Все новости
Редакционный материал

Одна вакцина — хорошо. А две?

Ситуация вокруг второй российской вакцины от коронавируса становится все более двусмысленной
7 апреля 2021 13:05
Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»

В середине декабря прошлого года, в самом начале российской кампании массовой вакцинации от COVID-19 ВЦИОМ провел опрос, чтобы выяснить мнение жителей России об этой мере. Больше половины опрошенных (52%) ответили, что не будут или скорее всего не будут прививаться, еще 10% затруднились с ответом. Причем на вопрос о причинах нежелания лишь немногие заявили, что не хотят никаких вакцин или вообще не верят в реальность пандемии. Подавляющее большинство «отказников» объяснили свой выбор недоверием к российской медицине и конкретно к «Спутнику V» — единственной массово применявшейся на тот момент в России вакцине от коронавируса.

Людей можно было понять. Когда официальные лица и контролируемые властями медиа в один голос превозносят некий отечественный продукт (упирая в основном именно на его отечественность), а надзорное ведомство угрожающим тоном напоминает, что зарубежные продукты того же предназначения не зарегистрированы в России, поневоле заподозришь, что с рекламируемым средством что-то не так. Однако на сей раз опасения, к счастью, оказались напрасными: вакцина, созданная командой института имени Гамалеи, в самом деле демонстрирует эффективность и безопасность на уровне лучших мировых препаратов этого класса. Что подтверждается не только двумя статьями в авторитетнейшем медицинском журнале The Lancet, но и данными «народного исследования», проводимого инициативной группой участников клинических испытаний вакцины. Их оценка эффективности «Спутника V» практически совпадает с официально заявленной. Тем не менее многие до сих пор предпочитают подождать появления двух других российских вакцин, уже получивших необходимые разрешения.

Вакцина «Спутника V» Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»

Одна из них уже доступна. Препарат «ЭпиВакКорона», созданный новосибирским ГНЦ «Вектор», сразу после регистрации (которую он получил в октябре прошлого года, несмотря на то что не только III, но даже совмещенные I и II фазы клинических испытаний до сих пор не завершены) начал поступать небольшими партиями в медицинские учреждения некоторых регионов, в частности Московской области. Так что жители этих регионов, которые боятся прививаться «Спутником», могут вместо него использовать «ЭпиВакКорону». Некоторые так и сделали — после чего, естественно, захотели узнать, сработала прививка или нет. Этот вопрос интересовал и участников клинических испытаний новосибирской вакцины.

Результаты оказались обескураживающими: стандартные тесты, применяемые в крупных сетевых лабораториях, не выявили у привитых «ЭпиВакКороной» искомых антител. Вообще.

На недоуменные вопросы любознательных пациентов руководство «Вектора» ответило, что, мол, антитела, вырабатываемые к их вакцине, настолько специфичны, что стандартными тестами (основанными все на том же взаимодействии «антиген — антитело») они не обнаруживаются. Зафиксировать их можно только специальными фирменными тестами, разработанными и производимыми... самим «Вектором».

Уже на этом месте в голову невольно лезут некоторые литературные реминисценции — от «Нового платья короля» Андерсена до «Созвездия Козлотура» Фазиля Искандера, где невоспроизводимость опыта гениального ученого объясняли именно тем, что опыт гениален. Но попробуем вникнуть в аргументацию авторов «ЭпиВакКороны» по существу.

Вакцина «Вектора» отличается от всех остальных используемых сегодня в мире вакцин от коронавируса тем, что она пептидная. Это означает, что в качестве агента, вызывающего иммунный ответ, в ней используется не сам вирус (как в живых вакцинах), не его оболочка (как в цельновирионных), даже не конкретный белок (как в векторных и мРНК-вакцинах), а отдельные короткие фрагменты белковой молекулы — пептиды. По уверению разработчиков «ЭпиВакКороны», это именно те участки S-белка коронавируса, которые непосредственно участвуют во взаимодействии с клеточными рецепторами и потому эволюционно консервативны: мутации, вызывающие изменения этих участков, отсекаются естественным отбором, так как мутировавший вирус не может заразить клетку. А посему антитела, «заточенные» строго под эти фрагменты, будут-де опознавать любые варианты вируса, как бы ни менялись все остальные его части.

