Все новости

Редакционный материал

Доносчик или ребенок в беде? Что делать родителям, если их дети ябедничают

Раньше ябеды зачастую становились изгоями. Но последнее время дети все чаще жалуются взрослым на свои проблемы с ровесниками. Что же делать родителям в таких случаях?

7 Октябрь 2019 10:40

Иллюстрация: Марина Савицкая

Вот такое письмо пришло по почте недавно.

Пишет читательница Арина из Украины:

«…появился вопрос по взаимодействию с детьми. А именно — о том, как быть мне и ребенку, если он склонен ябедничать.

Мой сын всегда предпочитает привлекать взрослых к решению конфликтов с детьми. Например, мы гуляем с подругой и детьми, у нас сыновья ровесники. Сын подруги — парень активный и веселый, хулиган, в хорошем смысле этого слова.

И он в шутку может сказать сыну какую-то глупость. Сын обижается. И вместо того, чтобы отшутиться в ответ или попросить прекратить, или еще как-нибудь решить конфликт напрямую с приятелем, сын бежит жаловаться его маме и мне.
Я всегда прошу его самого решать такие вопросы: объяснить “мне не нравится, не делай так, пожалуйста” или сказать “сам дурак”, или, на худой конец, “прекрати, а то стукну”. Но он не хочет решать такие вопросы сам.

Написать вам меня сподвигла история, которая произошла вчера.

Детей попросили принести в класс сменную обувь. У нас сейчас все еще 25 градусов тепла, в классе жарковато.

Я дала сыну с собой легкие тканевые туфли на липучке (он ходил в подобных в сад 3 года подряд). Они объективно выглядели нормально, не были девчачьими, и вообще он сам их выбрал. Но оказалось, что всем остальным ребятам в классе дали с собой кроссовки, кеды и кожаные туфли. То есть более “крутую” обувь. Поэтому один мальчик начал смеяться над обувью моего сына. Сын пошел жаловаться учительнице, учительница отчитала мальчика. И сын рассказал мне эту историю и сказал, что он больше в этих туфлях не пойдет. И я дала ему с собой другую “нормальную” обувь.

Простая история, но в ней мне непонятно, как относиться к тому, что ребенок ябедничает.

Я думаю, что дети не любят ябед, и решать вопрос напрямую с обидчиком более правильно с точки зрения уважения окружающих. Вместе с тем решать самому, вероятно, менее эффективно.

Подскажите, пожалуйста, как относиться к “доносам”, если для меня главная ценность школы — это отношения в коллективе?
Насколько вероятно, что ябеда интегрируется в коллектив и над ним не станут смеяться еще больше?
Или как убедить ребенка, что такие небольшие проблемы он может и должен решать сам?»

Арина в своем письме также упомянула, что в моем многолетнем блоге про тему ябедничества, кажется, никогда ничего не было. Я повспоминала и поняла, что читательница, по всей видимости, права: действительно, никогда и ничего. Почему же так? Ведь тема-то важная и наверняка так или иначе, в том или ином периоде развития ребенка волнует многих родителей, а сформировать и проговорить свое отношение к проблеме приходится и вовсе практически всем родителям, даже если их ребенок никогда не ябедничает.

Благодаря Арине я задумалась над этим вопросом и поняла, что причина моего «неписания», по всей видимости, очень проста: далеко не все в этой теме ясно для меня самой. Поэтому предлагаю: давайте сегодня попробуем разобраться вместе.

Полвека назад я росла в мире, где семейное и общественное отношение к доносам и ябедам было вполне однозначным. Моя бабушка по этому поводу всегда говорила нечто по ощущению средневековое: «Доносчику — первый кнут!» Выражение ее лица при этом было таким сложным, что все было ясно. Лишь много лет спустя я узнала, что приблизительным истоком этой народной пословицы было российское Соборное уложение XVII века.

Здесь надо понимать, какую эпоху только что пережили все взрослые люди, окружавшие мое взросление. Моего собственного дедушку арестовывали два раза, оба раза по доносам: один раз в 1934-м (разобрались и выпустили), второй раз перед самой войной (он был видным геологоразведчиком — через два месяца опять выпустили и услали в долгую экспедицию). После войны его уже не трогали — возможно, лишь потому, что в войну он горел в танке и остался неходячим инвалидом первой группы, хотя и продолжал удаленно работать в бухгалтерии родной геологоразведки. Так что отношение бабушки и ее сверстников к доносам, пусть даже к детским, никакого удивления не вызывало и не вызывает, не так ли?

Я и мои сверстники принимали все это как данность, хотя наша молоденькая первая учительница усиленно пыталась насаждать доносы. Уходя куда-нибудь из класса, она прямо говорила: вот ты и ты будете следить, чтобы детки вели себя хорошо, а кто будет баловаться, тех запишете и потом мне скажете.

Надо сказать, что особого успеха ее тактика не имела, и, возвращаясь, она неизменно слышала от назначенных:

— Все дети вели себя хорошо!

Уважение коллектива казалось потенциальным ябедам важнее.

Однако потихоньку и не на глазах у всех некоторые девочки у нас в классе той же учительнице «стучали», нам это было доподлинно известно и всегда вызывало презрение.

Как ни странно, в этом вопросе у нас существовал половой диморфизм. Если ябедничала девочка, говорили: дура-ябеда! Если мальчик, градус презрения был выше и говорили: подлец! В результате мальчики ябедничали намного реже девочек.

По мере нашего взросления тема вообще закрылась, так как «неуставные» контакты между миром взрослеющих детей и миром взрослых практически стремились к нулю. Все свои проблемы и конфликты мы решали сами, вмешивать в это взрослых казалось просто странным.

Изменилось ли что-то в этой области теперь, по прошествии всех этих лет?

Разумеется, да, и, на мой личный взгляд, изменения очень большие.

Сейчас я попробую для начала просто перечислить все факторы, которые, по-моему, «сыграли» на этом поле.

  1. Родители в целом стали уделять намного больше времени и внимания взрослению собственных детей, а также их социальным проблемам и психоэмоциональному состоянию.
  2. Сгладилась, в какой-то степени ушла в прошлое общественная травма, связанная с политическими репрессиями 30-х и 50-х годов.
  3. Со времен перестройки так или иначе нарастает европеизация значительной части российского общества (по крайней мере городского). В общем потоке перенимаемого — идеи личной ответственности за происходящее вокруг: если ты видишь какой-нибудь непорядок — не игнорируй, но и не бросайся сам махать кулаками, а немедленно позвони или сообщи в соответствующую инстанцию. Они обязаны разобраться.

Как последний пункт касается нашей темы? Да очень просто и прямо. Он фактически диктует: если твоего ребенка обидели в школе и он тебе об этом рассказал, не советуй ему промолчать, «попробовать договориться» или «дать в морду» обидчику, сразу иди к учительнице, к директору или в районо.

Добавьте сюда интернет-возможности, которые на порядок упростили коммуникацию всех со всеми.

Буквально вчера был пример, который меня поразил.

Мальчик-пятиклассник на переменке словесно оскорбил одноклассницу. Вечером того же дня девочка как-то раздобыла электронный адрес и прислала матери мальчика на телефон подробную письменную претензию с требованием разобраться и принять меры, оформленную так литературно и структурно грамотно (мать мальчика мне ее на приеме вслух зачитала), что хоть сейчас без всякой правки подавай заявление куда угодно. Вполне допускаю, что девочке помогали с оформлением ее родители, но совершенно не удивлюсь, если девочка проделала все это сама.

Мир изменился. Но условное «подсознание» нашего постсоветского общества по-прежнему требует осуждать тех детей, кто в любой форме ябедничает и доносит, и решать большинство текущих социальных проблем самому или уж с помощью друзей. Однако новые ценности вроде бы требуют привлекать всех: родителей, учителей, «инстанции», общество в целом (см. несколько недавних шумных интернет-кампаний по поводу «ребенка оскорбили в школе»). А как же в этих обстоятельствах вести себя конкретным родителям? Если их собственный ребенок ябеда? Или если он, наоборот, рассказывает о ябеде-однокласснике и запрашивает отношение к этому явлению своего родителя?

Мое мнение на сегодняшний день такое.

  1. Родителю следует самому определиться. Если сообщать обо всех школьных нарушениях и обидах учителю кажется вам вполне приемлемым и современным — ок. Если вы не хотите знать о происходящем, как не знали о вашей школьной жизни ваши родители и прародители, тоже ок. 
  2. Далее вы в понятной ребенку форме сообщаете ему свое отношение, уточняя, что это отношение именно ваше личное. Вот такой ему достался родитель, который именно так к этому относится. На конкретном текущем примере это будет проделано или теоретически — тут без разницы, главное, чтоб было понятно и не допускало разночтений. Ребенку обязательно нужно знать отношение к вопросу значимых взрослых, а также к чему готовиться ему самому и на что он здесь может рассчитывать: на «доносчику первый кнут» или на то, что если тебя кто-то обидел, то мама всегда выслушает, поддержит, а потом пойдет и разберется с обидчиком.
  3. Если ваше отношение к проблеме дифференцированное, то следует четко и понятно (для ребенка понятно) вслух дифференцировать. Например, если то, что ты видишь или о чем узнала, угрожает жизни и здоровью человека или людей, может привести к травмам или разрушениям, надо немедленно сообщить всем, кто может помочь и предотвратить: учителям, родителям, первому встречному милиционеру. Это я считаю долгом каждого порядочного и ответственного человека. Если речь идет о школьных девчачьих разборках, не сопровождающихся прямым членовредительством, я не люблю ябед, не хочу ничего об этом знать, разбирайся сама и на меня не рассчитывай.

Здесь, конечно, надо понимать (и я понимаю), что любое дифференцирование условно.

Например: приятели и приятельницы девочки-подростка тайком собрались в городской поход — идти на весь день исследовать опасную многоэтажную «заброшку», а девочку с собой не взяли, потому что она трусиха и с ней много возни. Девочка обиделась и настучала на них учительнице, а та позвонила родителям, поход подростков сорвался, и в результате их пропесочили и наказали все, кому не лень.

Была ли угроза жизни и здоровью подростков в этом походе? В общем-то, была. Было ли поведение девочки ябедничеством из ее личной обиды и в конечном счете «девчачьими разборками»? Да, было.

В общем, вопросов здесь явно больше, чем ответов.

Я призываю всех заинтересованных читателей высказаться по теме, может быть, из палитры разных мнений родится какая-нибудь общая современная картина. Мне самой интересно.

Спасибо Арине за поднятую тему.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
51 комментарий
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте, уважаемые люди! Я решила в этом сезоне провести эксперимент. Если у вас есть что сказать по теме вот этого поста, но вы не являетесь подписчиком и членом клуба, то пишите вот по этому адресу katgift12@gmail.com      

 

Я или моя помощница будем ваши мнения сюда кидать и это придаст любой теме новые грани дополнительный объем и всем будет интереснее - ну или я так думаю. Но не попробуешь - не узнаешь ;))

 

Пишите пожалуйста то имя, под которым будет опубликован ваш коммент и откуда вы. Например: пишет Мария из Челябинска или пишет Алла из Восточной Германии.

 

Спасибо.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна:

Наверное, письмо получиться сумбурным, так как от этой темы меня "бомбит", прошу прощения. 
  Сама постановка вопроса "ябеда", "доносить" звучит отвратительно: когда мы уже перестанем общаться как в тюрьме. Тем более, что ябеда применяется к дошкольникам, в старшем возрасте уже стукачи. Не вижу беды и проблемы в том, что ребенок рассказывает о своих  (именно о своих) обидах, значит, ему нужна помощь, даже если родителю кажется, что он может решить проблемы сам. Сообщать только о физическом насилии тоже не вариант, и с психологическим справиться непросто. Ребенок не всегда ожидает, что взрослый пойдет разбираться, часто его надо просто выслушать и пожалеть, иногда подсказать, как действовать. Если ребенок постоянно сообщает о других, значит нужно доносить мысль, что у других есть свои взрослые.
  Автор письма говорит "хулиган, в хорошем смысле этого слова", мне кажется нет хороших смыслов у хулигана, это романтизация неправильна. Может, ее сын и пытался сам разобраться - не получилось, или то, что дракой не закончилось - не зачет? В шутку сказать глупость? А над мамой подруга тоже так подшучивает? Возможно, ее сын вообще не хочет общаться с тем мальчиком, просто мамы дружат.
  Думаю, нужно учить и своим примером показывать, что твои интересы важны, но и интересы других надо уважать, что "нет" - это нет. Что рассказывать об обидах нормально, что отвечать нужно прежде всего за себя.

