фото: RunPhoto/Getty Images
 

Сергей Мурашов, инженер, специалист по международным перевозкам, Россия

Я же занимаюсь международной торговлей, и адекватно посчитать доход можно только по итогам года, а до этого еще далеко. Пока все идет нормально: первые три месяца года большие обороты бывают редко, и вот как раз прямо сейчас у меня много работы. Правда, неизвестно, что из этого теперь выйдет, с нынешними скачками курса доллара — понятно, что стабилизации ждать не приходится. Я недавно ввязался в небольшой экспортный проект, который казался интересным. Но российские производители, чью продукцию я собирался продавать, уже нарушили все сроки, и есть шансы, что они так ничего и не закончат. А российские покупатели, для которых я поставляю импортное оборудование и компоненты, вряд ли смогут продолжать работать в обычном режиме, так что и это направление, скорее всего, закроется. Поэтому оптимизму взяться сейчас неоткуда. Остается надеяться, что и это мы переживем, а за спадом неизбежно последует рост. 

Гузель Хуснуллина (Махортова), аналитический психолог, Россия 

Мои доходы пока не сократились. Просто не увеличились, потому что придется отложить запуск новых проектов. Но, если даже не удастся их реализовать, думаю, что я не расстроюсь. Потому что самое главное — это внутреннее спокойствие. Пока мы живы, все может быть.

Hanna Shumska, руководитель иммиграционной компании, Греция

Мы работаем в основном в четырех странах — Греции, Италии, Испании и России, и в каждой из них сейчас сложная ситуация.

По нам ударили сразу несколько факторов: это и мировое закрытие границ, и пострадавший имидж европейских стран из-за коронавируса, и падение рубля с 8 марта, и антикризисные меры в России, где, по сути, объявлен праздник почти на 40 дней.

Каждая из этих ситуаций била нас по-разному: эмиграция в условиях неопределенности замедляется, курс евро повлиял на покупательскую способность наших клиентов, потому что и все затраты на переезд исчисляются в евро. Больше всего ситуация с коронавирусом ударила по нашему филиалу в Москве: мы очень мало чего там сейчас можем оформить.

Естественно, у нас просели продажи — более чем на 50%. Если такое падение продлиться еще полгода, это может привести нас на позицию ниже точки безубыточности. При этом понятно, что продажи будут проседать и дальше. Психологически мы считаем, что самым тяжелым месяцем был март, так как сейчас наблюдается небольшое восстановление курса рубля, а также  стабилизировалась — то есть обрела определенность — ситуация по карантину.

Самая понятная ситуация у нас в Греции. Здесь коронавирус практически не ударил по стране — заболевших немного и это в основном возвращенцы. Поэтому государство смогло подготовиться к кризису. Все сотрудники получают дотацию на 30 дней, и работодатель может не платить зарплату в этот период, но он все равно не освобождается от уплаты налогов и «подарка на Пасху» — так называется денежная выплата в размере минимальной зарплаты. Конечно, дотации от государства сократили затраты компании за этот месяц. Но от налогов никто не освобожден, компаниям просто предоставили отсрочку по уплате на полгода.

Ситуация в Италии и Испании хуже, чем в Греции — там более серьезная вспышка вируса, и наша компания, скорее всего, не получит дотаций. Дотации будут получать уволенные сотрудники (у нас таких нет) или очень конкретные сектора бизнеса, например, общепит.

При этом все наши филиалы в Италии, Греции и Испании работают полным ходом, ведь вузы работают (сотрудники работают дистанционно, конкурсы и результаты зачисления высылаются на почту), документы принимаются и другими инстанциями, миграционные службы работают с ограниченным функционалом.

По перспективам на будущее ситуация не такая печальная, как у некоторых секторов. Средний мигрант переезжает один раз за свою жизнь, и в случае мирового форс-мажора он скорее отложит переезд. Это значит, что те люди, которые не переедут в этом году, переедут в следующем, и мы вернем себе часть упущенной прибыли.

В бизнесе мы сейчас активно занимаемся продажами, рекламируем себя и работаем с клиентами на перспективу. Сокращены только самые дорогие пути рекламы, такие как покупка статей и ссылок, все остальные рекламные кампании остаются.  

