Все новости

Редакционный материал

Почему трудно быть «центровым»

В треугольнике детских и подростковых отношений часто забывают про вершину этой сложной геометрической фигуры

23 Сентябрь 2019 8:16

Иллюстрация: Рита Морозова

Это продолжение материала про «третьего лишнего». Я его написала, редакция «Сноба» опубликовала, а потом вот какое письмо пришло мне на почту:

«Здравствуйте,
Я уже много лет читаю ваш блог на “Снобе”, но впервые захотелось добавить что-то к тому, что вы написали.
Вся школьная жизнь у меня прошла в формате “третий лишний”, только я была в тройке всегда центровой. И вот эту-то роль вы опускаете в своем описании ситуации.
Мне всегда нравились девочки со странностями, сложным характером, просто не такие, как все. В одной тройке у меня была, например, тихоня, которую я до сих пор подозреваю в одной из форм РАС, и оторва, занимающаяся проституцией с 14 лет. Мне было очень интересно с обеими. Они обе считали меня лучшей подругой. А как можно их совместить хоть в какой-то деятельности, непонятно совсем. Вот я и металась от одной к другой. То почувствую, что одну забросила, неделю гуляю с ней одной, то понимаю, что второй внимания не хватает, бегу туда. Если свести их вместе, то получается какая-то вымученная ситуация, а в школе все равно приходится быть втроем. Все это ужасно выматывало. Обижать никого не хочется, а самой не разорваться.
А потом еще тебе предъявляют претензии мамы, что ты, такая-растакая, забросила ее дочь, как только поманили с другой стороны.
В целом не знаю, как это все повлияло на мою жизнь. Но скажу одно, что всех подруг из всех треугольников я сохранила, и после школы естественным образом смогла развести в разные ниши, так как больше не было общего места, которое вынуждало общаться вместе.
Но главное, что я хотела сказать, что центральный, “главный” участник тройки может мучаться от всего этого не меньше, чем те, кто вроде как крайний и несчастный, которым манипулирует более сильная личность.
С уважением,
Анна»

Прочитала я это письмо от Анны и практически сразу же нашла ответ на вопрос, почему я «пропустила эту роль в своем описании ситуации». 

Ответ очень простой: в детстве я много лет сама была «вершиной» такого треугольника. Никакой моей вины в сложившейся ситуации не было — с одной из девочек (назовем ее Викой) я жила «дверь в дверь» на лестничной площадке, и мы часто ходили друг к другу играть, а с другой (пусть она будет Люба) мы учились вместе в одном классе и играли во дворе.

Мне нравились обе. К тому же Вика была на два года постарше, и дружба с ней считалась в нашем дворово-школьном социуме «престижной» — старшая до младшей, считалось, всегда немного «снисходит». Когда я пошла в первый класс, Викина бабушка некоторое время водила туда нас обеих (Вика тогда уже училась в третьем), забирая меня заодно из соседней квартиры. А потом, когда Вику в школу провожать перестали, мы естественно продолжали ходить туда вместе.

Вике нравилось со мной ходить, потому что я уже тогда придумывала и рассказывала всякие истории, а иногда просто «в лицах» пересказывала прочитанные мною книги. Сама Вика читать не любила и книг «не по программе» почти не читала. Я же обожала фантастику, была записана в три библиотеки и в каждой брала на дом и прочитывала по максимуму книг, положенных мне на неделю (в то время в библиотеках был строгий лимит, отличавшийся для разных возрастов).

В школе я старалась к Вике особо не лезть и наши особые отношения не демонстрировать (чтобы не «позорить» ее перед одноклассниками дружбой с «малявкой») и в основном общалась и гуляла по рекреации с Любой.

Люба и Вика между собой практически не общались.

Мои, Викины и Любины родители находили то, что я дружу с обеими девочками, совершенно естественным.

А вот сами девочки были не столь лояльны. Вика время от времени язвительно «проезжалась» по моей дружбе с Любой: «Ну что ты в ней нашла? Она же глупая!»

Я не знала, что делать. С одной стороны, надо возразить и вступиться за подругу. С другой стороны, страшно, что взрослая Вика обидится и со мной «раздружится». Я действовала то так, то эдак, что Вику, понятное дело, только раззадоривало.

Люба же была более радикальна. «Вот скажи, мы с тобой — настоящие подруги?» — спрашивала она. «Да, разумеется, да!» — искренне соглашалась я. «А вот настоящие подруги, особенно если они живут в одном дворе, между прочим, всегда ходят вместе в школу! — злобно и торжествующе, наставив на меня указательный палец, провозглашала Люба. — А ты ходишь с Викой! Значит мы с тобой ненастоящие?! Тогда я с тобой больше не играю!»