  На эту тему есть очень хороший момент в рассказе про Витю Малеева (рассказ Н.Носова), когда Шишкин прогуливал школу, а Витя его не выдавал. Учительница тогда сказала "это врагу нельзя выдавать". Кратко и емко:)

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Екатерина из Москвы:

Насколько эта тема мне близка и болезненна! Мой ребенок из таких, которые предпочитают решать всё самостоятельно, что порой ОЧЕНЬ сильно выходит нам всем боком. Это мой личный болезненный опыт, который каждый год пополняется чем-то новым. Почему решает сам? Потому что в свое время в лице первого учителя не нашел ни понимания, ни поддержки. А в лице меня - беспомощного родителя, видимо. Сейчас сын в 4-м классе и у нас наметился прогресс. В том числе благодаря школе.
Поэтому из своего родительского опыта я сделала вывод, что хочу знать обо всем, что мой сын считает правильным или не правильным, что волнует его, раздражает или может спровоцировать. Потому что вместе мы думаем о том, как нам решить возникшую проблему и как решать её сейчас или в будущем. Сын импульсивен и скор на принятие решений, в итоге из пострадавшей стороны быстро становится агрессором и обвиняемым. Поэтому да, я очень его прошу рассказывать и жаловаться. И нам повезло - в школе есть соц.педагог и психолог, настроенные на решение конфликтов не путем "обвиняемый-жертва", а ставя целью дальнейшее позитивное взаимоотношение детей. И это, наверное, самый трудный путь, но, сужу по своему ребенку, самый благодарный.
Может быть, если рассматривать обращение ребенка не жалобой, а просьбой помочь, дать тот самый инструмент, который поможет в будущем решить конфликт на стадии зарождения, а обидчику - дать тот же инструмент для того, чтобы остановиться и подумать, то и в целом конфликтов будет меньше? Мы с ребенком часто говорим о результате, о том, что ты ожидаешь получить в результате своих действий, будь то жалоба или немедленная реакция. И пытаемся найти лучший вариант.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Ольга из Минска:

Затронутая тема она очень недетская. Мне 40 лет и у меня нет детей. Но это позволяет мне смотреть на вещи как бы с третьей стороны - помня ещё себя в том возрасте очень ярко. И понимая тех, кто воспитывает, потому что воспитывать приходится тоже. И искать язык с детьми и подростками.
Так вот, к сути. Вопрос тут в намерении. Если "донос" несёт в себе желание манипуляции (наказать, обидеть, прекратить), то это один вопрос. А если - желание порядка, желание призвать систему на защиту этой же системы, то совсем другое. Но в этом другом тоже два подводных камня. Человек рассматривает себя как винтик системы и просит защитить систему, которая обеспечивает существование своего винтика (в том числе через защиту этого винтика). Или человек уже понял, что только он сам несёт ответственность за себя? и поэтому обращение к системе - это бессознательное признание собственной слабости.
Взрослому человеку ответить на эти два вопроса нелегко. А малышу? Он встраивается в систему и становится винтиком и потому действует логично. Логично для винтика. А сила духа, ответственность и остальное - это уже вопросы с ответами подросткового возраста. Поэтому в данной ситуации родители зря кипешат. Им самим в себе надо разобраться и пояснить ребёнку именно свою позицию. Собственно об этом Вы уже написали. Дети в наше время умнее родителей на голову. Они всё видят. И фальшь, и правду.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елена из Москвы:

По моим наблюдениям на детских площадках, по сравнению с моим детством (80-е годы) значительно возросло число случаев, когда  во всех вопросах, даже при спорах во время игры, стало естественным прибегать к помощи взрослых. Любая мелочь  для некоторых детей – повод прибежать к маме-папе-бабушке и начать взывать к их арбиражу. И, похоже, часть взрослых такая ситуация устраивает. Им нравится эта роль верховных судей и непрогрешимых контролеров. И они сознательно не учат своих детей самим пытаться найти решение, попробовать поискать компромисс, отстоять свою точку зрения или свои границы. Так что условные «ябеды» появляются, как мне представляется, не столько в силу характера, сколько в ответ на транслируемое детям послание: «ничего не решай сам», «есть умные взрослые – они разберутся» или даже «выступать в роли жертвы – выгодно».
И еще одно замечание вдогонку. Почему-то именно среди условных «ябед» больше всего тех, кто требует по любому вопросу наказать обидчика, причем наказание должно быть непременно связанно с физическим насилием.  

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Арина, автор заглавного письма:

Катерина Вадимовна, добрый вечер!

 
Спасибо что опубликовали мое письмо и написали статью.
Также благодарю всех читателей за ваши комментарии и мнения!
 
Возможно, в моем первом письме недостаточно полно описана картина, добавлю несколько деталей.
 
Наши отношения с ребенком очень доверительные. Он знает, что с любой проблемой может обратиться ко мне и я помогу. Он окружён любовью всей семьи и знает, что ему есть на кого положиться. При этом, для меня важно, чтобы сын был самостоятельным. Поэтому, если он может решить вопрос сам, я все же прошу его это сделать. От самостоятельной уборки разбросанных вещей до вот таких проблем в отношениях, о которых мы тут говорим.
 
Пожалуй, я не написала в чем сама суть вопроса - в том чтобы у ребенка формировалось не пассивное, а энергичное отношение к решению своих проблем. Поэтому я писала о том, что лучше бы сын что-то ответил или даже пригрозил обидчику.
Здесь для меня было ценным письмо Екатерины из Москвы. История про ее сына позволила мне посмотреть на свой вопрос с несколько другой стороны. Спасибо!
Анне, первой прокомментировавшей мое письмо, тоже хочу объяснить некоторые моменты:
Например, когда я пишу "хулиган в хорошем смысле этого слова" - я имею в виду, опять же, энергию ребенка. У 6-летних мальчиков она не всегда направлена на созидание. Они иногда обязываются, дерутся и ломают вещи. И я не вижу в этом ничего ужасного, если потом ребенок осознает, что был не прав и делает выводы на будущее.
 
По поводу эмоциональной реакции на слово "донос" - прошу вас обратить внимание на кавычки. Согласна, что слово донос отдает тюремным языком, поэтому их и добавила :)
Анна, возможно, вы поможете подобрать более литературный синоним к словам "ябеда" и "донос", я их не нашла. А слово "жалоба" показалось недостаточно сильным.
 
Ещё раз благодарю всех за ваши мнения и комментарии!
 
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елена из Киева:

 

Думаю, что тема сложная.

Но сейчас я делюсь опытом именно детского поведения.
Я считаю, что "ябедничество" это способ решения проблем. И по началу им пользуются все дети. Но потом для некоторых он становится доминантным, а кто-то, вообще, считает такой способ не эффективным или не приемлемым для себя.
Дети тестируют этот мир и пробуют механизм "ябедничества".
Я и себя помню в дошкольном детстве в роли "ябеды", но у меня этот механизм не прижился. Мне эта роль не понравилась.)))
 
В моем классе были два мальчика, которые постоянно ябедничали.
Сейчас, я понимаю, что для них это была стратегия выживания. Один был маленький, другой полненький, в мальчишеских играх они заведомо были аутсайдерами, и для них такое поведение было компенсацией поражения в играх . Возможно, были и другие причины, но эти мальчики ябедничали всегда на более успешных одноклассников. В классе их не любили, но терпели. Оба балансировали на грани терпения коллектива, но иногда все же получали "в нос" от более прямолинейных и открытых парней. В личной жизни у них не сложилось(((
Надо сказать, во взрослом возрасте это не было так явно, но общаться с ними было не приятно, мягко говоря.
Но карьеру строить подобное поведение не мешало. Но для меня, они были скорее отрицательными персонажами.
И вот, несколько лет назад, я столкнулась с ябедой ещё раз.
Мой сын во 2-3 классе выбрал подобную стратегию поведения.
Мой муж и я на протяжении года, почти каждый день разбирали разные ситуации, вели беседы, меняли тактики.... Мы были очень расстроены поведением сына...
Наша версия такова: сын был маленького роста в классе, а в тот период в детских коллективах это бывает важно, или желал особенного признания среди сверстников, но в школе ябедничать или как то по другому конфликтовать с одноклассниками он боялся. В школе точно не ябедничал.
И начал ябедничать на своих ДРУЗЕЙ во дворе !!!! ИХ РОДИТЕЛЯМ!!!
Например, докладывал маме друга какие тот "плохие" слова знает, или что тот во время игры бегал по газонам или прыгал с парапетов. Впрочем, все то, что и так родители знали про своих детей. И он как буд-то ждал, наказания друга(((
При этом мальчишки его не обижали!!!!
Наоборот, дети были добрые и не агрессивные...Некоторые  даже не понимали подлости такого поведения...
Картина была очень не приятная((((
Мы были с мужем в отчаянии, вели с ним беседы, как раз по трем пунктам, как у вас в статье...  анализировали ситуации... читали "правильные" книги... смотрели "правильные" фильмы....применяли разные тактики...
И однажды, ему объявили бойкот!!!! и дети и их родители!!! Родители сказали, что любят своих сыновей и отказываются слушать про них гадости.Сын был в шоке!!! Мы с ним обсудили ситуацию, помогли найти выход, как помириться с друзьями. Больше в подобном поведении он не был замечен.
До сих пор не знаю, что помогло, наши беседы или решительный отпор ребят и их родителей...
Он с ребятами помирился (в детстве это проще) и дружат уже много лет.
Надо сказать, что мы с мужем паралельно к беседам искали и помогали сыну развить свои способности по другому. Например: физической силой сын похвастаться не мог, но муж его научил здорово подтягиваться на турнике, лучше всех в классе. Они ходили вместе на клайминг ( лазанье по стенам и отвесным скалам), поэтому сын лазил по деревьям ,как Тарзан, мальчишки только рты открывали.
 Со временем, самоутверждаться через ябедничество нужда отпала.
Нам казалось, что ему как раз не хватало успешности и признания именно среди сверстников. Были ли мы правы? Не знаю.
 
 
Сын уже заканчивает школу и детские проблемы забылись...
Не знаю, правильно ли мы действовали?..Я не сторонница излишнего контроля за жизнью ребенка, но тогда мы с мужем считали правильным решением вмешаться.
Нам в нашем детстве хватало фразы:"Доносчику первый кнут". А с сыном было не так просто.
И оставить на самотёк, тоже не смогли.
 Помню, что поведение сына нас очень беспокоило, больше чем все другие моменты в то время. И ни разу не требовалось такого серьезного вмешательства в личные отношения сына. Поэтому, я понимаю беспокойство Арины.
 
Несмотря на отрицательное отношение к ябедам в обществе, это поведение довольно распространено. Почему?
К такому поведению бывает склонность или это приобретенное свойство?
 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваЕлена, огромное Вам спасибо за Вашу историю. Я уверена что она будет важна для многих родителей.
Я думаю, что некая склонность в характере к ябедничеству может быть, но все таки и среда (например учительница или школа в целом, поощряющая доносы детей друг на друга, или общество, которое практически требует от своих граждан «сигнализировать, если что” тоже свою роль играет.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 

Пишет Марина из Петербурга:

Решила написать свой комментарий, потому что в нем будет сразу две точки зрения. Мы с мужем относимся к поколению "на переходном рубеже", юность пришлась на конец 90-х, когда происходил переход от презрения к "доносчикам" до осознания необходимости обращения за помощью к взрослым (это уже не каралось смертью). Сейчас у нас подрастает маленький сын.
Вкратце пересказала супругу содержание вашей статьи, так он вскричал в праведном порыве: "И правильно! Пусть ребенок рассказывает обо всем! У меня в детстве была куча проблем, а я не мог пойти к взрослым за помощью. Мне приходилось пытаться решить все самому, но обычно ничего не получалось. А взрослые решили бы эту проблемы за пару секунд!".
А я вдруг подумала, что с помощью взрослых у современных детей и вправду случаются переборы, когда родители абсолютно все делают за них, мешая им учиться самостоятельно выстраивать коммуникацию. 
С мужем после короткой дискуссии единодушно решили, что основная проблема заключается в неумении родителей поймать тот самый баланс, при котором они смогут контролировать действительно опасные ситуации и при этом не бояться, что их ребенок не справится с житейским конфликтом со сверстником. И это так, ведь мы, нынешние взрослые, этих границ не знаем, так как попросту неоткуда - нас самих так не воспитывали, наши родители в нашу детско-подростковую жизнь не вмешивались. 