Елена Проколова, журналист, Россия

Мои доходы не снизились. Полгода назад я вступила в состояние «ипотека на 15 лет», и для меня это уже обычное дело, когда нет денег. Не вижу в этом ничего страшного. Я привыкла не жировать. В магазинах покупаю только самое необходимое, по кафе не хожу. Я настолько адаптировалась, что смогу прожить и на 5 тысяч рублей в месяц.

Боюсь представить, что будет с моей ипотекой теперь. Главное, чтобы было чем ее платить. Но ничего, справлюсь. 

Anna Bistroff, дизайнер, лектор по истории и философии моды, Россия

Мои доходы не сократились — даже выросли, в том смысле, что стала меньше тратить. Загодя сделала три оптовых закупки всего необходимого (от провизии до моющих средств). Оказалось, это гораздо выгоднее, чем 10 раз сходить в магазин. К тому же отпали траты на кафе и рестораны — тоже плюс. 

Что касается собственно доходов, то у меня их сейчас нет: я работаю на будущее, а те изменения в мире, которые неминуемо грядут после окончания всего этого треша, мне только на руку. С октября этого года планирую с головой уйти в инфобизнес онлайн: буду преподавать в двух учебных учреждениях, да и вообще читать лекции и вести вебинары — а взять за горло аудиторию, увлечь ее я умею. 

Опять же, коллекция, над которой я сейчас работаю, уже соответствует новому формату потребления, то есть принципам «красота должна быть функциональной» и «все должно сочетаться со всем». Уверена, что эти вещи будут востребованы. Жить, слава богу, есть на что: грамотные инвестиции позволяют. Так что внутри себя я кризис уже пережила и не отчаиваюсь: живем дальше, прорвемся.  

Ирина Кудесова, писатель, журналист, переводчик, Франция

Я, в основном, работаю из дома: журналистика, уроки французского и литмастерства по скайпу. Романы пишу. И иногда ну очень хочется лапы размять, пометаться по Парижу и его окрестностям. Раньше, хоть и нечасто, можно было мчать по зову полицейских. Я присяжный переводчик с французского, и если кто-то набедокурит, украдет что — я тут как тут, перевожу в комиссариате полиции обычную песню: «Не виноват, исправлюсь, отпустите». А виноватому задаю всякие каверзные вопросы стражей порядка. Киношники, которые иногда просят меня организовать съемки во Франции, тоже затаились. Простаиваю. Сижу в мышеловке, описываю будни двух французских семей во время карантина — говорят, смешно. Если что, заходите похихикать, не все же жуткие новости читать. 

Нина Миронова, экономист, Россия

Я работаю на удаленке с сохранением зарплаты, так что мои доходы пока не сократились. Из-за сидения дома сократились расходы, я ни на что не трачу деньги, и мне приходят возвраты за отмененные билеты. Однако я понимаю, что если ситуация продлится, возможен и другой сценарий развития событий.

Мне кажется, крупные компании будут сокращать затраты, оптимизировать, но это будет не сразу.

Думаю, у большинства сейчас сократятся не только доходы, но и расходы, которые в общем-то необязательны, например, связанные с поддержанием своего имиджа или внешнего облика «на должном уровне». Это не то чтобы хорошо, просто многое будет пересмотрено. 

Стать участником проекта «Сноб» можно, оформив пробную подписку, например — на один или три месяца.

Подготовила Татьяна Санькова

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Миллионы людей по всему миру последние недели работают из дома, «на удаленке».Сколько дней или месяцев продлится это глобальное затворничество — неизвестно.Как обустроены домашние офисы и с какими проблемами приходится сталкиваться, работая без отрыва от холодильника, рассказывают и показывают участники проекта «Сноб»
Из-за распространения коронавируса во многих странах уже действует общенациональный карантин. В России такие меры пока не введены, тем не менее все больше людей — вынужденно или добровольно — переходят к жизни в режиме самоизоляции. «Сноб» попросил психологов дать советы о том, как провести эти две недели без вреда для психики
Чеченский блогер Мухаммед Носаев выбросил в толпу 200 тысяч рублей, Владимир Жириновский раздал деньги «холопам» и «крепостным» на Красной площади. Участники проекта «Сноб» высказали свое мнение по поводу того, насколько публичной персоне уместно в прямом смысле разбрасываться деньгами