Я пыталась устроить компромиссное хождение в школу втроем (ну подумаешь, полчаса в день, тем более что все эти полчаса я буду что-то рассказывать, а девочкам и вовсе делать ничего не надо), но Вика резко воспротивилась: нет, я с ней ходить не буду! И если ты со мной не хочешь…

— Хочу-хочу-хочу! — испуганно частила я. К тому времени мы ходили в школу уже лет пять, и престиж этой многолетней разновозрастной дружбы был в моих глазах весьма высок.

Так и тянулось. Не могу сказать, чтобы я от всего этого особенно «мучилась» (по выражению Анны), однако жизнь мне этот не по моей воле сложившийся «треугольник», несомненно, осложнял. 

Но полученный урок я, кстати, усвоила и впоследствии, ближе к средним и старшим классам, строила только личные двухсторонние отношения. Никаких, упаси господи, дружб «на троих». Что, разумеется, не уберегло меня впоследствии от треугольников любовных. Но это уже отдельная история.

Итак, у нас с вами, уважаемые читатели, есть еще один персонаж. «Вершина» треугольника, тот, с которым хотят дружить сразу несколько детей, конкурирующих между собой за его или ее внимание.

Во времена моего детства мир взрослых был бесконечно далек от мира «детской субкультуры» и никого из родителей наши переживания по поводу наших детских дружбы и вражды не интересовали. Да и нам самим не пришло бы в голову демонстрировать кому-то из взрослых свои чувства по этому поводу. Мир наших чувств, желаний и переживаний был от мира взрослых практически полностью закрыт. Их от нас, впрочем, тоже. И то, и другое обеим сторонам казалось абсолютно естественным. Про «поговорить с психологом» или «написать в соцсетях» тогда в принципе никто не слышал. У некоторых были личные дневники, которые тщательно прятали от чужих глаз и иногда, в качестве редчайшего исключения, давали прочесть страничку из него лучшей подруге.

Нынче многое изменилось, престиж и возможности «экспрессии чувств» возросли многократно, и многие родители внимательно отслеживают «горизонтальную» социальную жизнь и переживания по этому поводу своих детей даже тогда, когда те уже вышли из возраста начальной школы.

Что же может предпринять родитель, если его ребенок оказался «вершиной треугольника» и «яблоком раздора» между претендующими на его внимание детьми?

  1. Для начала посмотрите, нуждается ли ваш ребенок в вашем участии. Вполне возможно, что он сам справляется с ситуацией, лавирует по обстоятельствам между двумя своими приятелями, как мы с Анной, и попутно обучается всяким социальным навыкам. Если дело обстоит именно так, оставьте его или ее в покое.
  2. Если ребенок явно переживает, растерян, не знает, как поступить, и просит или требует вашей поддержки, здесь первый этап — всесторонний анализ ситуации. Кто на что претендует, какие есть временные и пространственные рамки общения, какие есть ресурсы. Чего хочет сам ваш ребенок. Все это можно даже записать.
  3. Делитесь своим опытом, если он у вас есть. Если вы в детстве были не «вершиной», а углами треугольника, то тоже обязательно делитесь — это может быть для вашего ребенка даже более важным. Вы, значимый человек, расскажете ему, что приблизительно чувствуют другие участники этой игры.
  4. Если ребенок говорит, что он хотел бы сохранить все отношения и все они для него ценны и важны, помогите ему составить план. Где, что и как из имеющихся у него ресурсов он может уделить тем и этим отношениям. Потом помогите ему сформулировать то, как он проинформирует об этих возможностях своих друзей. На самом деле, если все четко проговорено: «Я хожу в школу и на рисование с Аленой, потому что мы живем в одном доме и вместе там занимаемся, а на волейбол я хожу с тобой, и по вторникам и пятницам после школы мы остаемся с тобой вдвоем в школьном дворе — поболтать и поиграть в мяч. Алена в это время ходит на английский. Все остальное школьное время придется общаться как-то втроем», обид получается значительно меньше.
  5. Если получившаяся схема очень сложна и энергозатратна, поддержите своего ребенка вслух констатацией несомненного факта: он, его способности и его личностные качества привлекательны и интересны сразу многим. Это, конечно, значительная ответственность, но и в некотором роде — признание достижений.
Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
8 комментариев
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте, уважаемые люди! Я решила в этом сезоне провести эксперимент. Если у вас есть что сказать по теме вот этого поста, но вы не являетесь подписчиком и членом клуба, то пишите вот по этому адресу katgift12@gmail.com      

 

Я или моя помощница будем ваши мнения сюда кидать и это придаст любой теме новые грани дополнительный объем и всем будет интереснее - ну или я так думаю. Но не попробуешь - не узнаешь ;))

Спасибо.