У многих нынешних родителей (из личного опыта) есть еще некий посыл - современный мир опасен для ребенка, ребенка надо максимально оберегать, "вот в моем детстве я в 4 года сам в садик ходил, а теперь дите опасно и мусор послать вынести" (с). Поэтому родители и оберегают: отнимают совочки у чужих детей, дерутся с другими родителями, ходят в садик или школу "разбираться". Это тот самый "перебор" при отсутствии баланса, и еще тут часто примешиваются собственные детские воспоминания, когда папа с мамой вовремя не защитили, поэтому "мой ребенок в такой ситуации не окажется". Ребенок очень заботливых родителей, рвущих обидчика на куски, конечно, будет жаловаться на всех подряд. 
Я, возможно, немного ушла от темы, но для меня это тоже актуально. Мой сын, пока что, "возраста песочницы", но сейчас я стараюсь не вмешиваться в мелкие конфликты, а в опасных ситуациях защищаю. У меня самой нет этого чувства баланса, все происходит больше по ситуации, в зависимости от моего эмоционального состояния. А почему возник этот вопросы у Арины очень даже понимаю - бывают моменты, когда ребенка защищать не нужно, хоть он и жалуется, а мама это понимает, но чувствует свою вину. Это тот случай, когда очень пригодился бы совет профессионала)  
В идеальном мире ребенок имеет доверительные отношения с родителями и рассказывает им обо всем, что происходит в его жизни. Идеальные родители сами анализируют ситуации и решают, где им необходимо вмешаться, а где просто поддержать добрым словом или даже промолчать. 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваМарина, спасибо за интересный анализ и взгляд. Он очень в тему.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 

Пишет Александра из Ставрополя:

Прочитала статью, и мне показалось, что тут не хватает золотой середины между этими "ябедничать" и "молчать", а именно - делиться. 
Если ребенок ябедничает, то он непременно ждёт, что родитель или другой взрослый разберётся. Если ребенок молчит, то разбирается сам, получая свои собственные синяки. Но ведь можно просто рассказать, поделиться, послушать совет. 
Например, однажды ко мне подошла племянница и сообщила, что две девочки ее обижают. Она хотела, чтобы я разобралась. Я сказала племяннице, что я непременно поддержу ее и помогу, если конфликт зайдет слишком далеко, но вместе с этим дала несколько рекомендаций по разрешению конфликта без привлечения взрослых. 
Спустя час и миллион голосовых в контакте (они очень любят голосовые) конфликт был разрешён и больше никогда не возникал. Да, я советовала и помогала по ходу, но лично не вмешивалась.
Я считаю, что это самый подходящий вариант, так как взрослый не лезет в разборку, но и не остаётся в стороне, смягчая все синяки и ссадины. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваДа, это хороший вариант, но дети часто настаивают именно на участии взрослых а родители часто слишком эмоционально вовлечены
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 

Пишет Елена:

Хочу проиллюстрировать проблему доносов (без кавычек и реверансов) на примере ситуации в нашей прошлой школе. В начальных классах учителя всячески поддерживали желание школьников ябедничать на все настоящие и мнимые нарушения дисциплины. Я могу учителей понять — они наверняка считали, что это поможет им предотвратить какие-либо драки, травлю, травмы и т.п. (мнение, на мой взгляд, ошибочное, но, с учетом общего настроя «как бы чего не вышло», объяснимое). Но вот некоторые явно увлекались... Так, на английском учительница очень часто задавала наизусть стихотворения или пересказы, а слушать ей их по десять раз, конечно же, было скучно и неинтересно. Вот она и не слушала. Вместо этого она занималась своими делами, а потом спрашивала у класса, сколько ошибок отвечающий сделал. Ну, во-первых, при их уровне знаний насколько правильно они вылавливали ошибки без участи учителя — большой вопрос. Но потом это вылилось еще и в следующее: дети начали сводить счеты, указывая и на реальные, и на нереальные ошибки. И мальчик-отличник, неожиданно получивший за свой ответ «три», старался сравнять счет, слегка «притопив» наиболее близкого по успеваемости конкурента. Англичанка же не проверяла и не переспрашивала. Ей сказали, что Вася пропустил строчку в стихотворении — она ставит «три». Вася плачет от обиды, потому что он не пропускал — но его никто не слушает. Потому что доносчик в приоритете. Марина со своими двойками радостно стучит на Алису, что та подсматривает в книгу при пересказе — и Алиса получает «два», и никому не интересно, что Алиса пересказала все сама и только в конце решила выпендриться перед одноклассниками и показать свою смелость — вот, мол, как я могу, пока учительница не видит. Да, я понимаю, что современные продвинутые родители безусловно начнут говорить, что даже такое подглядывание недопустимо. Может быть. Но я своему ребенку сказала, чтобы она даже не думала вот так доносить, кто когда списывает или подглядывает. Это их учеба и их дело — а твое дело самой так не поступать. Если хочешь после урока сказать Васе, Маше или Марине, что они неправы и не должны списывать — скажи, это честно. А вот так…Фи, не царское это дело.

И когда через месяц мой добрый и незлопамятный ребенок решил пригласить на свой день рожденья среди прочих тех самых детей, доносивших, в том числе, и на нее, злопамятная мама ей сказала, что этих детей в моем доме не будет. И я очень рада, что родители дочкиной подруги тоже восприняли ситуацию с доносами в классе с таким же отвращением.
Я согласна, что дети должны сообщать взрослым о каких-то ситуациях, потенциально опасных для жизни и здоровья. Я сама предпочитаю знать как можно больше о том, что происходит в их классе. Я стараюсь донести до дочки, в каких случаях надо сразу о чем-то сообщать учительнице (например, шприцы в туалете или большая и серьезная драка). Но вмешиваться в дочкины дела я буду только в очень-очень крайних случаях. Потому что я не хочу и не могу решать за нее ее проблемы всю ее жизнь.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

• Комментарий удален…
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Ольга:

Добрый день. Очень затронула тема " Ябид". Всегда считала,  что сын должен разбираться сам, и не беспокоить меня, вопросами взаимодействия с друзьями в школе!!! НО, но год назад моя позиция резко изменилась!!!! Оказывается ябедой,  быть очень выгодно! Первый подбежала к учительнице,  донес со своей точки зрения и всё.... Мой, сын не жаловался,  и всегда оставался виноватым. А когда, уже меня вызвали к завучу!!!! Все встало на свои места... это не он избил Сашу, а Саша два года его потихоньку полупливал и доставал!!!! Вот и получил Саша своих!!! От моего молчаливого Сына. И не просто так, он ставит ноги на стул Артема ( который по всем вопросам бежит к мамуле), а Артем весь третий класс продержал свои ботинки на пиджаке впереди сидящего Миши.. И Миша тихонько, мстит!!! И таких историй миллионы...Так, что , Екатерина,  очень Вас прошу разобрать и разъяснить Нам изменьчивым, родителям! Как же лучше для ребенка поступать!!!!!

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Екатерина:

Ябедничать стали больше и при этом гораздо чаще ябеды обращаются не к своим родителям, а к родителям оппонента, понимая что тот родитель волен гораздо жесче наказать виновного. Такое было редкость в мое время, так как обычно ябедничали, взывая к защите, а не к "праведному суду".
Тем не менее я как мать младшего школьника считаю, что необходимо рассматривать любое обращение ребенка, пока он маленький, лет до 6. Ведь родителю не сложно лишний раз напомнить, что в этом вопросе можете самостоятельно разобраться (и украдкой посмотреть, как они разобрались и, если надо, дома обсудить) или вмешаться, если есть риск продолжения конфликта кулаками. Это как учить ребенка ходить - сначала его поддерживаешь и помогаешь переставлять ноги, потом он сам побежит. Сейчас мой почти 7-летний ребенок почти не обращается за помощью, тогда как раньше это было частое явление. 
Раньше у детей хватало времени для детской литературы в помощь по разбору ситуаций, было больше современного кинематографа и они были более самостоятельны. Сейчас дети бегают по кружкам, а потом отдыхают за играми или анимационным развлекательным ТВ, который гораздо в меньшей степени несет образовательные цели, чем раньше несла художественная литература и кинематограф. Поэтому, по-моему, без подсказок взрослых в юном возрасте дети не смогут выбирать оптимальные решения конфликтов.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна из Москвы:

Добрый день!

Спасибо большое за поднятую тему, она, безусловно, очень актуальна! 

С одной стороны, я - сторонник европейского подхода и считаю, что взрослые обязаны делать всё для предотвращения буллинга в детских коллективах, все эти "тёмные" и "чучела" недопустимы. С другой стороны, я вижу, насколько плохо сейчас московским, по крайней мере, школам и всем, кто в них находится (детям, учителям, самим родителям) от того, что многие родители по любой жалобе ребёнка готовы бежать и спасать так, что после победы добра камня на камне не остаётся.

Полностью поддерживаю Ваш тезис "Родителю следует самому определиться."!
От себя хочу добавить к "факторам": для меня дело в первую очередь не в "личной ответственности за происходящее вокруг", а в том, чего я хочу для себя. Допустим, в моём доме живёт человек, который зажимает меня в углу лифта. Я не хочу жить в обществе, где мне в полиции скажут "вот убьет, тогда и приходите", где мне для решения проблемы нужно искать по знакомым "настоящего мужыка, который покажет" или носить в сумочке весь арсенал средств самозащиты. Я хочу жить в обществе, где полиция его арестует, суд запретит приближаться ко мне ближе, чем на 10 метров, а судебные исполнители проследят, чтобы так оно и было. Но такое общество возможно только там, где подобные модели работают на всех уровнях, начиная с детского сада.

К списку "что делать" для себя я добавляю очень важный пункт, с которым у нас в обществе почему-то большие проблемы. У нас обычно либо "бежать спасать", либо "не хочу ничего об этом знать". А по моим наблюдениям, детям (и взрослым тоже!!), как правило, нужно третье - чтобы их просто выслушали, просто посочувствовали, просто приняли их чувства. Я сама этому долго и мучительно училась, потому что на автомате - едва дослушав сразу выдавать свою реакцию, советовать, предлагать, решать проблему или от неё отмахиваться, отрицая значимость для себя и/или собеседника. Но если использовать пресловутую эмпатию, то в подавляющем большинстве случаев у ребёнка появляются ресурсы самостоятельно справиться с проблемой или уже на новом уровне обсуждать какие-то её решения.

Дело осложняется тем, что у нас сейчас много родителей, которые с большим трудом выдерживают детские фрустрации. Стоит ребёнку расстроиться - и они бросаются поворачивать мир вокруг ребёнка так, чтобы исчез повод для расстройства.
Покупать сотую машинку/куклу, лишь бы не плакал, разрешать всё, что угодно, лишь бы не ныл, покупать десятый дорогой смартфон вместо очередного разбитого, лишь бы не злился. Ну и пытаться менять "плохих" окружающих, которые постоянно "обижают". (Я себя не исключаю, мне эти чувства хорошо знакомо "изнутри").

Здесь тоже надо для себя каждый раз чётко определять, что происходит. Это действительно серьёзная проблема, здесь действительно надо прогибать мир под себя? Бывает так, что прогибать надо, безусловно! Или это нормальный уровень стресса, неприятности, которые бывают везде, всегда, в любое время, в любой стране - и ребёнку необходимо учиться с этим справляться самостоятельно, а моя задача – только поддержать его морально? Что делаю я - строю общество, в котором хочу жить, или просто боюсь сильных эмоций своего ребёнка?

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна из Алматы:


Пару лет назад я столкнулась с этой проблемой и так с тех пор для себя до конца не разобралась.

Моей дочери было лет 10. По музыке ей и ещё трём её одноклассницам поручили сделать какой-то проект. Трое делали, четвёртая самоустранилась. Но поскольку проект был общим, пятёрки учительница поставила всем. Тогда моя дочь подошла к той девочке и сказала: это несправедливо, ты должна сознаться сама, что ты не заслужила эту оценку. Или хотя бы извинись. Девочка отказалась и сознаваться, и извиняться. И моя дочка пошла и обо всём рассказала учительнице. Пятёрку у девочки забрали (не помню, поставили ли двойку).

Когда дочь мне об этом рассказала, я не знала, как это прокомментировать. 

С одной стороны, ну что ей, жалко было ту пятёрку оставить однокласснице?

С другой — она не сразу пошла «доносить», она предупредила девочку. У той был выбор.

С третьей — это обидно, когда рядом с тобой халявщик. Может, эта девочка получила прививку от любви к халяве на всю жизнь? Ведь сколько вокруг нас таких, которые на чужом горбу выезжают, что теперь, великодушно терпеть? Типа — я сильный и добрый? А на самом деле — трус и терпила.

Кстати, одноклассники мою дочь не осудили. Наверное, сейчас и правда другое отношение к такому.

А вообще я стараюсь руководствоваться общим правилом: если конфликт с ровесниками — решай сама (но если бы дочь стали травить в школе, тогда как? Пришлось бы вмешаться). Если со взрослым — отползай и все стрелки на меня, с этим я буду разбираться сама. Но не с учителями: там знаниями надо правоту доказывать, а не скандалами в кабинете директора. Пока как-то лавируем...

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Лена из Бельгии:

Я давно слежу за вашими материалами на снобе, и вот решила ответить.
 
Как ни странно на эту тему мы философствовали с мамой. Ситуация была таковой: я родилась в Москве, но когда мне было 6 лет, мы переехали в Бельгию, где я сразу пошла в школу и окунулась в европейскую жизнь с головой. 
Дома родители учили меня, что ябедой быть стыдно, и что из вежливости можно соврать. Ну как в сказке "Морозко", на вопрос "тепло ли тебе, девица" ответить, что да, все зашибись как классно.
В школе меня учили, что врать в любой ситуации - это плохо. Соврать куда пошли друзья тайком? Это - плохо. Правильный ответ на "Тепло ли тебе, девица?" Нет, пальцы вон уже отвалились, губы синие. Холодно мне!
Кому верить? Родителям? Авторитету в виде замечательной учительницы первого класса? Как в этом разобраться, когда тебе 6 лет?
 
К чему этот диссонанс в моем детском уме привёл в будущем?
 
Я врала родителям, особенно в подростковом возрасте. Где и с кем я, что я делаю. Рационализация была проста: родители старенькие, не хочу довести их до инфаркта.
Моя мама очень на эту тему переживала, т.к. хотела доверительских отношений с дочкой. А я привыкла все решать сама (тут ещё сыграл немаловажную роль фактор языка. Я свободно говорю на всех трёх языках Бельгии, мама же с учителями и т.д. общалась на английском. Документы переводила я).
 
