Максим Кантор

Обращение

Обращение к тем, кто солидарен с этим письмом: Ставьте его на свои блоги! Во что превращается СНОБ? Ситуация на проекте СНОБ критическая. Начало проекта СНОБ в 2008 г. было многообещающим, в проект было приглашено немало по-настоящему интересных людей, на сайте были неординарные колонки, блоги и собеседники с самыми разными взглядами и интересами. Однако сайт очень быстро деградировал из-за нетерпимости и насаждения взглядов руководства редакции. Эта нетерпимость привела к увольнению из СНОБа лучших авторов (Охлобыстина, Елизарова, Панюшкина, Геворкян, Левина, Кантора, Акимова, Мальцева) и падению качества материалов, часть которых стала скучной и неинтересной, а другая часть – предельно идеологизированной. Идеология сайта – принципиально антироссийская, стиль подачи материалов таков, что Россия критикуется во всем, даже не имеющем к России отношения. Неприемлемыми мы считаем пропаганду преимущества гомосексуального образа жизни перед традиционным (“лесбиянки – лучшие родители»), откровенное глумление редакции на смерть певицы Валентины Толкуновой, материал блога «Наука», озаглавленный «Вы что, совсем ох**ли?». Самое неприятное - даже не одиозные редакционные взгляды, а отсутствие возможности высказать иное мнение и устранение несогласных путем блокирования доступа к комментариям или даже изгнания несогласных. Редакция часто налагает запреты на публикацию комментариев к материалам, включая даже собственный блог – как для подписчиков (которые платили за участие), так и для членов клуба (которых приглашали для того, чтобы создать "лицо" издания и его репутационный капитал), если те не разделяют взглядов главного редактора. Неприятие альтернативного мнения уничтожает СНОБ как интеллектуальный ресурс и делает его пропагандистским. При этом имеет место агрессивное неприятие научной мысли, образованности и глубоких знаний - весь ресурс оказался заточенным под одного человека, который гордится тем, что не читает классической литературы. И это еще раз вычеркивает СНОБ из спика ресурсов, где бьется мысль и в споре вырабатыаются новые концепции существования страны и русскоязычных сообществ по всему миру (global Russians). Самые яркие примеры травли несогласных – кампании против писателя и художника Максима Кантора и профессора Артема Оганова. О деградации СНОБа писали многие (например, Илья Шершнев - http://www.shershnev.com/archives/11287).
3

борьба на Востоке, борьба с Достоевским, борьба с историей

В Ливии война, в Японии цунами, но и на снобе неспокойно. писать правильно фамилии восточных лидеров необходимо, знать историю - недурно, а подменять знание ангажированным энтузиазмом - увы, привычно. Я тут ознакомился с хроникой борьбы с Ф.М. Достоевским - и не мог решить, смешно это или плачевно. Вере Федора Михайловича были противопоставлены свидетельства Котошихина и факт эмиграции посланных в обучение боярских сынков (их пылкий автор назвал"лучшими из лучших"). Так вот, этот прозорливец Котошихин был беглый писец - бежал через Польшу в Швецию, где по поручению нового начальства сочинил описание ненавистной России, а затем за убийство в нетрезвом виде хозяина дома, где квартиировал, был обезглавлен на площади Стокгольма. "Лучшие из лучших" - это просто обычная номенклатура, которая во все времена выбирала, где теплее и сытнее. В то самое время когда "лучшие из лучших" и беглый ярыжка обсуждали Россию - в это время в России творилась реальная история - Аввакум, Никон, боярыня Морозова, Степан Разин, наконец. Говорить о том, что опричнина "выкосила лучшее" - безумие: тот самый Годунов, который возвеличивается нынче как западник, вышел именно из опричнины - Годунов (между прочим) зять Скуратова. Все это азбука. Однако, как во времена Советской власти существовала когорта перепуганных интеллигентов, учивших историю мира по передачам БиБиСи, так и теперь мы предпочитаем метод пропаганды - знанию. История - это не шоссе с односторонним движением от варварского Востока к цивилизованному Западу. Добавлю (но и это азбука для всякого мало-мальски грамотного человека)Б что все это происходит в условиях Тридцатилетней европейской войны, в то время когда Швеция поднимается в союзе с Францией, чтобы потом вскоре упасть. Историю следует уважать, именно уважать - а журналистский подход превращает ее - сложную, интересную, многоликую - в футбольное поле, по которому бегают представители прогресса в майках от Газпрома и знай забивают голы в ворота ретроградов. Что за чушь! Существует история нашего Отечества, сложная, которую подменять журналистикой может только очень  необразованный человек. Как и зачем эта мутная муть овладевает сознанием здесь, в данном коллективе, - отдельная тема. Но все-таки следует знать, что Россия не деградировала ни в 17ом веке, когда Аввакум всходя на костер поднимал левую руку с двуперстым благославлением (правую отрубили палачи), ни сегодня,  когда стараниями прогрессивных ворюг страна поставлена условия демографического кризиса.  Мир меняется весь, целиком, пришел к концу определенный цикл мирового порядка - мир меняется весь, с эстетикой, идеологией, философией, экономикой. И не видеть этого может или слепец или полный болван. Остается, помимо вызова Достоевскому, еще бросить вызов Гомеру (на том основании, что Онасис женился на Жаклин Кеннеди, а не на Елене Троянской), Вильяму Шекспиру (поскольку Тони Блэр доказал, что сомневаться в экспансиях не приходится), и апостолу Павлу (коль скоро очевидно, что все те преимущества, которые он некогда почел тщетою, составляют содержание жизни). В угарном дыму, где господствует журналистика, подменяя собой историю и философию - можно и Россию похоронить, и Достоевского осрамить - а нужно это все лишь затем, чтобы спереть еще чуть больше денег. И хоть на час удержать в равновесии то, что шатается. 
19

Максим Кантор: Доля дачника

Сидим мы у Дианы, кушаем камберлендские сосиски (не путать с кентервильскими привидениями), а Мэлвин разворачивает газету и тычет мне в нос картинку. На картинке пухлогубая блондинка гладит сенбернара, сидя на пороге большого дома. И подпись: «Известная мисс Пупкина, дочь российского нефтяника Пупкина, любит приезжать в свой лондонский особняк». В Лондоне у юной Пупкиной дел полно: она посвятила себя дизайну, а также любит пройтись по ресторанам. «Люблю запросто, не афишируя себя, пройтись по лондонским ресторанам», — делится секретами Пупкина. «Какую кухню предпочитает мисс Пупкина?» — волнуется журналист. «Отдаю предпочтение стилю фьюжн», — объясняет барышня. В газете Sun на пятой странице всегда можно найти фотографию особняка, приобретенного прогрессивным русским бандитом, или женой московского чиновника, или отечественным правозащитником. Ни Мэлу, ни Колину, ни мне эти картинки категорически не нравятся. Мы смотрим на них и бранимся.
0