Вакцина «ЭпиВакКорона» Фото: Роспотребнадзор/Агентство «Москва»

Ничего невозможного в этом нет, более того, вакцины такого типа (не от SARS-CoV-2, а от некоторых других вирусов) существуют и работают. Но, когда авторы «ЭпиВакКороны» объясняют этой высокой специфичностью «невидимость» антител к их вакцине для стандартных тестов, это уже звучит несколько странно. Стандартные пробы на антитела к S-белку должны реагировать с любыми антителами, способными связываться с этим белком — независимо от того, с какими именно его участками они связываются. И если антитела к «ЭпиВакКороне» не реагируют с ними, какие у нас основания думать, что они свяжутся с реальным S-белком на поверхности реального вируса? И это не риторический вопрос: случаи, когда у привитых «ЭпиВакКороной» больше чем через три недели после прививки (когда иммунный ответ заведомо должен быть сформирован) развивалась коронавирусная пневмония, уже не единичны. Причем среди них есть и тяжелые, чего не отмечено ни для какой массово применяемой вакцины от COVID-19.

Впрочем, активисты «народного исследования» новосибирской вакцины попытались проверить свою кровь и теми самыми фирменными тестами от «Вектора». Если не вдаваться в статистические тонкости, то итог таков: даже и эти тесты обнаруживают антитела лишь у 70–75% всех вакцинированных «ЭпиВакКороной». Хотя в официальных предварительных результатах II фазы клинических испытаний говорится о ее «стопроцентной иммунологической эффективности» — это означает, что антитела должны вырабатываться у всех привитых.

22 марта активисты направили открытое письмо министру здравоохранения России Михаилу Мурашко с подробным изложением полученных ими данных. Оно заканчивается словами: «Мы просим Минздрав РФ организовать независимое от Роспотребнадзора исследование иммуногенности “ЭпиВакКорона”, а именно — провести анализ вирус-нейтрализующих свойств сывороток вакцинированных “ЭпиВакКорона” с использованием живого коронавируса SARS-CoV-2. Просим обнародовать результаты данного эксперимента». Ответ пока не получен.

Складывается впечатление, что все опасения общественного мнения относительно «Спутника V» воплотились в «ЭпиВакКороне»: информационная непрозрачность, ведомственный монополизм, стремление побыстрее отрапортовать. Если это так, то в качестве следующего звена в этой цепочке можно ожидать включение административного ресурса. Попросту говоря, «ЭпиВакКорону» начнут навязывать — сначала учреждениям, проводящим вакцинацию, а затем и гражданам. Так что тем, кто не доверяет государственной медицине и официальной информации, лучше бы побыстрее привиться «Спутником V», пока это можно сделать свободно.

Тем временем 27 марта стартовало промышленное производство третьей российской вакцины — цельновирионной «КовиВак», созданной Федеральным научным центром имени М. П. Чумакова. Но о ней — в другой раз. Пока можно посоветовать лишь запомнить ее название и не путать ее с «ЭпиВакКороной».

Вам может быть интересно: 

Больше текстов о политике, обществе и науке — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Ольга Нечаева
Почему отношения трещат по швам, а секс великолепный? Есть ли шанс на хороший секс у людей в здоровых, надежных отношениях, или мультиоргазмы — итог исключительно токсичной коммуникации? Разбирается колумнист «Сноба» Ольга Нечаева
Константин Эггерт
Владимир Путин готовится править Россией еще полтора десятилетия. В предстоящем послании Федеральному собранию он может рассказать, как именно
Анжелика Азадянц
Прошло больше года с тех пор, как нога последнего российского туриста ступила на кипрскую землю. Авиасообщение прекратилось…