И только лет в 20-25 я смогла об этом поговорить с мамой и объяснить ей свою позицию. И то, я не могла ей рассказать всё, очень сложно в этом возрасте научиться "плакаться маме".
 
С папой другая история - хотя мы часто "секретничали" вместе (поход в Макдональдс сопровождался словами "не говори маме"), с ним я тоже не научилась откровенно говорить о вещах. Например, когда его друг по пьяни приставал ко мне, 15-летней дурочке, я тоже не смогла об этом "наябедничать" папе. Как же, это же его друг?! 
 
Я думаю, что похожий диссонанс у всех детей, столкнувшихся (хоть косвенно, через бабушек/дедушек) с советским воспитанием и с "нововведениями" западной педагогики.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Полина из Москвы:

Восьмой класс, зима. Мне 14 лет. Моя мама в дубленке стоит перед классной доской и вещает: «Вы друг друга уважаете? Зачем вы это сделали?!». Мне так стыдно, что я хочу провалиться сквозь пол на первый этаж.

Меня частенько обижали в школе, и домой я приходила расстроенная. Мама сразу атаковала расспросами: что случилось? Кто тебя обидел? Почему?

Я старалась ей ничего не рассказывать, потому что  она сразу же бежала в школу «разбираться». Мне было так стыдно! Я умоляла ее этого не делать! «Мама, пожалуйста, не приходи, все образуется». Она меня не слушала и все равно неслась. Обычно после такого мне было стыдно глаза на одноклассников поднять. 

Мама считала, что после такого мне будет лучше, но мне не было, и о чем я ей говорила прямым текстом, но все равно меня не слышали!!!  Признаться маме в том, что меня обидели в школе, почти всегда значило быть оскорбленной признанием своей беспомощности перед одноклассниками.  Выглядело это так, будто я ей постоянно жалуюсь на судьбу и не могу самостоятельно решить свои проблемы. 

Зачем она это делала, не пойму.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Алена из Петербурга:

Вы подняли очень сложную тему, в которой скрывается просто бездна моральных дилемм, не ограниченных сферой детских обид друг на друга. Я зависла на первом этапе «определиться самой». Как, наверное, большинство читателей, я не хочу прибиваться ни к одной из крайних позиций и считаю, что иногда ябедничать плохо, а иногда – именно то, что нужно. Но вот описать эту систему координат, по которой живу с детства (80-90-е гг.), очень сложно.

Например, воровать однозначно плохо и, если кто-то украл что-то у кого-то, об этом обязательно нужно рассказать (в первую очередь самому пострадавшему, а не полиции и прочим официальным инстанциям). А если украли не у человека, а у работодателя? Например, узнаёшь, что коллега взял откат? У меня, по счастью, таких искушений не было, вероятно, всё зависело бы от размеры стыренной суммы. А если у государства? Я и в этом случае не одобряю воровства (а кто-то, наоборот, восхитился бы), но промолчу в тряпочку.

Или градация в зависимости от соотношения тяжести проступка и последующего наказания. В 30-е годы, когда за опоздание на работу была введена уголовная ответственность, моя бабушка однажды проспала. Начальник прикрыл её перед остальными, сделав вид, что она уходила по его поручению. Мы в семье до сих пор с благодарностью вспоминаем этот поступок, ведь иначе нашей семьи могло бы и не быть. 

А вот моя сотрудница, опоздавшая 345-й раз за год, просит прикрыть её перед отделом персонала, чтобы избежать более чем заслуженного выговора и штрафа. Я, правда, всё равно прикрою, но из малодушия и нежелания идти на конфликт, а не по совести.

Или градация в зависимости от вариантов: сдал ли провинившегося сам, ответил на вопрос взрослого, отказался прикрывать и т.д. И кто будет наказан, если правда не откроется: невинный со стороны или ты. Например, в детстве моя младшая сестра накосячила, так что это не скрыть (предположим, разбила флакон дорогих духов). Приходит мама и спрашивает: «Кто?» Если не выдам сестру, получу сама, если выдам, потом буду бегать за мамой и упрашивать: «Мама, ну пожалуйста, не бей её, она же маленькая…» Дилемма усугублялась тем, что сестра при случае сдавала меня с потрохами, и принимать на себя удар за неё не особо хотелось. А если мама узнает, что я её обманула, то ещё больше разозлится на всех…

Сегодня перед моральным выбором ставит дочка, когда сначала ведёт себя плохо, а потом просит не рассказывать папе. Расскажешь – предашь её доверие (даже если ничего такого не обещала), не расскажешь – обидится папа («Я же отец, имею право знать, что с ребёнком происходит!). Приходится лавировать: или ждать, пока тайное станет явным (папа заметит синяк или поломку), или рассказывать в тайне от дочки, или, если прегрешение слишком серьёзное, сдавать сразу. 

Одним словом, одни нюансы и полутона, примеры можно приводить бесконечно. Причём у любого другого человека эта система координат будет отличаться от моей в деталях или кардинально. Как объяснить её ребёнку?  Передать полностью или частично, с какими-то корректировками? Наверное, постепенно, в разговорах, разборах различных ситуаций она всё равно проявится тем или иным способом.

Пока могу предложить только одно правило: сначала предупреждать и только потом жаловаться (если это возможно по ситуации, конечно). В истории Анны из Алматы я бы выбрала такой вариант. Ещё на стадии работы над проектом предупредить четвёртую девочку, что если она не внесёт свой вклад в должном объёме, то учительница будет проинформирована, что это проект только трёх учениц. И, если халявщица не исправится, перед презентацией проекта действительно это сделать. Тогда бы не пришлось отзывать оценку. Но, возможно, всё было не так (например, о лентяйстве четвёртой девочки стало известно в последний момент), и тогда поступок дочки Анны вполне оправдан. Хотя в школе моего детства он был бы малореален.

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Вячеслав:


Я прочитал статью про ябед и комментарии, и сначала было подумал, что мне нечего добавить к мнениям Анны из Москвы и Алены из СПб (другие комментарии тоже интересны, но указанные совпадают с моими взглядами на эту тему). Тем более что, имея дочерей 11 и 13 лет, сталкивался с этим редко (младшая жаловалась как-то на одного задиру, но он был притчей во языцех и ничего нового учителя не узнали, а действий и без нас уже было много. Старшая вообще не жаловалась). Мой же опыт хорошо описан в собственно статье - мы с Вами, Катерина, росли в одну эпоху, у меня тоже репрессированные и участники войны с обеих сторон, единственное - у меня поздние дети.
А потом я подумал - а как же социальный дарвинизм? Должен же он сказать что-то на эту тему. 
А сказать он, на мой взгляд, мог бы многое. Общество заточено на выживание, иногда (и часто) за счет индивида, и стратегии выживания у разных обществ разные - можно было бы перечислить, но это мимо темы.
Так вот, пока в обществе не происходит сильных перемен (три раза ха-ха, имея в виду историю нашей отчизны за последние 150 лет, можно и больше) - существует набор внутренних правил, иногда они называются "мораль", соблюдай их - и будешь уважаем, часто предлагается выбрать индивидуальную смерть вместо нарушения правил. Т.к. человек - животное стадное, то ориентация на социум очень глубоко сидит и нарушается только в виде исключения одиночками, типа маргиналов или Чингисхана (который до того, как стать ханом, сам был маргиналом).
К чему я написал этот абзац банальностей? К тому, что сейчас, к сожалению, нет и не может быть какого-то "правильного" решения, потому что у нас нет консенсуса по поводу того, кто мы и куда мы идем. Да-да, я про пресловутых либералов и почвенников. Впрочем, в статье этот аспект тоже есть, без указания на политику. Я давно для себя выбрал, что я не тот и не другой (или и тот, и другой), и не вступаю в дискуссии по этому поводу, и не вмешиваюсь в конфликты. Когда же конфликт неизбежен, я предпочитаю "как было бы лучше всем" - учитывая и то, кому предстоит жаловаться, на кого, по какому поводу и т.п.

Другое дело, как объяснить это ребенку. Здесь, думаю, надо отталкиваться от практики - насколько рассматриваемый случай тяжел в смысле последствий. Например, если это коллективная травля, то однозначно да, надо вмешиваться, а скорее - менять коллектив (а если это школа в военном гарнизоне, к примеру?
В общем, готовых рецептов нет.
Прошу извинить за некоторую нудность, да я такой :)

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елена:

Интересная для меня тема про ябедничество.

Мне кажется, что раньше, когда взрослые вообще и родители в частности были менее заинтересованы в детях, их отношениях и конфликтах, все было проще, понятнее и честнее. Если ты шел к взрослым - ты ябеда. Если ты не шел к взрослым, у тебя были варианты самостоятельного решения проблемы. Сейчас же, если ребенок не обращается за помощью к взрослым, он бессилен вообще, ибо
- обзываться нельзя (порицается взрослыми, дети же могут сами - нынче вполне легально - наябедничать)
- драться нельзя (жестко порицается взрослыми, дети же могут сами - нынче вполне легально - наябедничать)
- пытаться организовать других детей на какой-то бойкот и т.п. нельзя (жестко порицается взрослыми, дети же могут сами - нынче вполне легально - наябедничать)

Ребенок, который столкнулся с несправедливостью к другим или сам пострадал, по сути не имеет сегодня никакой общественно-одобряемой возможности как-то воздействовать на ситуацию. Кроме обращения ко взрослым. Или стремительного и однозначного выхода из ситуации (но такое не всегда возможно - не все родители, например, согласятся по первому требованию ребенка забрать его из спортивной секции или школы). Или кроме молчаливого терпения - но это вряд ли хороший вариант.

 Так что, транслируя своему ребенку свою точку зрения на ябедничество («доносчику первый кнут»), стоит, на мой взгляд, отдавать себе отчет в том, что ребенок остается безоружным и без поддержки с тыла. Если он начнет решать проблему сам - получит порицание взрослых (включая родителей, возможно), если все же обратится за помощью к взрослым - получит порицание родителей. А что касается маленьких детей, всегда есть опасность того, что они неверно оценят ситуацию и из-за своего молчания попадут в опасность сами или не предотвратят беду с другими детьми.


Так что очень сложно найти сегодня золотую середину, мне кажется. Взрослым-то трудно, а детям и подавно. Нужен какой-то понятный и действующий алгоритм. Например, "ябедничать" можно, но своим родителям (кроме однозначно опасных экстренных ситуаций). А родители уже помогут разобраться в ситуации и найти решение, в идеале, доступное самому ребенку, - но однозначно родители не должны будут порицать ребенка за эти рассказы. 

 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашовасогласна с Вами, Елена, возможностей у современных детей действительно немного - я слышала (не знаю верить или нет), что в некоторых цивилизованных странах не одобряются уже не только детские драки-разборки (это и в наше время официально не одобрялось), но и вообще ЛЮБЫЕ прикосновения детей  друг к другу на детской площадке, то есть ни толкнуть ни за руку потянуть ни «повозиться» друг с другом они не могут...
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 

Алена из Петербурга отвечает Вячеславу:

Не думаю, что наши споры и сомнения по поводу ябедничества – следствие того, что мы всей страной не определились, западники мы или почвенники. В конце концов, правые и левые есть во всех странах (в тех же США), а консенсус по поводу жалоб имеется. 

На самом деле было бы очень интересно узнать, как относятся к ябедничеству за пределами «западного мира» - в странах Латинской Америки, Восточной Европы, Индии и т.д. И что там с этим делом в Италии, где ещё недавно никто не смел сдать мафиози, или в Германии (во времена Третьего рейха доносы там тоже процветали). 

А ещё мне вспомнилась сказка «Чёрная курица», написанная в 1829 г., - пробирающая до пяток история о том, что поступать честно не значит правильно.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Вячеслав отвечает Алене:

Алена, я не имел в виду, что затруднения с отношениям к ябедам у нас только и исключительно из-за раскола в обществе.
Но вот посудите сами, если предположить, совершенно фантастическую вещь, что в обществе консенсус достигнут и мы знаем, куда идем - в смысле, какими хотим стать, какими хотим, чтобы были наши дети, какой будет страна и т.п. Не легче бы в этом случае решался вопрос с ябедничеством? Помню, были девяностые, всё это "америкэн бой, возьми меня с собой" - тогда хоть алфавит на латиницу предложи перевести, никто бы не удивился. Тем боле тогда никто не удивлялся порицанию коллективизма и воспеванию индивидуализма, подняли бы вопрос с ябедничеством - а что, у них так, давай и у нас будет так. А сейчас с эти вот "можем повторить" - даже подумать страшно публично привести в пример ябедничество "у них" как пример для подражания. И все при этом понимают, что ситуация завтра  может измениться, да и чисто технологическое преимущество дает о себе знать и намекает на то, что "хочешь процветания - делай как "там".
В США есть консенсус по поводу ябед у правых и левых, но не обязано же одно быть точной копией другого. Фокус в том, что все эти вещи идут в "обойме", вот у нас в обойму традиционалистов попадают коллективизм, православие, нетолерантность и много еще чего второстепенного, в том числе и презрение к ябедникам. У американских правых в обойму презрение к ябедникам не попадает - там исторические корни другие, а вот нетолерантность, скорее и там наблюдается. Проблема в том, что просто так "по договоренности", из обоймы ничего не вытащишь - как уж сложилось. Возможно, в будущем что-то изменится.

