Ксения Чудинова

Памяти Владислава Крапивина

Сегодня ночью умер самый зачитанный мною в детстве писатель — Владислав Крапивин. Началась моя любовь с ним, кажется, то ли с «Мальчика со шпагой», то ли с «Детей синего фламинго» — точно уж и не помню: книжку подсунула школьный библиотекарь. Зато точно помню, что за первой пошла вторая, третья, четвертая. А в каждой книге были хоть и разные истории, но сюжетный мир был примерно один: одинокий ребенок лет в возрасте от 8 до 12 лет случайно находит свой мир, а в нем друзья. За этот мир герою потом неизменно приходилось сражаться. А вокруг героя простирались реки и моря, ходили маленькие парусные суда, действия происходили в больших городах и на пыльных пригородных полустанках, все было пронизано духом путешествий и приключений, а вопросы, которые задавал себе герой, касались чести, смелости и сути доброты. 
1

Как выглядит будущее образования

Финляндия, страна с самым образованным населением мира, переходит на тематические блоки, отказываясь от предметного обучения. В Европе, Азии и США появляются междисциплинарные факультеты — это когда физиологи работают в связке с лингвистами, физики с робототехниками и исследователями генной инженерии. Весь мир увлечен сменой образовательной модели. Стандарты, разработанные в конце XIX века для индустриального общества, перестают работать. Что делать России, чтобы оставаться лидером среди стран, дающих качественное образование? Каких абитуриентов ждут современные университеты? Можно ли в век информационных технологий говорить о наборе базовых знаний или лучше задуматься о компетенциях и поисках нестандартных решений? Насколько перспективно тематическое образование, вводимое сейчас в скандинавских странах? 
0

Зачем нужна и чем важна инклюзия

Сегодня в России практически все школы должны принимать детей с ограниченными возможностями, однако, на практике это выглядит совсем не так. И вопрос не только в техническом оснащении здания (пандусы, лифты), но и в том, что учителя и родители психологически не готовы к инклюзии. Со стороны учителей нет знания об особенных запросах особенных детей, зато есть довлеющие над всей системой образования понятие «рейтинг школы» и «общая дисциплина», которая подталкивает преподавателей неадекватным требованиям к детям. Со стороны родителей — страх, что их ребенок окажется в классе с «детьми-инвалидами», связанный в первую очередь с ощущением потери качества образования, и во вторую — с тотальным незнанием об интеграции в общество особенных людей. Что мы ждем от инклюзивного образования в стране, где особенных детей называют инвалидами? Есть ли место в новой образовательной модели особенным детям? Опыт какой страны можно взять за основу в инклюзивном образовании в России? Есть ли что-то революционное в методиках обучения особенных детей, что сегодня должна взять на вооружение обычная школа, — чтобы все дети получали образование самого высокого качества.
0

Через две недели после обрушения здания спасатели нашли живую женщину

Криками и аплодисментами встретили местные жители и журналисты жительницу Бангладеш по имени Решма, которую сегодня вытащили из-под завалов Rana Plaza, сообщает РИА Новости. Решма находилась в восьмиэтажном здании во время катастрофы, случившейся 24 апреля. 14 дней она провела по завалами. Спасло ее то, что в момент аварии ее не ранило, а молитвенная комната, в которой она находилась, не была разрушена. Там же было немного воды и еды. Решма разумно распределила запасы, однако, в последние дни еды уже не оставалось, и бангладешка только понемногу пила воду. Все время она слышала, как велись спасательные работы, кричала, чтобы привлечь внимание спасателей, но безуспешно. Когда спасатели подошли совсем близко, она вытащила в щель железную балку и начала громко ей стучать.
0

В Госдуме предложили создать государственные фитнес-клубы

В Думе уверены, что государственные фитнес-клубы с льготами для групп граждан были бы востребованы, цитирует слова Прокопьева «Российская газета». Сегодня фитнес-клубы продают годовое обслуживание за 30-45 тысяч рублей, с усеченным набором услуг — за 22-25 тысяч рублей. Однако средний ежегодный доход российских граждан не позволяет купить годовую карту в спортклуб. А фитнес-клубы не могут снизить цены на карты до 12-18 тысяч рублей. Именно поэтому Александр Прокопьев, представитель комитета по охране здоровья в Думе, и предложил развивать государственные семейные спортивные клубы с льготными ценами, куда могли бы приходить родители с детьми всех возрастов. «Уверен, такой вид семейного отдыха был бы востребован. Бюджетные спортклубы просто необходимы», - говорит Прокопьев.
0