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна:

Увидела Ваш призыв откликнуться на пост про "третьего лишнего". Возможно мой рассказ Вам пригодится. Я, как и большинство взрослых людей, за жизнь бывала и "вершиной" и другими углами.
Хотелось бы коснуться вот какого аспекта проблемы:
Вы пишете, что "Для начала посмотрите, нуждается ли ваш ребенок в вашем участии. Вполне возможно, что он сам справляется с ситуацией, лавирует по обстоятельствам.... Если дело обстоит именно так, оставьте его или ее в покое." Я помню тот самый момент в жизни, когда я поняла, что моя мама лучшая в мире. Вроде бы смешно звучит, каждый ребенок это знает/чувствует с рождения. Но я помню этот момент. Мне было лет 8 (начальная школа), я была одним из "углов в треугольнике", мы с одноклассницей "делили" общую подругу. А потом эта общая подруга переехала на совершенно другой конец города и перешла в другую школу, причем это произошло во время очередного перетягивания подруги между собой, т.е. на высоте конфликта. Это было время, когда даже городские телефоны были не у всех, и у нас- подруг, телефонов тоже не было, т.е. мы оказались в полной изоляции друг от друга. Я переживала, плакала, мама это видела. Но речи о том, что "сама не справляюсь с ситуацией" не было, жизнь продолжалась.

И вдруг в какой-то из дней, вернувшись после тяжелой работы, моя мама, увидев в очередной раз мою заплаканную мордашку, сказала: "Собирайся, поедем разыскивать твою Юльку". И мы поехали темным зимним вечером на нескольких автобусах с пересадками, и непонятно каким образом нашли в малосемейном общежитии на окраине "мою Юльку". Мама ушла "погулять", мы с Юлькой долго выясняли отношения стоя на лестнице. К чему это я? В тот вечер я была абсолютно обескуражена и поражена тем, что моей труженице маме есть дело до моих глупых детских проблем, что она после тяжелого трудового дня нашла силы, время, желание куда-то ехать, а главное, что считает мои проблемы серьезными. Именно в этот вечер я осознала как сильно люблю ее и как сильно она любит меня.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваАнна, на мой взгляд ситуация «угла» и «вершины» треугольника переживается детьми все же по -разному. 
Ваша мама видела Ваши переживания которые в отсутствие Юли никак не могли найти выхода, и поступила совершенно верно, и Вы это высоко оценили и на всю жизнь запомнили.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Мария:

 

Слежу за Вашим блогом уже четыре года. Перечитала всё, что Вы писали на "Снобе" ранее. Многие Ваши посты были весьма полезны и я давала их читать своим старшим детям (14 и 19 лет).
Данная Ваша статья о "вершине треугольника", как и предыдущая, тоже для нас очень актуальна, т.к. дочь с этого года поменяла школу и в новом классе несколько девочек уже переругались из-за того, кто с ней будет дружить.  То есть, неожиданно дочка оказалась как раз в роли такой "вершины треугольника". 
Поскольку ситуация развивается меньше месяца, дочка отбивается от ультиматумов в стиле: "выбирай, я, или она". Две девочки, которые до прихода в класс моей дочери были хорошими подругами, разругались вдрызг и видеть друг друга не могут, а дочке они обе нравятся и она совсем не против дружить втроем.
Осложняет ситуацию то, что "развести по углам" эти дружбы весьма проблематично, так как общение происходит практически только в школе. Да и возраст 13-14 лет (8-й класс) с юношеским максимализмом и прочими "радостями" подросткового периода.
В итоге дочка чувствует себя виноватой, так как именно она оказалась причиной, разрушившей многолетнюю дружбу.
У нее даже появилось желание в ответ на ультиматумы сказать, что выбирать она не будет, т.к. обе ей нравятся, а если дружить вместе они не согласны, то пусть тогда дружат между собой, без нее (что конечно будет для дочки сложно).
Вот такая у нас ситуация. 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашовасовершенно правильная позиция у Вашей дочки. Если «вершина» внятно отказывается выбирать “я или она”, то углам поневоле приходится самим искать компромисс.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Алина:

Описанная ситуация в комментарии, в моем понимании не имеет отношения к 3му лишнему. Это дружба с разными девочками, вполне нормальная. 3й лишний это когда люди общаются втроем, но 3й или болтается сам по себе никому не интересный, или вообще забывается дома. Это когда он интересен, только когда нет одного из других. Это "запасной" вариант. Но никак не" мне интересно и с тем и с тем"
В вашей ситуации по описанию вы тоже не центровой. Вами манипулировали и Люба и Вика. 3й лишний боится потерять центрового. Но Люба ставила вам ультиматум, она не боялась. Вика тоже, вы для нее были подкреплением авторитета. И она для вас. Тут из вас никто вообще не был 3м лишним. Это и не треугольник вовсе. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Ирина:

 

В школьные годы была той самой вершиной и совершенно об этом не подозревала . Вроде бы ходили втроём везде , до тех пор , пока подруги не раскрыли мне глаза ... все-таки страдающей середину назвать сложно ) а вот буквально в последний год, несмотря на семейность , вошла в прекрасный треугольник . Неожиданное родство душ , чат на троих с важными и интересными разговорчиками ... (жили все трое в разных городах, но съезжались ). И вдруг чат как-то умер и я с удивлением обнаружила , что две других вершины общаются напрямую без меня ... а потом ещё и съехались в один город . Вроде бы такой пустяк ! Я даже рада за них , Я бы при любом раскладе не смогла быть ближе к ним физически , у меня семья, работа ... но почему - то болит и почёсывается внутри ... вот вам и треугольник . Не зря Мама в детсве приговаривала- двое умных - третий дурак... спасибо за внимание !

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Екатерина:

Сообщение Алины о том, что некоторые из описанных случаев вовсе не о третьем лишнем, а просто о дружбе с несколькими людьми, подтолкнуло откликнуться и меня.

Мне кажется, чтобы треугольник оставался треугольником с лишними участниками, нужно неравенство сторон-отношений. Мой сын дважды становился участником неравных треугольником: в детском саду в роли "догоняющего" (одну с ним группу посещали мальчики-двоюродные братья, и старший из них дружил с моим сыном только тогда, когда не было младшего) и в роли "мечущегося" (в классе он дружил с "популярным" мальчиком, который отказывался дружить с вторым другом моего сына). И я бы не назвала его в этом случае "центровым" или вершиной треугольника.
Исходя из такого опыта, я могу описать две модели неравной тройки: 
1) Один из детей достаточно уверен в себе и знает, с кем предпочел бы дружить. Когда выбранного приятеля нет, он дружит с "запасным". При этом выбранный не особенно включен в конкуренцию - он доволен своей позицией и может даже поддразнивать "запасного", хотя объективно не является самым сильным звеном тройки. Эта ситуация из детского сада, и сыну удалось из нее выйти, в конце концов сдружившись с "выбранным". Когда "сильный" участник снова пытался столкнуть их из-за права обладания - ему уже не удавалось, он выпадал из тройки. До этого он страдал с разной степенью интенсивности, хотя и переключался на других детей и т.п.
2) Двое детей более-менее уверены в себе, а третий - ближе к позиции аутсайдера, но при этом нравится одному из двоих (при этом, возможно, тот, кто дружит с третьим, как бы понижает свой статус в иерархии детского коллектива). В этом случае один из пары условно равных детей отказывается дружить втроем, избегает третьего или даже отвергает, прогоняет из игр, унижает. Мне кажется, эта ситуация близка к той, что вы описали: о двух "несовместимых" девочках. Только в моем примере третий ребенок не чувствует себя достаточно уверенным, чтобы предъявлять ультиматум. Он чувствует шаткость позиций, чувствует, что проигрывает конкуренцию, и боится потерять друга, хотя был бы не против дружить с обоими. Из этой ситуации сын вышел, только сделав выбор (в пользу менее популярного мальчика, и мне кажется, тут не последнюю роль сыграла эмпатия к его положению).
Скорее всего, возможно еще множество вариантов неравных отношений "в тройках", и все они переживаются участникам по-разному. Я бы хотела закончить вот какой мыслью: мне кажется, что неучастие взрослых или просто отсутствие интереса к подобным отношениям между детьми школьного возраста в нынешнее время может иметь неприятные последствия, так как такая конкуренция может стать искрой для травли (того самого булинга, о котором все говорят) слабого участника. Во втором описанном случае, например, некоторые признаки такого развития событий проявлялись.

 

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Быть отвергнутым близким другом или подругой всегда сложно и больно. Особенно когда тебе десять лет
С ранних лет дети оказываются вовлечены в различные социальные группы, где им приходится искать свое место. И первая такая группа — это коллектив детской площадки 

Новости партнеров

Яна Соколова, взявшая в семью нескольких приемных детей, продолжает рассказ о своих переживаниях и приключениях