 
 
 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Наталья из Праги:

Спасибо Вам огромное, за эту возможность высказаться. 

...Тема эта для меня очень актуальна. Мой сын учился 3 года в русской школе (мы живем в Праге и в 4й класс он сейчас пошел в Чешскую школу, здесь пока нет особых проблем с общением, потому что, видимо, ещё и общения особо нет). Так вот, в русской школе была следующая проблема: был мальчик, который моего сына постоянно дразнил и задевал. Этот мальчик дразнил многих (например, щипал или крутил перед ними попой, простите)... И, что, думаю, важно: он дразнил обычно тех, кто реагировал... И мой сын (возбудимый тип нервной системы) сначала пытался решать все вопросы сам (как его учил папа). Соответственно, сначала пытался поговорить (было бесполезно), потом начал догонять и ронять на пол. Даже начиналась драка. Я (по, думаю, понятным причинам - лестницы, шкафы и прочее - опасность..) - пыталась объяснить сыну, что лучше пойти и рассказать учительнице, чем набрасываться с кулаками. Сын сказал, что тогда его назовут ябедой. Учитель, видя обычно концовку происходящего, обвинял во всём сына говорил мне, что сын агрессивен (ни до, ни после этого общения у нас проблем с агрессией в обществе не было...). Сейчас всё более менее хорошо, мы не общаемся с этим мальчиком. Но остался вопрос: что всё-таки лучше? Решать проблему кулаками (и с опасностью для здоровья) или призвать к решению вопроса взрослого (и более опытного человека)?.. На мой взглад, безопасность всё же важнее. Хотя я могу и ошибаться.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елена:

Еще раз большое спасибо за возможность писать и читать комментарии, которые доставили большое удовольствие.

Хочу проиллюстрировать тему на примере трех поколений. В моем садиковском детстве в Ленинграде в 60-тые ябедничество не поощрялось. В садике всё было замечательно и проблем не было (садик был академический), поэтому и ябедничать мне было не нужно. К моему первому классу мы переехали в новый дом, заселенный на 90% строительными рабочими - лимитчиками. В начальной школе была очень хорошая учительница, которая внимательно следила за всем в классе. А потом в общеобразовательной школе все в классе изменилось без контроля и влияния педагога. Большинство начало терроризировать инаких (так называемых детей из интеллигентных семей). Их родители быстро перевели своих детей в другую школу. А меня не перевели. Мой папа, видимо, сам того не подозревая, исповедовал социалдарвинизм, кроме того пытался вырастить меня мальчиком, которого он так хотел и не мог смириться с рождением второй дочки в моем лице. Поэтому папа на все мои жалобы на битье в школе, которое было ежедневным, говорил - возьми стул, стукни по голове, тебя будут уважать. Не можешь? Сама виновата. Когда я однажды попробовала дать сдачи, то кончилоь это для меня плачевно. Я встретила в магазине мальчика, которому я попыталась до этого дать сдачи, вместе с его мамой. Он указал на меня и она прямо в магазине хорошенько двинула мне по лицу, сказав, чтобы я впредь и не думала обижать ее сына. Второй опыт дать сдачи девочке окончился тем же - она привела маму, которая по-простому, кулаком объяснила мне, что ее девочку трогать нельзя. Два года спринторских пробежек из класса до туалета, где я проводила все перемены, кончились для меня только после челюстно-лицевой травмы с поломкой носа на семь частей. Тогда меня перевели в другую школу, где никого не били. 

Метод бросания в воду иногда кончается совсем не тем, что было из благих побуждений задумано. Вместо того, чтобы ребенок "научился плавать", он может "утонуть". М.б. с точки зрения социалдарвинизма это хорошо для популяции в целом, но как-то невесело для "тонущего".

 Учитывая свой весьма печальный опыт, я всегда выслушивала жалобы своих детей и если мы с ними считали, что нужно мое вмешательство, то всегда пыталась их защитить. Но мои ныне взрослые дети, обсуждая эту тему, по-разному оценивали мою готовность защищать их. Младший сын рассказывал потом, что решал свои проблемы кулаками. Средний сказал, что вырос слишком мягкотелым и приличным и не учился отстаивать свои права. А старший сын, которого я опекала больше всех с рождения из-за родовой травмы и целого сонма заболеваний, не умел найти сам решения проблем с детьми и не слишком вписывался в детские коллективы, но совершенно неожиданно для нас чувствует себя прекрасно в академической среде, решает все вопросы в неоднозначном и небезоблачном мире университета.

Моя подруга меня существенно младше, поэтому ее поздний сын, которому сейчас 16, годится мне во внуки. Подруга растила его с оглядкой на мой родительский опыт. Если очень кратко, то ребенку с садика внушалось: все, что происходит вне дома, рассказывать маме и бабушке, а все, что происходит дома, не рассказывать никогда и никому. Последнее актуально ввиду специфики жизни в Германии.

Как уже писали в комментариях, нет универсальных ответов и решений этой проблемы. Я считаю, что ребенка всегда надо выслушать и смотреть по обстоятельствам. 
-Разовая ли это жалоба или можно говорить о системе. 
-Обязательно надо спросить ребенка, почему это ему не нравится и пытался ли он сам решить проблему. 
-Попробовать его натолкнуть на пути решения, пусть даже не самым очевидным методом.

Но всегда надо понимать, что ребенок далеко не всегда может найти выход или даже зная, что делать, найдет в себе силы и мужество на действия. Если ребенок на может решить проблему сам и она серьезная, то придется решать ее родителю.

А вот если ребенок явно жалуется для сведения счета с кем-нибудь или пытается спихнуть вполне посильное дело по улаживанию конфликта на взрослых, то тут надо разъяснить свою позицию и предложить ребенку самому решать проблему. Но и в этом случае обязательно наблюдать за развитием событий.

Очень важно, чтобы ребенок делился с родителями своими проблемами, переживаниями, наблюдениями. Знаю много случаев, когда дети боялись рассказывать родителям о ситуациях, в которой надо было сразу принимать меры. В результате дети серьезно страдали.

Отвечаю Алене из Петербурга про доносительство в Германии.

Тема эта обширная. Очень коротко следующее: коренные этнические немцы охотно и много стучат на всех. Они совершенно не умеют решать конфликтные ситуации. В частности, от отсутствия с детства инструментов влияния (то, о чем написала Елена в своем комментарии 9.10 в 14.50). Поэтому им гораздо легче привлечь к проблеме третьих лиц. Проще, например, вызвать полицию, чем самим просить соседей не шуметь - могут ведь и послать, а полиция - это надежно. Еще стучат, если  кто-то получает преимущество и т.о. обходит стучащего. А иногда стучат просто из любви к процессу, никак от этого на выигрывая. Сделал сосед у себя в доме окно до пола в сторону своего же сада, тут другой бдительный сосед может стукнуть в строительное ведомство - а вдруг у первого разрешения на это нет? Причем, второго соседа это "шкурно" никак не задевает. 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Светлана:

Ябедничество, «борьба за справедливость», оценивание как элемент воспитания - психотравматичность инцидентов, помощь жертвам В моем письме эти темы не раскрываются, только ставятся вопросы:-) Питирим Сорокин в книге «Преступление и кара, подвиг и награда» высказал предположение, что в будущем люди меньше будут руководствоваться страхом наказания или желанием награды, а будут поступать хорошо/не поступать плохо, потому что таков их собственный внутренний выбор. Соответственно, обращение ребёнка к старшему имеет смысл ровно в той мере, что возникла проблема, в ней надо разобраться и решить, а не ради того, чтобы кого-то наказали, а «ябедник» получил награду. Или «восстановил справедливость». Для меня не ябедничать было само собой, для детей и внуков тоже, а если что не так - например, незаслуженно наказали/наградили - их самих или их однокашников... ну, можно обсудить. С философской точки зрения, то есть понять, что хорошо, что плохо, где зло, где добро. И жить дальше. Разбираться - интересно. И помогает. А незаслуженные пятерки отнимать или «справедливость восстанавливать»... Имхо, это только научает наказанного ловчить, а стукача - ну тут, надеюсь, по-разному. Травмируются все участники инцидента, польза от «восстановления справедливости» сомнительна. Я в школе охотно давала списывать кому ни попадя или даже выполняла работу за других - решала задачки-примеры из чужих вариантов, писала сочинения. Не жалко, если кто-то получит дармовую оценку выше той, что заслужил. Меня уж точно не убудет. Да и неважно это совсем.

Про оценки мне вообще было непонятно в детстве - те же кары-награды. Сейчас я тоже против «неотвратимого» (школа же обязательна) оценивания и рейтингования. Особенно против двоек. Не говоря о прочих наказаниях. Учиться - классно! Достигать, постигать - здорово! Делать добро, не делать зла - естественно. Это правило. А с исключениями надо работать. Помогать. Уменьшать «территорию неблагополучия», увеличивать «территорию гармонии». Мир движется туда. Не весь, не разом, но - туда. Что касается «бдительных граждан» на Западе. Мне кажется, они бдят и доносят не ради наград себе и наказаний «противникам», но из любви к игре по правилам. Не все, не всегда? Ну, разумеется. А лишить незаслуженной пятерки - точно всегда во благо? Обеим? Этот урок того стоил? С буллингом сложнее, но, например, мой внук Макс (имя изменено) оказался новичком в пятом классе и был младше на год, к нему прикапывался второгодник, Макс объединил нескольких других жертв, они дали отпор, а завуч помогла «обидчику» прийти в себя: у него развелись родители, появился отчим и младшая сестра - стресс, усугубляемый второгодничеством. Я среагировала дома на вмятину с дырой в ковролине: внук поначалу со злости шваркнул об пол металлическим стулом, только потом придумал, как себя защитить. Могла не узнать, не вмешаться, если бы не попорченный в сердцах ковролин:-))). Может, у той девочки из проекта, которая халявную пятёрку получила, а потом лишилась, - тоже что-то было заслуживающее внимания , сочувствия, помощи? Все понимают, что учителя не должны поощрять доносительство, это непрофессионально. Постепенно поймут и родители (хочется надеяться).

Теперь вопрос насчёт следующего шага. Про вредность оценивания, неоднозначность, как минимум, борьбы за справедливость и про (при необходимости) помощь психотравмированным. Интересно ли это кому-то кроме меня?

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Мария из Вены:

Я думаю, что сильные решают свои проблемы сами , а слабые жалуются. 
 
Вот как-то так. Если ребенок предпочитает жаловаться , значит он из слабых (морально). Если хочешь, чтобы он окреп - надо подводить его к самостоятельному решению проблемы. Например , вопросами "а ты что? А он что? Да, надо же. И что ты думаешь теперь по этому поводу делать?". В идеале, так он привыкнет сам решать проблемы. По сути мама может это воспринимать как внутренний монолог ребенка. В конуе концов мама наверное жалуется на ребенка вечером папе? ))  Но, конечно , есть и такие проблемы , которые по сути человек не может решить сам - например его обворовали и он идет "жаловаться" в полицию. Или его обидели , и он идет "жаловаться" психологу )) или ребенку угрожает ножом и расправой группа ровестников. Наверное в случае криминала и угрозы жизни обязательно призвать на помощь кого-то сильного. В остальных случаях - на свое усмотрение. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

пишет Катерина:

всем огромное спасибо! Все мнения прочитала с неослабевающим интересом. 

Обращаю ваше внимание на географию:

Австрия, Белоруссия, Бельгия, Германия, Казахстан, Россия, Украина, Чехия - это в комментариях только к одному материалу! И кто после этого скажет, что Сноб не международный проект ;))

Именно разница мнений создает для читателей из всех стран объем и возможность мыслить шире и глубже.

Спасибо.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Дарья из Петербурга:

Тема весьма интересная, и я попробую высказать свое отношение к ней. 

Безусловно, тревожная мамаша во мне говорит однозначно, что было бы совершенно чудесно, если бы я, как родитель, узнавала о любых ситуациях, которые даже чисто гипотетически могут угрожать жизни и здоровью моего ребёнка, да и остальных детей в коллективе тоже. Я хочу знать, чтобы своевременно предотвратить катастрофу, чтобы всегда быть готовой прийти на помощь. 

Но потом в диалог с моей внутренней тревожной мамашей вступает Даша-подросток. И начинает задавать вопросы. А что, если бы родители знали обо всем, даже потенциально опасном, что мы в детстве делали, обо всех наших конфликтах, обо всех заброшенных стройках, о катании на велосипедах без рук по трассе? Если бы на нас постоянно кто-то стучал, включая нас самих? Нас бы, наверное, просто не выпускали из дома, и, возможно, мы бы выросли и вообще не понимали, в каком мире живём, какие есть опасности, как преодолевать трудности, как разрешать конфликты самостоятельно. У нас бы просто не было необходимого для взросления опыта. 

