Евгений Бабушкин /

12 самых важных вещей 2013 года

«Сноб» уже подвел лингвистические итоги года: креаклы, митболы и кошачий зад заняли там достойное место. Но жизнь — не только слова, да и Маркс советовал изменять действительность, а не только ее описывать. В наш новый рейтинг не вошли ни сердца геев, едва не сожженные Киселевым, ни абажур, чуть не сделанный из кожи предков Гозмана, ни огромная щука, якобы пойманная Путиным. И то, и другое, и третье — слова, а нас интересуют вещи. Настоящие, весомые, которые можно потрогать, продать или сломать

Участники дискуссии: Надежда Рогожина
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Январь. Паспорт (российский). Именно его получил актер и бизнесмен Жерар Депардье 5 января 2013 года. А следом — ключи от квартир в Саранске и Грозном и приглашение поступить в Тюменский драмтеатр. Хотя Депардье отказался от Мордовии ради Бельгии, где налоги тоже довольно низкие, именно благодаря ему в этом году зазвучала тема миграции. Сначала в мажорном и комическом ключе, после — в трагическом.

 

Февраль. Хондрит. То есть каменный метеорит петрологического типа 5 и химического типа LL. Эти подробности взволновали ученых, а жители Челябинска описали свои впечатления проще: вспыхнуло и грохнуло. Хондрит Чебаркуль, взорвавшийся в небе над Западной Сибирью, — самый яркий метеорит столетия. И, вероятно, самый крупный со времен Тунгусского. Найдено 53 обломка, часть из которых предприимчивые челябинцы попытались продать через интернет. Показательно, что так же поступили с разрушенным памятником Ленину в Киеве: продали по кусочкам. Есть в этом какая-то смутная постсоветская мораль.

 

Март. Костюм (Путина). Борьба за права детей приобрела в этом году изощренные и даже сюрреалистические формы. Ее символом стала Ирина Бергсет, выскочившая замуж за норвежца и родившая от него сына, а после лишенная родительских прав. По словам Бергсет, норвежцы злонамеренно наряжают ее ребенка в костюм Путина, а после насилуют. Тем самым не уважая ни права ребенка, ни светлый образ защитника всех русских детей.

 

Апрель. Куб (агитационный). Хорошо известная на Западе, но редкая в России форма уличной агитации. Активно используется сторонниками Алексея Навального, которого начали судить в апреле, дали ему пять лет в июле, в сентябре позволили поучаствовать в выборах мэра Москвы, а в октябре изменили срок на условный.

 

Май. Бриллианты. Точнее, 57 тысяч одних только драгоценных камней (не только бриллиантов), изъятых у Евгении Васильевой в рамках дела «Оборонсервиса». СМИ называли ее фавориткой Сердюкова, она также известна своими поэтическими строчками «ты за что меня пнул, пусть слегка, сапогом». С месяцем маем эти бриллианты никак особенно не связаны. Дело длится уже второй год, превратившись из коррупционного скандала в вялую коррупционную повседневность.

 

Июнь. Электрокабель. Московское метро начало гореть в июне, горело в июле и так и вспыхивало до декабря. Горело в основном на серой ветке, и это могло бы остаться локальной проблемой зажравшихся москвичей, если бы не одно но. Пожары на стратегических объектах — один из характерных признаков общего износа советской техники. Сначала загорится метро, потом упадет самолет, потом утонет «Булгария».

 

Июль. Скальпель. Больше всего кликов и лайков в этом году собирали новости о том, как нерусский русского убил. Обычно в истории фигурирует нож, но в этот раз молодой (предположительно) чеченец зарезал противника скальпелем. Что и вызвало массовые волнения в городке Пугачев Саратовской области, прозванные новым «пугачевским бунтом». Через полгода по той же схеме взбунтовалось Бирюлево, и эти события вызвали куда больший резонанс, поскольку журналисты и блогеры в основном живут в Москве, а не в Пугачеве.

 

Август. Лодка. Амур разлился: самое мощное наводнение за последние 115 лет накрыло Дальний Восток и северные области Китая. 126 населенных пунктов было подтоплено в Амурской области и 77 — в Хабаровском крае. Ошалелый крестьянин, передвигающийся по улицам родного села на лодке, — иконический образ августа.

 

Сентябрь. Пирожки (с повидлом). На муниципальные выборы россиянам традиционно плевать, даже если это выборы мэра. Но копеечные пирожки с повидлом и клоуны, развлекавшие избирателей на участках, сделали свое дело. В Москве явка поднялась: с ничтожного уровня до жалкого. И составила 27%. Победил действующий мэр. Алексею Навальному не помогли ни агитационные кубы, ни другие интересные вещи.

 

Октябрь. Факел. Олимпийская истерия (кто-то предпочитает называть ее всенародным воодушевлением) воплотилась в факел. Который погас, благодаря чему либералы вновь скрестили шпаги с консерваторами. Одни ругались: в России что ни делай, получаются «жигули». Другие говорили, что гаснуть — в природе факелов, а насмешники просто ненавидят все русское. Кстати, символом Олимпиады могла стать и шапка, загоревшаяся на одном из факелоносцев — впрочем, честном и достойном человеке.

 

Ноябрь. Елка (новогодняя). Фаллический символ Евромайдана. Украшенная хулительными картинками и разодранная на баррикады, главная елка Украины вызвала жгучую зависть у российской прогрессивной общественности. Киевляне (которых на площади было больше миллиона) раз и навсегда доказали, что у них — больше. То ли больше смелости, то ли сознательности, то ли безумия.

 

Декабрь. Чемодан. В 2013 году Красная площадь прославилась дважды. Как сцена для членовредительского перформанса Петра Павленского и как место установки рекламного павильона Louis Vuitton, выполненного в виде антикварного сундука. И «яйца», и «чемодан» вызвали бурную дискуссию о том, что можно и чего нельзя творить на Красной площади. Как и все подобные дискуссии, она быстро перешла к разговору о пределах человеческого. Об этом так хорошо рассуждается на исходе трудного, долгого года.

Комментировать Всего 1 комментарий

Мне понравился блог Михаила Эпштейна 'Язык - не зеркало общества...    Вербальные итоги 2013'.

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне, Алия Гайса