Наталья Семенова

Наталья Семенова: Сирия как учебник

Путешествия — поразительная вещь. Отдых для глаза, души и желудка. Путешествие же в Сирию еще и интеллектуальный тренинг. Здесь невольно начинаешь вытаскивать из памяти все, чему учили в школе и университете. Справа античность — колонны, фронтоны, каннелюры, слева Византия — крестово-купольный храм, мозаики и мертвые города, каких больше нет нигде в мире. Вот фантастическая Пальмира, оазис в пустыне, на который случайно натолкнулись английские купцы. Тут годами сидел на столпе отшельник Симеон, прозванный Столпником, из этого окна в Дамаске спускали в корзине будущего апостола Павла. В огромном замке Крак-де-Шевалье крестоносцы годами держали осаду.Сирия не только учебник по истории, но и пособие по толерантности. Мусульмане и христиане живут здесь мирно. Хочешь — ходи в хиджабе и будь третьей женой, а хочешь — с непокрытой головой, но тогда никакого многоженства. Не пускают в эту страну только с израильской визой, поскольку на карте Сирии такого государства не существует вовсе.
3

Наталья Семенова: В России лучшие в мире коллекции

Ник Ильин похвастался, что нашел в своих закромах письмо Марка Шагала. А я, вдохновленная документальным фильмом Юлия Лурье «Свет очей», полетела в Париж в надежде отыскать на бывшей даче секретаря Матисса Лидии Делекторской хотя бы кусочки тканей (один такой, некогда принадлежащий Матиссу, у меня есть) или почтовые открытки, но ничего не нашла. Зато своими глазами увидела, где разводила цветы муза Матисса, завещавшая этот полуразрушенный дом и свою парижскую квартиру государству, чтобы вырученные деньги пошли на создание музея художника в его родном городе (наследники Матисса, не самые бедные люди на свете, на это не расщедрились). Историю этой удивительной женщины, подарившей  все, что ей досталось от мэтра, подробно описывает Хилари Сперлинг в своем бестселлере «Неизвестный Матисс», перевод которого выйдет под моей редакцией весной этого года в серии ЖЗЛ в издательстве «Молодая гвардия».
2

Наталья Семенова издала альбом «Агитлак», посвященный палехской росписи

«Александр Добровинский это нашел и открыл, а мы его обессмертили» — так говорит о своем участии в создании альбома «Агитлак» Наталья Семенова. В этом альбоме знакомые нам палехские лаковые миниатюры представлены в качестве мощного орудия социалистической пропаганды и агитации. Палехские шкатулки превратились в маленькие винтики системы идеологической обработки — в так называемый «агитлак». Авторство термина принадлежит известному адвокату Александру Добровинскому, на основе коллекции которого составлен альбом. «Еще три года назад я, умудренный опытом профессиональный коллекционер, не мог себе даже представить, что в искусстве ХХ века есть что-то не изученное, достойное называться открытием нового пласта нашей культуры», — говорит Александр. «Мы с Ириной Тархановой, которая сделала немало книг по “агитфарфору”, заболели этой темой не меньше, чем сам Александр, — рассказывает Наталья Семенова. — Мы считаем, что “агитфарфор”, который считается знаковой советской продукцией, меркнет по сравнению с “агитлаком”. Дело в том, что иконописная составляющая этих вещиц придает им особую душу. Сила “агитлака” в сочетании русской иконы с советским революционным искусством. Именно этим палехский промысел так интересен. И то, что сделал Александр Добровинский, — это настоящее открытие. Александр пригласил меня как издателя, он знает, что я не только умею писать книги, но и делать их. Поскольку я не могу все делать сама, я пригласила еще несколько человек, и у нас получилась очень хорошая команда. С Женей Гершкович мы до этого уже сделали одну книгу, и я предложила ей написать текст к этому альбому. Она целый год занималась этой темой и очень ею прониклась. Третий наш человек — это Ира Тарханова, дизайнер этой книги. Ну и, конечно же, сам Александр Добровинский, он в этом проекте является не только владельцем коллекции, но и создателем книги».
0

Наталья Семенова: Оставьте Гоголя в покое!

А недавно группа очень достойных деятелей культуры предложила одного Гоголя заменить другим. Того, что на Никитском, вернуть на Пречистенский, так как второй (тот, что в полный рост, работы Николая Томского) стоит на месте, принадлежащем первому (который сидит). Первого, сидящего, «с печатью грусти на челе», изваял скульптор Николай Андреев, чью биографию я даже когда-то успела написать, но не успела издать, поскольку грянула перестройка и книгу об авторе Ленинианы из списка вычеркнули. Все, конечно, ждут, что я буду биться за перенос. Ничего подобного. Я против и обеими руками поддерживаю известного реставратора и члена оргкомитета по празднованию юбилея Гоголя Савву Ямщикова, предлагающего оглядеться и увидеть, что нет больше ни прежнего утопающего в зелени бульвара, ни особнячков, а есть чудовищные махины новых билдингов и вылетающие из тоннеля машины.
0