И по этому, я, наверное, считаю, что дифференциальный подход необходим, необходим настолько, чтобы не утратить доверие ребёнка, не лишить его необходимого опыта, но быть готовым прийти на помощь в действительно опасной и трудной ситуации. И ни в коем случае, не давить. Ни один ребёнок, пожалуй, не согласится стать предателем в коллективе во имя спокойствия мамы, а вот репутация мамы в такой момент может быть подорвана.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елизавета из Москвы.
 
С большим интересом читаю Ваш блог на снобе, а так же книги.
Спасибо за практические советы!
 
Я решила Вам написать, потому что не увидела там «своего взгляда на эту проблему»
 
Моему сыну 5 лет.
И он обращается к родителям детей, когда те нарушают порядок.
В этом возрасте я расцениваю это не как ябедничество, а как призыв к справедливости. То есть ребенок показывает взрослым, что их детям — «нарушителям» нужно объяснить, что они поступают не правильно.
 
Вот случай, который произошел этим летом на даче. К нам часто на участок приходят дети поиграть.
И вот девочка катает машины по цветам. К слову, девочка вполне понимает, что этого делать нельзя и у ее семьи на участке так же есть цветник (возраст девочки 4,8 ). Я делаю ей замечание, на что она, держа машину, говорит, что это не она. Мой сын на следующий день идет играть к ним на участок. Приходит и рассказывает мне: «я сказал маме девочки, что она катала машинки по нашим цветам. Ее мама сказала мне, что ябедничать нехорошо»
Вы знаете, внутри меня прям обдало. Ее девочка пакостит, а мой ребенок ябеда.
Я своему сыну сказала, что он не ябеда. Он лишь хотел, чтоб девочка стала более воспитанной.
Вот комментариях  писали, что ребенок жалуется, что дети бегают по газонам. И потом все решили игнорировать его жалобы и помогло. То есть пример того, как можно закрывать глаза на все и не нужно искать в жизни справедливость. Это же легче, чем заставить детей не ходить по газонам. Во дворе у нас клумба с цветами и вот дети туда лезут, рвут, топчут и мамочки, мол они же маленькие.  И у меня вопрос: если в год или два, мама не может заставить ребенка не ходить по клумбе, она думает, что в 10 или 13 это сможет?
 
Резюмирую, что в возрасте 5 лет я не считаю это ябедничеством. Дети наивно(по рвению души) сообщают о нарушителях, потому что понимают ТАК НЕЛЬЗЯ. И лишь просят это прекратить. У моего ребенка никакой кровожадности, чтоб наказали нет (искренне жаль цветочки, им же больно).
 
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваИнтересно, а какая реакция той мамы показалась бы Елизавете максимально правильной и адекватной?
Вот приходит к вам на участок пятилетний ребенок и говорит: «а вот ваша девочка (4х лет) вчера по нашим цветочкам свою машинку катала!”
А та мама ему отвечает... что? Или делает... что?
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

пишет Елизавета:
Мама девочки говорит: «Извини! я обязательно поговорю со своей дочкой и она не будет больше так делать»
Этого вполне достаточно. А уж будет ли она проводить беседу с дочкой — это уже ее дело
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваКак психолог даю приблизительно 75 процентов вероятности что при такой реакции матери если девочка развита по возрасту то в течении трех дней после эпизода она подойдет к Вам и скажет приблизительно следующее: 
«А вот ваш мальчик меня вчера толкнул и мою маму не послушал когда она сказала в бочку с водой камешки не кидать...»
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елизавета:

Подскажите, пожалуйста, а как бы вы посоветовали ответить маме?
 
Просто даже если девочка придет через 3 дня и пожалуется, то мне ничего не стоит так же Извиниться.
Мне кажется, это более честный способ решать проблему, чем объявлять невиновного ребенка ябедой.
Если же жалобы начинают нарастать как снежный ком — то это повод сказать сыну: раз ты каждый день рассказываешь, что девочка себя плохо ведет, то давай подождем, пока она подрастет и научиться себя хорошо вести. А ты пока поиграешь с другими детьми. 
 
Детей поиграть приходило много. Очень любил играть мальчик 3 лет. Играли конечно в войнушку. Трехлетний иногда жаловался, что его толкнули. Я извинялась и просила ребят быть поаккуратнее, ведь он самый маленький. И все счастливые дальше продолжали игру.
 
 
***
Выше писали, что в Германии люди привыкли жить по правилам. Поэтому настучат на размеры окна, которое никак на них не влияет. И это очень правильно, на мой взгляд. Они понимают, что если человек нарушил правило и остался безнаказанным, то может появиться желание нарушать правила дальше.
Вот в Москве повесили кучу камер на дороге — движение стало более безопасным, уже никто не лезет на поворот из полосы, которая прямо. (а если и лезут, то ты знаешь во сколько это им обойдется)
Если пофантазировать, что эти камеры появились на детских площадках:

 

не донес мусор до мусорки — штраф
ребенок ругался матом — штраф
ходил по газонам —  штраф
курил — штраф
Сразу бы как и на московских дорогах поднялся бы уровень культуры :-)
Мечта! Для меня вообще загадка, почему именно в нашей стране такое пренебрежение к закону. «Правила созданы, чтоб их нарушать» и тп.
Так вот, если представить такую картину с камерами — ведь никому из взрослых не придет в голову сказать, что это камера ябеда )))  А детям, которые требуют навести порядок — запросто.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Вячеслав (я решила опубликовать, потому что получается в пандан картине нарисованной Елизаветой):

 

 

я думаю, публиковать не надо (это интернет-баян), но любопытства ради

Долгое время немцы, как и жители остальной Европы, выбрасывали мусор, золу, трупы домашних животных, кости и помои с кухни просто куда придется, иногда просто за окно. Все мы знаем, какая антисанитария была в Европе в средние века, и многие эпидении как раз легко и распространялись, благодаря загаженным до невозможности деревням и городам. 

В XV веке, граф Вюртембергский решил с этим бороться, и начал издавать указы, чтобы навоз и дерьмо, которое производит скотина и люди, вывозили за околицу или хотя бы «на речку», причём обязательно ночью. Устественно, указы не выполнялись, в том числе из-за того, что контролировать их выполнение было нереально. 

Это вынудило графа издать новый указ, в результате которого в швабских городах достаточно быстро стало чисто. Суть указа сводилась к тому, что если добропорядочный гражданин заметит, что его сосед пару недель не убирает мусор, и не донесет на него, то наказан будет не только нарушитель, но и лицо, скрывшее "преступление". А вот тот, кто донесет, будет иметь право на часть имущества или земли провинившегося. В результате, каждую субботу все демонстративно и тщательно убирали мусор перед своим двором, резонно опасаясь стукачества и соседских доносов. 

С одной стороны можно рассматривать такие методы как государственное принуждение к стукачеству и насилие над свободой личности. С другой стороны, швабы весьма быстро навели в своих деревнях и городах идеальный порядок, а швабская «Кервохе» стала частью культурного наследия.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Екатерина из Екатеринбурга:

Думаю, если к ребенку приклеивается ярлык «ябеда» - это упущение взрослого, к которому обращается ребенок со своей проблемой. Именно взрослый неправильно «отработал» запрос ребенка.

Сегодня ребенок рождается и, научаясь тыкать пальцем, «втыкает» в гаджет. На любой «запрос» гаджет мгновенно реагирует. Ребенок растет с осознанием того, что на его запрос поступает быстрая реакция (ответ). 

Обращаясь к взрослому с «запросом» (умышленно избегаю слова «ябедничество»), ребенок хочет видеть реакцию взрослого, его сопереживание и совет, а так же готовность к действию при необходимости. (К сожалению, эта необходимость зачастую превратно толкуется родителями/другими взрослыми).

Дочь в 5 классе, насколько девочек заталкивали ее на перемене в туалет и наваливались на дверь, не давая ей выйти. Предлагаю ей:

– Скажи девочкам, что тебе это не нравиться. 

– Говорила, все равно продолжают.

– Скажи учителю.

– Не могу: они сочтут меня «ябедой».

Вероятно, дочь поделилась со мной от безысходной замкнутости круга: ни сама сделать не могу, не привлечь ни кого не могу.

Тогда я ей объяснила, что ябедничать – значит, чтобы взрослый (учитель) наказал чужого ребенка. Т. е. ты хочешь «отомстить» чужими руками обидчику. Твоя же задача сказать учителю, что: «МНЕ не нравиться эта игра, Я не могу справиться», т.е. ты говоришь о том, что тебе плохо, а не просишь сделать плохо кому-то.  А дальше – выбор взрослого (учителя), как он поступит.

Велик риск, что взрослый неправильно отработает «поступивший запрос» и конфликт снова вернется к детям и только усилиться.

Мне кажется, что родители, чье школьное детство пришлось на 80-е с «неправильной прошивкой» в голове на предмет: «доносчику - первый кнут». Понятно откуда это взялось: будучи детьми в 80-е мы с молоком матери впитали страх репрессий 30-х годов. Но нынешние дети лишены этого: мир стал без границ. Думаю, на поколении детей наших детей отпадет ярлык «ябеда».

Кстати, в стаде зверей, если на детеныша «рявкнет» чужой «взрослый», что делает детеныш?  бросается под защиту родителя ). Может «ябедничество» сродни инстинкту? Не даром оно практикуется, в основном, среди дошкольников и младших школьников, пока дети еще близки к состоянию зверюшности ).

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Татьяна:

Огромное спасибо за возможность комментариев. Очень интересно видеть столько взглядов на статью.
Я помню, что в детском саду одно время была ябедой. Почему? Примеряла на себя модель поведения? Возможно. Помню, что мне не нравился садик и не нравились дети, я ни с кем не дружила и не хотела дружить. Наверное я вообще не воспринимала их людьми. Возможно одна из причин детского ябедничества именно в этом — не интересны люди, не интересно их узнать, понять что в них хорошего, подружиться и эту дружбу ценить? Интересным человеком была «добрая» воспитательница, она иногда положительно, иногда ровно реагировала на мои жалобы. Но реагировала, а то, что детям не нравилось — мне было все равно, их отношение меня не интересовало.
Так же от воспоминаний о своем садичном периоде и наблюдений за ябедами в дальнейшем осталось впечатление, что это просто несчастные люди. Несчастные, недовольные, не способные видеть как прекрасен, интересен и хорош этот мир.
 
В других коллективах у меня не было проблем с дружбой, несчастна я не была, с проблемами я справлялась сама, или не справлялась и терпела. Моя школа пришлась на 90-2000. Жалобы родителям могли привести только к ухудшению положения, потому что родители не имели никаких законных возможностей повлиять на школу, класс.
Сейчас у меня ребенок и все изменилось. Сейчас родители еще как могут повлиять. Но эти влияния носят какой-то наказательный и массовый характер. Например, многое в детском саду требует ремонта, но заведующая просит не писать в управление образования. Потому что в ответ на жалобу от родителей — не выделят деньги на ремонт, а проведут большую проверку сада, признают его непригодным и закроют! А сад то хороший, только старый. И постоянно живешь как на пороховой бочке — вдруг кто из родителей все-таки пожалуется. И плохо станет всем.
 
Умение писать и реагировать на жалобы сейчас очень важно в работе. Мой брат работает в крупной общероссийской компании. Там писать жалобы на коллег обязательно, каждый месяц, в противном случае — лишение премии. А уж отчеты, которые нужно писать о любом происшествии — чисто игра: Чур не я! или Найди виноватого. Нельзя написать: сорвало кран, выехала ремонтная бригада, починили. Нужно: Сорвало кран, в этом виноваты обходчик Сидоров, не углядел состояние крана и пусковик Семенов, дал слишком сильное давление. Бригада опоздала на 3 минуты, в этом виноват Смирнов. Сидоров, Семенов и Смирнов также напишут отчеты с указанием виновных. По мне, так это очень сложные решения, знать, что ты должен кого-то обвинить, знать, что его накажут, знать, что в любой момент любой может обвинить тебя и тебя накажут. И все это «онли бизнес», ничего личного, с этими же людьми тебе работать и дружить каждый день
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваСпасибо Татьяна. Господи какое счастье что я не работаю в крупной российской компании в которой обязательно каждый месяц писать жалобы на коллег!;)))
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 

Пишет Лена72 из Петербурга:

Екатерина , с удовольствием читаю вашу колонку . Спасибо.

Не могу не высказаться по такой интересной теме , которая касается многих сторон жизни .

Я сама Лена – домашняя ) . Так было написано в моей мед карточке. Мама родила меня в 35 почти. Жили с ней и ее мамой – моей бабушкой. 

Мама дите блокады и бабушка блокадница. Очень меня опекали . В детсадик я не ходила. 

Маме все рассказывала. И вот в школе в классе 4-5 мне объявили как- то бойкот ! Мама вмешалась в наши дворово-классные отношения ( из двух школ в одних дворах играли ) . Помню , что как в фильме  Чучело,  дети стояли под моим окном и выкрикивали перевранную мою фамилию . Как я это пережила , как все рассосалось …убей. не помню. Но самое интересное , что я потом поучаствовала сама в бойкоте одной из активисток моего бойкота. Причем моя мама от бойкота и спасла ту девочку. Слово бойкот просто применялось, но имели в виду травлю. 

Думаю, что я хотела подотомстить той девчонке и оторваться от коллектива не могла.

