Дмитрия Борисова называют ресторатором, а еще – продюсером, потому что другого слова для того, чем он занимается, не придумали. Борисов – мастер продюсировать общение в заведениях общественного питания. Десять лет назад в «Проекте ОГИ» он придумал скрестить кафе с книжной лавкой, и туда пошли московские интеллектуалы, раньше сидевшие на кухнях. В «Квартире 44» не только дизайн напоминает о старой интеллигентской квартире, там и атмосфера такая. А оба кафе «Жан-Жак» – французские брассери, только на московских бульварах. Талантам Борисова нашлось и другое применение: в 2007 году в качестве знатока городской среды был приглашен на должность креативного директора журнала «Большой город». Успехам Дмитрия Борисова не приходится удивляться, поскольку главным потребителем всех своих продуктов является он сам: его любимые способы времяпрепровождения – выпивка в своем кругу и чтение хорошей литературы. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

город, в котором я живу

Москва

где родился

Москва

у кого родился

Отец – Вадим Борисов, известный историк.

где и чему учился

Поступил на исторический факультет РГГУ, но на 3 курсе (в 20 лет) оставил учебу

«Не потому, что мне история не нравилась. Наоборот, я с очень большим уважением к истории отношусь, у меня и отец историк, так просто сложилось. У нас с Димой Ицковичем была своя продюсерская группа ...учиться было некогда».

где и как работал

Совладелец продюсерской компании (совместно с Дмитрием Ицковичем), работал с группами «Ленинград», «Вопли Видоплясова», «АукцыонЪ». В 2004-м вместе с Евгением Гиндилисом основал кинокомпанию «ТВИНДИ».

Участвовал как основатель и (со)владелец в организации клуба «Проект ОГИ», Объединенного гуманитарного издательства (ОГИ), клуба «Апшу» (вместе с сестрами и Д. Ямпольским). Ресторанную компанию «Буффо», сеть французских кафе «Жан-Жак» и возрожденный клуб «Маяк» открывал вместе с Ямпольским.

«Я не хочу быть похожим на бизнесмена! И никакой я не ресторатор... Может, продюсер... Хотя это тоже дурацкое слово».

«...те, которые меня в детстве били за то, что я рыжий, - это не моя публика. А те, в которых агрессии нет, а есть какие-то мысли, еще лучше - действия, - моя. Вот для них я делаю рестораны. ...Меня, кроме них, кроме этих людей, вообще никто не интересует. Больные там, чокнутые, офигевшие от денег или безмозглые совсем - это все не ко мне».

«Я занимаюсь исправлением городских аномалий. Вот то, что в Москве не было дешевой европейской кухни, - это аномалия, я ее исправил, сделал "Жан-Жак". То, что в России нет ни одного авторского ресторана с российским шеф-поваром - тоже аномалия. Сталик кулинарную книжку написал, она сейчас хит продаж. Вот мы сделали его авторский ресторан, у нас огромная тарелка плова стоит 450 рублей. Это дорого? Это адекватно».

В 2007-м стал креативным директором журнала «Большой город».

«Собственно, меня же туда позвали не чтобы контент менять, я в контенте ничего не понимаю. Я же, как было сказано, крупный специалист по городской среде. Я знаю, как этот городской ландшафт устроен, где там в нем дырки прогрызены, через которые можно доставлять информацию».

мне интересно

литература, поэзия

люблю

китайскую кухню

выпивать с друзьями

«Выпивать я люблю с моим другом Димой Ямпольским и с братьями Тотибадзе».

посещать свои рестораны и расплачиваться наравне с другими посетителями

ну, не люблю

«... ненавижу анис, еще не люблю яично-кофейные ликеры и вьетнамские все эти вонючие водки и настойки со змеями».

фашистов

«С кем я никогда бы не стал выпивать, так это с фашистами. Неважно, русскими, еврейскими или немецкими. Ни за что».

семья

В 2005 году родилась дочь Маша. Летом 2008-го женился на редакторе журнала Vogue Марусе Севастьяновой.

Брат – Николай Борисов, журналист, работал в газете «Ведомости», журнале Forbes, совладелец двух домашних ресторанов «Квартира 44» в Москве. Сестры – Анна и Мария Карельские, совладелицы московского клуба «Апшу».

и вообще…

«...меня расстраивает сейчас больше всего... что нет двадцатилетних людей, которые порвать меня могут с моим бизнесом. Копировать - сколько угодно. Вот начали мы когда-то книжками торговать в ресторанах - теперь все торгуют. А я уже нет, потому что мне важно было, чтобы это в принципе появилось, а не чтобы я один этим занимался. А молодых людей, которые придумают новый формат, который меня прикончит, - таких нет».

«В политику звали. И правые, и левые. Только мне это не нужно. Сейчас нет в России политиков, с которыми мне по дороге. Мне их истории глубоко неинтересны... Я сам - гражданское общество. Рестораны наши - гражданское общество. ...я всю жизнь делал рестораны для нормальных людей».

Александр Бродский, архитектор: «Митя один из моих любимых друзей. Он за последние несколько лет сделался очень важной частью московской жизни. Не только потому, что открывает симпатичные и успешные места. Он всегда собирает милых и хороших людей, правильные компании. Все истории, которые случаются с ним, носят алкогольный характер, но это не депрессивно-алкогольные истории, там в самом лучшем оптимистическом ключе все всегда происходит».

Катя Метелица, журналист и прозаик: «Борисов очень любит врать про себя всякие истории, постоянно этим занимается. И у него есть несколько любимых - про то, как он снимался в "Ералаше". Хотя его там парадоксальным образом не снимали ни разу. Он этими историями восстанавливал историческую справедливость отчасти. И вот он однажды начал каким-то свежим людям рассказывать про "Ералаш", а его подруга Карина Кабанова спокойно так говорит: "Это Митя сейчас врет". У Борисова лицо стало, как у малыша, когда его по голове стукнут, леденец отнимут и еще скажут, что Бога нет».

Митя Борисов на «Снобе»

Показать все публикации