А «расколоть » меня на откровенность было нетрудно - мама видела мое заплаканное лицо от обид  

С одноклассниками как то доучилась. Причем нормальные отношения были  . Сейчас думаю, что дети восстали именно из за лишней опеки меня   и я нарушила какое-то негласное правило – « не выносить сор из избы». В дальнейшем я справлялась самостоятельно с ситуациями , но на самом деле – дети были не злые и было как у всех в то время – ссорились и дрались и влюблялись и мирились ! Но родители не лезли. Кроме моей )  

Ситуация никогда не повторялась – я в принципе , коммуникабельный человек и мое доверие не было подорвано. Хотя поддразнивания ,- а ты что все маме рассказываешь?»  присутствовало. В той школе я проучилась до 8 класса . 

В другой школе 9-10 классы , я конечно, была осмотрительнее и уже выдавала полуправду. Но привычка выдавать ПОЛУПРАВДУ сохранилась навсегда.  Мама до сих пор волнуется и накручивает себя . Поэтому я и применяю этот метод. Сейчас моей дочке почти 19 . Она не ябедничала никогда. Что то рассказывала . Но она достаточно скрытный человек. Творческая личность. Один раз я позвонила в администрацию ее гимназии , узнав , что детей вывели на уроке физкультуры на улицу в несоответствующей сезону одежде. 

Так на следующий день – моя дочь стала местной знаменитостью – многие ученики – и старшеклассники в том числе знали , что она причастна к переносу урока физры в зал! Из-за мамы! 

Больше я не жаловалась. 

И мне очень повезло – я до сих пор общаюсь и дружу со многими родителями из детского садика и школы моей дочки ! В этом, мне кажется, тоже есть много плюсов для общения. Хотя дети не общаются уже между собой . 

Полуправдой моя дочь не страдает вообще. Она или не говорит или говорит правду.  

Интересный взгляд у Дарьи –согласна, что живут два человека : « ятож тревожная мама»   и «Ленка подросток»– все понимаю и помню себя.

Елизавета из Москвы – я с Вами по поводу наказаний за мусор , мат , окурки и проч…Сама за это готова « стучать» , но анонимно : соседи ж разные бывают.

Но вот по поводу социальной вовлеченности сына – я тоже за справедливость , но как правило, нет отклика у мамочек …Мне кажется , можно как- то по другому – сын на собственном примере скажет\покажет , что не надо по цветам ходить. Самой с ребенком поговорить \ замечание сделать ( нам делали чужие родители и было действенно – мне во всяком случае ) .

Моя дочь , кстати , на хореографии «строила» нерадивых коллег, но это уже в старших классах было.

А насчет – Татьяна пишет – найти виноватого на работе ( правда жалобы не пишем , но просто суть работы в другом)  – к сожалению,  и в моей конторе так же. У меня должность не та , я не участвую, но вот руководство поощряет такое .

Есть еще такой прием  - «кто первый встал , того и тапки»   Если ты виноват , то приди первым и облей другого , авось тебя пронесет ! 

К сожалению, мотивами к доносительству ( я про взрослых ) могут служить разные вещи…

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Elena из Англии:

 
Своих детей у меня нет, но хотелось бы прокомментировать ситуацию с "доносами" про подсматривание и списывание в школе и универе. Подход "ну что ей, жалко было ту пятёрку оставить однокласснице?" возможен в России, но невозможен в анлоговорящих странах. (Я сама училась и живу в них уже половину жизни). 
 
Все дело в так называемой "оценочной кривой" ("grading curve"), применяемой, например, в США и Великобритании. Если работа учеников оценивается, скажем, по стобалльной шкале, то лучшая работа в классе получит 90-100 баллов, а все остальные будут оцениваться относительно лучшей работы. Это значит, что если кто-то списывает, то он(а) таким образом искусственно (и фальшиво, нечестно) завышает средний балл по классу, а следовательно, прямым образом влияет на мою успеваемость! 
 
Добавьте сюда 
1) ранжирование учеников по всему году выпуска в зависимости от оценок (и вытекающие из ранга "плюшки"); 
2) необходимость набрать определенный средний балл, чтобы выпуститься из университета (да-да, можно "сдать" все экзамены, но недостаточно хорошо, и тогда не видать вам диплома); 
3) а также платность высшего образования
- и честность сдачи другими начинает играть другими красками!
 
Собственно по этим причинам "доносительство" в школах/универах и процветает.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Катерина: помню как ошеломило меня то, что на вступительных экзаменах (биофак ЛГУ 1979 год) абитуриенты подсказывали друг другу. Мы же все были конкуренты! Конкурс семь человек на место! Я все равно не поступила, пошла работать. Потом делилась с приятелем, он учился уже на втором курсе физфака. И вот он с невероятным чувством в ответ на мой рассказ: ну а чего ты ожидала? Вы же не абы куда нибудь поступали а в ЛЕНИНГРАДСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ!

 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна из Люксембурга:

 

Здравствуйте, с интересом читаю про отношения к ябедам. Ничего принципиально нового добавить не могу. Я живу в Люксембурге, Западная Европа. Тут отношение к ябедам в целом нормальное – примерно так, как у нас относятся к слегка плаксивому ребёнку. Какая-то мама будет игнорировать, другая наоборот, чрезмерно жалеть. Негативного отношения к ябедничеству как к явлению в принципе нет. Мне вот только непонятно, многие говорят про плохое отношение к ябедам после тридцатых годов, Но ведь пословица «доносчику первый кнут» явно раньше появилась. Получается, и раньше у нас ябед не любили. Хотелось бы узнать мнение историков, почему такая терпимость к ябедам на западе? Откуда у нас такое неприятие? Очень любопытно, как там в других странах?..

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Людмила:

Уважаемая Катерина, всегда с интересом - и пользой - читаю Ваши тексты.


Лет 60 назад на уроке в школе, во время письменной контрольной работы, я подняла руку. Учительница решила, видимо, что у меня есть вопрос по теме, но услышала жалобу на то, что соседка по парте подглядывает в мою тетрадь и списывает. 
 
Не помню, какой была реакция учительницы. Помню лишь то, что решение поднять руку и "наябедничать" далось мне с трудом.  Но чувство справедливости (как я тогда её понимала) взяло верх над страхом высказать правду перед всем классом. Хотя тень сомнения в моей правоте оставалась, и она продолжает следовать за мной всю жизнь. Для меня эта попытка "наябедничать" дала бесценный опыт принятия решения в сложной ситуации.
 
Эта история имела неожиданное продолжение. Через много-много лет, когда я рассказывала своей маме о "ябедничестве" собственных детей, вспомнила этот случай. Мама улыбнулась и сказала, что и она помнит этот случай, хотя я ничего ей тогда не говорила. Оказалось, что вскоре после упомянутого урока состоялось родительское собрание. К маме подошла учительница, рассказала об инциденте на уроке и тихонько попросила её поговорить со мной так, чтобы я больше не "ябедничала" на уроке. "Понимаете, это же успеваемость класса!" - аргументировала она. (А я была отличницей.)

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Вячеслав:

по поводу подсказки при поступлении в ЛГУ

сижу я как-то на городской олимпиаде по русскому языку, решаю задание - найти глаголы-омонимы в одной из форм - типа лечу (от летать) - лечу (от лечить). Два нашел, а надо три. И вдруг сбоку мальчик мне шепчет "Вели!"
А ведь это олимпиада...

по поводу исторических корней до 30-х годов двадцатого века

то есть повесть Куприна "На переломе" (Кадеты). Повесть автобиографична:
То, о чём пишет Куприн, очень напоминает явление, называемое современным словом «дедовщина»: глумление, издевательства над новичками, особенно слабыми, травля любого, кто посмеет быть не таким, как велит неписаный закон корпуса, а уж если кто посмеет обратиться к взрослым с жалобой!.. Берегись,  ябеда! Впечатление от «тёмной», устроенной непокорному однокашнику, осталось у Куприна на всю жизнь. 

Вот воспоминания выпускников кадетского корпуса:
https://www.vipv.ru/rossiia/kadety-gardemariny-iunkera-memuary-vospitannikov-voennykh-uchilishch-xix-veka 
Еще более строгому и жестокому кадетскому самосуду подвергались доносчики, ябеды и наушники. Таких кадет, кроме наносимых им зачастую побоев, все чуждались, и никто не говорил с ними как в роте, так и в классах. И такое отчуждение продолжалось не недели и месяцы, а годы; провинившийся получал прощение только по принесении публичного раскаяния и сознания в совершенной им вине.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Полина из Москвы:

ЯБЕДА-КОРЯБЕДА! ...Или нет?
Почему дети начинают ябедничать? Тому есть несколько причин. Начнём с того, что далеко не все, кого порой называют ябедами, являются ими на самом деле. Рассмотрим сначала эти случаи ложного обвинения в ябедничестве.
1) Не ябеда, а пострадавший.
Когда ребёнок приходит к Вам с жалобой: "Мам, а Наташа отобрала у меня куклу, Мам, а Ваня порвал мой рисунок" - он не ябедничает, а отстаивает свои права, и Ваша обязанность - разобраться, кто прав, а кто виноват, и рассудить конфликтующие стороны по совести. Хорошо сказать - "Играйте дружно!", а если не получается? У взрослых есть полиция и суды. почему же дети должны всегда разбираться со своими конфликтами сами? "Некрасиво жаловаться. Кто установил это правило? Дети ли переняли его от плохих воспитателей, или воспитатели от плохих детей? Потому что оно удобно только для плохих и самых плохих" - писал знаменитый польский педагог Януш Корчак - "Тихих и беспомощных будут обижать, эксплуатировать, обирать, а позвать на помощь, потребовать справедливости - нельзя! Обидчики торжествуют, обиженные страдают. Недобросовестному, неумелому воспитателю удобно не знать, что вытворяют ребята, он машет рукой на их споры, не умея их умно рассудить. - "Лучше всего пускай сами мирятся". И тут, когда дело коснулось его собственного удобства, его вера них заходит так далеко, что он полагается на их разум, опыт, справедливость и предоставляет в столь важной области свободу действий".
2) Не ябеда, а просто болтунишка.
"Кто, кто,
Кто-то двойку получил,
Кто, кто,
Кто-то ноги промочил
Ля-ля-ля, жу-жу-жу,
Ля-ля-ля, жу-жу-жу,
По секрету всему свету
Что случилось, расскажу!"
Изо рта у такого ребёнка потоком льётся самая разнородная информация, от совершенно безобидной до такой, которая рассматривается как ябедничество: "А возле метро "Сокол" валялся дохлый воробей!  А Вася прыгнул на метр десять! А Мишка кокнул стекло в туалете! А Алиса сделала в диктанте 27 ошибок!" Он не ябедничает, а просто делится переполняющими его сведениями, не сознавая, что они могут кого-нибудь скомпрометировать.Такой "ради красного словца не пожалеет родного отца". Постепенно учите ребёнка тому, что "болтун - находка для шпиона", объясняйте ему, что своей необдуманной болтовнёй он может поставить других людей в неприятное положение, но не называйте его ябедой - в отличие от настоящего ябеды малыш пока разглашает конфиденциальную информацию не намеренно.
3) Не ябеда, а жертва шантажа.
Ребёнка угрожают наказать за чужую вину, или всех детей наказывают за вину одного или нескольких, и он, не выдержав, называет истинного виновника. Такие методы воспитания недопустимы. Взрослые не имеют морального права делать из детей ябед. Лучше оставить виновного безнаказанным, чем наказать неповинного или склонить ребёнка к плохому поступку.

Теперь перейдём к настоящим ябедам, которые добровольно докладывают "начальству" о не касающихся их проступках и шалостях других детей.

Какие причины заставляют их так поступать?

1) Причина - желание почувствовать собственную важность. Цель - "минута славы".

Ребёнку импонирует мысль о том, что он владеет "великой тайной", и может, так уж и быть, с Вами ею поделиться. Да вдобавок из его рассказа следует, какие все кругом отстойные хулиганы, а он один - такой хороший!

Что делать. Не нужно читать ему нотаций. Отсутствие интереса к сообщению - достаточное наказание для него. Просто скажите: "Я не люблю, когда люди ябедничают" - и переведите разговор на другую тему.

2) Причина - злость, обида. Цель - месть.

"Маша не хочет со мной дружить. А я расскажу всем, что она... компот руками ест, и никто не захочет дружить с ней!" Это -самый нехороший случай. Такой ребёнок в свои 5 или 6 лет - уже начинающий интриган. Доносы часты, большинство из них - ложные.

Что делать. Если донос правдив - всё равно никак на него не реагируйте, если же он ложный, накажите самого доносчика.

3) Причина - зависть. Цель - восстановление "справедливости".

Ребенок, лишённый хороших игрушек, одежды, сладостей, заботы, внимания окружающих, может очень сильно завидовать тому, у которого всё это имеется, и через ябедничество пытаться восстановить некую понятную только ему "справедливость". Это может происходить и в семьях, где одному из детей уделяется гораздо больше внимания, чем другому. Своим ябедничеством ребёнок как бы даёт понять: "Посмотрите, как он плохо себя ведёт! Почему вы любите его больше, чем меня?"

Что делать? В семье - не сравнивать детей друг с другом, уделять им поровну внимания и заботы. Подчёркивать, что Вы любите обоих одинаково. В коллективе - стараться по мере возможности уравнивать социальную несправедливость, пропагандируя демократический стиль одежды и устраивая на вечеринках и праздниках "общий котёл", в который все кладут, что могут, и из которого берут, что придётся по вкусу.

4) Причина - гипертрофированные "правильность" и "правдолюбие". Цель - устранить отклонения в функционировании системы, частью которой ребёнок считает себя.

Такие дети слишком жестко (почти болезненно) ориентированы на исполнение усвоенных ими социальных норм. У них отсутствует вариативность поведения. Малейший недочёт или проступок рассматривается ими как злостное нарушение, почти преступление. Такие дети нередко ещё и перфекционисты. Они сами стремятся к достижению слишком высоких, зачастую недостижимых идеалов, и того же требуют от других. Во взрослом возрасте они становятся неутомимыми жалобщиками, анонимщиками и вечными истцами по судебным делам, конфликтующими со всеми на ниве правдоискательства. У них может развиться сутяжно-кверулянтское расстройство личности. Такой человек подаёт в суд, если к примеру, в пяти шагах от него чихнули.

Что делать. Родителям таких детей стоит обратить внимание на существующую в семье систему наказаний и поощрений. Не слишком ли много "нельзя" существует в их жизни? Возможно, любая, даже самая невинная шалость ребёнка вызывает их неодобрение?

Но вообще-то подобная гиперсоциальность, как правило, бывает одной из основных черт в характере такого ребёнка и самих родителей этого ребёнка, так что вряд ли удастся их переделать.

5) Причина - стремление предотвратить беду, спасти кого-то. Цель - благая.

Ребёнок сообщает взрослым о надвигающейся опасности или борется с несправедливостью: "Я видела, как Лена взяла Катин мобильник и положила его в Настин рюкзак", "Валера и Дима сговорились убежать из дома в Америку". "Коля и Никита катались на крыше лифта. Они могут погибнуть".

Ребенок знает, зачем он это говорит. Заметив опасность, он колебался, не знал, что делать, и вот пришёл посоветоваться, потому что доверяет Вам. Ребята рассердятся, будут избегать его, - что же, ничего не поделаешь. Он свой долг выполнил: предостерёг.

Что делать? Поблагодарить за то, что он сумел предотвратить беду.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Мария из Западной Германии:

Спасибо за возможность комментировать для тех, кто не является членом клуба! Я очень люблю Ваши книги и статьи, не раз хотелось ответить на Ваши вопросы или услышать Ваше мнение, но регистрироваться ради этого не хотелось.
Тема ябедничества меня очень занимает. С одной стороны, из-за того, что я уже во взрослом возрасте переехала из России в Западную Германию, мои дети родились уже в Европе, и в их воспитании я все время должна выбирать между тем, что мне привычно, и тем, что принято в окружающем меня сейчас обществе. Немцы хоть и далеко не все такие ябеды, как иногда кажется по рассказам в интернете или комментариям к этой же статье, но их любовь к кляузам и стремление к порядку сильно отличаются от русского мировоззрения, а детей так вообще учат никогда не решать конфликты кулаками и обо всем говорить взрослым. А в моем собственном школьном детстве в 90-х годах слово «ябеда» все же было нешуточным клеймом.
С другой стороны, эта тема мне важна, потому что у нас четверо детей, да и я сама выросла в большой семье, и если каждый начнет ябедничать и родители не смогут это контролировать, то будут моментально погребены под ворохом ненужной информации :)
Поэтому уже после рождения второго ребенка я сформулировала для них правило: маме говорим, только если другой делает что-то опасное. В остальных случаях стараемся разобраться сами. Если не получается разрешить конфликт — тогда все-таки к маме, но во время конфликта, а не когда-нибудь потом. Конечно, я долго учила их договариваться; конечно, у них далеко не всегда получается; и все-таки иногда я с радостью слышу, как мои дети сами разруливают ситуацию, не привлекая меня, и делают это лучше, чем сделала бы я.
Это в семье, а в обществе оказалось сложнее. Официальная позиция в садиках и школах: мы ни в коем случае не деремся, мы обращаемся за помощью к старшим. С одной стороны, это приводит к тому, что некоторые дети при виде родителя своего обидчика, пришедшего забирать ребенка из садика, бросаются к нему с жалобами «а Вильгельм мне песок в лицо кинул», «а Кристина меня дурой назвала». Для меня, даже если произошло что-то серьезное (а обычно нет), это выглядит чистой воды ябедничеством. Это было в детском саду? Нужно было сказать воспитательницам, они бы вмешались. После драки кулаками не машут. 
С другой стороны, система может дать сбой на уровне взрослых, и тогда законопослушный ребенок остается беззащитным. Так было у нас в садике, когда моего сына периодически бил неуравновешенный мальчик, а воспитатели не могли с ним справиться. Попытки моего сына остановить обидчика словесно, позвать на помощь взрослых ни к чему в долгосрочной перспективе не приводили, точно так же как и мои встречи с воспитателями, ведение протоколов встреч и прочее. При всех этих новомодных техниках я столкнулась с тем же, с чем ожидала бы столкнуться в России: одна воспитательница замалчивала проблему, вторая вообще сказала, что мой сын сам не лучше и его провоцирует; третья, главная, была адекватной, но пока они устраивали совещания и обсуждали тактику и стратегию, моего сына продолжали бить головой об пол и выкручивать пальцы. И тогда мы с мужем-немцем дополнили эту идеологию непротивления злу насилием — тренировкой приемов самообороны и советом, если воспитателей рядом нет, этого конкретного мальчика сразу бить. Ну а потом уже идти жаловаться :) И оно сработало!
В школе с другим сыном у нас был намного более позитивный опыт. Когда обнаружилось, что его уже некоторое время третирует умственно отсталый (как обнаружилось позже) мальчик из параллельного класса и мой сын сказал, что не хочет больше идти в школу, я в тот же вечер поговорила по телефону с его классной руководительницей, и уже на другой день она и соц.педагог с моим сыном по фото опознали этого мальчика, он был наказан, а классные руководители обоих классов стали следить за ситуацией, регулярно напоминая моему и сыну и мне, что не нужно бояться просить о помощи, что это не ябедничество и что нужно обязательно сообщать, если что-то такое происходит. В этом случае я была в восторге от скорости реакции школы и ее результата.
В общем, немецкий миролюбивый подход меня не очень устраивает, потому что работает не всегда, и когда он не работает, страдают именно «правильные» дети; но вообще-то я с ним согласна, потому что дети не все могут решить самостоятельно, и если они, как мой старший сын, будут до последнего молчать, то последствия могут быть намного хуже. Просто в общую систему я, пользуясь собственным опытом, добавила тайное разрешение в случае необходимости защищаться кулаками; в конце концов, взрослый человек при отсутствии полиции под боком тоже попытается себя защитить, а детей учат именно тому, как им в качестве взрослых нужно будет вести себя в обществе. Дома, кстати, в случае драки и невозможности ее избежать я тоже разрешаю дать сдачи, а не быть побитым и идти за справедливостью к родителям. Но если дома в этом случае я считаю, что конфликт исчерпан, обидчик наказан и non bis in idem, то вне дома все равно нужно идти сообщать ответственным взрослым, иначе, как показывает практика, обидчик первым побежит жаловаться и тебе тоже достанется.
И да, если ребенок просто хочет мне рассказать, кто что у него в классе натворил, не ожидая от меня, что я пойду разбираться с виновными, то я выслушаю и о том, что Макс показал язык, а Андреа назвала его идиотом. Это не ябедничество, а разговор, и я могу быть только рада, если дети мне что-то рассказывают :)
Очень интересно будет прочитать, какие Вы сделаете выводы из комментариев!
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Дмитрий из Киева:

Доносить или не доносить -  это выбор стороны в УЖЕ сложившемся конфликте "слабого и знающего" с "сильным но не знающим". И тут как раз тот вариант когда ничего не делать это тоже выбор стороны - то есть его придётся делать обязательно, если уж ты стал свидетелем.
 
Дальше просто, думаем и выбираем. Можно Канта привлечь - "а если всем так можно будет делать то что тогда?". Я точно сдал бы милиции домушника и точно не сдал бы раскладчика закладок - потому что считаю один закон справедливым а другой нет. Всегда есть "пограничные случаи", но как и в любом другом вопросе. Зато например вопрос с заброшкой для меня уже не пограничный - я считаю подростков безусловно имеющими право на инициацию с риском для жизни (в том числе и благодаря вашим статьям :) )
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Татьяна из Швеции:

Прочитала колонку в Снобе про ябедничество и мне захотелось высказаться и обсудить эту тему. 
 
Но прежде всего, хочу поблагодарить вас за ваш труд. Читала ваши книги и читаю колонку в Снобе, интересно и познавательно. 
 
Теперь про ябедничество. Почему тема меня задела. Мы живем в Швеции. Я, муж и наша дочь 9 лет. Приехали 5 лет назад. Нам с мужем по 36 (возраст указываю, чтоб вам понятно было в какое время мы росли :)) 
 
Здесь "ябедничество" (именно в том виде, как описано в статье) - это обычное дело. 
Только шведы, это на это смотрят как на инструмент, который помогает им избегать конфликтов. Шведы не любят открытых конфликтов. Что надо сделать, чтоб избежать конфликта? Правильно, привлечь третью сторону. 
 
Как это выглядит на детском уровне. Обидел мальчик в школе-ни одному шведскому родителю даже в голову не придет сказать: "ну ты тоже ему дай сдачу". Учитель скажет: вас обидели-обращайтесь к нам, мы разберемся. Родитель посоветует ребенку в таком случае призвать на помощь персонал. 
С буллингом дела обстоят еще жёстче, каждая школа должна иметь специальный план и антибуллинговую команду (trygghetsteam, trygghet - защищенность, team-команда). 
 
Как на практике. В каждой школе по-разному. 
В первой школе дочь обижал мальчик - сосед (жили они с нами на соседем этаже, мальчик хотел дома с дочерью играть). По словам матери, моя дочь ему нравилась (дочери тогда было 6, мальчику 9). Причины не особо важны, факт остается фактом, то шапку отнимет, то обидное скажет, а то и камнем кинет. Жаловалась дочь учителям и мне постоянно. Реакция учителей: поговорили с ребенком после жалобы моей дочери.  Эффекта-ноль вроде как, обижает дальше. Пока жалобы были безобидные на мой взгляд (шапку отнял, дразнил), меня больше напрягало, что дочь расстраивается и сама разобраться не может. Один раз я даже в сердцах посоветовала "дать сдачи, сделать ему тоже гадость" и тп. Тем более, что у дочери была своя куча подруг, а мальчик начал обижать не только ее, но и ее подружек. В тот же вечер дочь пришла домой радостная, и расказывала, что они придумали песню-дразнилку про И. и он от них отстал. "Алилуя", подумала я, это работает! Мальчик отстал, относительно надолго. Муж, правда, с моим концептом был не согласен. Ибо агрессия порождает еще большую агрессию. И кто знает, что  И. может придумать в ответ. Справедливо? Да, такой вариант исключать нельзя. 
 
История долгая, но всякие мелкие пакости прекратились только тогда, когда мое терпение лопнуло и я пошла и рассказала соседке о том как ведет себя ее сын. (я пошла, ибо разговоры школьных педагогов не помогали, до родителей мальчика они проблему не доносили. А мальчик начал кидаться камнями, что уже является опасным) На второй раз она обещала, что еще и папа с ним поговорит (второй мой поход был вызван тем, что мальчик сказал дочери, что он должен ее убить. Думаю поводом к тому послужили новости... Ибо как раз перед этим по всем каналам обсуждали убийство российского посла в Турции. Дочь русская, а мальчик этот турок, но папа его вырос в Швеции) 
 
Сейчас дочь учится в другой школе и у них другой подход. Поступила жалоба-учитель в тот же день звонит и сообщает родителям пострадавшего и обидчику. Вроде как намного эффективнее. Но мне сложно судить, ибо слава богу, инцидент такой был за год 1 раз. 
 
Что дает такое подход? С одной стороны, дети не учатся быть грубыми, не учатся отвечать на грубость - грубостью. Красота? Вроде бы да. 
С другой стороны, обидчик чувствует свою безнаказанность. Дал однокласснику в нос, и ты уверен, что в ответ ему не прилетит учебником по голове.. Ну погундит учитель, и что? Продолжает вести себя так же. 
А с возрастом дети начинают грубить учителям, учителя уже стонут, что им в таком стрессе, когда дети их не уважают работать сложно (вот только на днях читала подобную статью в газете) 
 
Как надо? Сразу давать отпор равнозначный тому, как тебя обидели или привлекать стороннее лицо? У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. 
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

У подростков появляются свои кумиры, идеалы и даже боги. Последние гармонично устроились на стыке технологий, традиционных верований и тинейджерских амбиций
В треугольнике детских и подростковых отношений часто забывают про вершину этой сложной геометрической фигуры

Новости партнеров

Быть отвергнутым близким другом или подругой всегда сложно и больно. Особенно когда тебе десять лет