Владимир Сорокин — один из тех редких авторов, чьи романы провоцируют живейшую реакцию не только у высоколобых критиков, но и у самых литературно неискушенных граждан. Так, пару лет назад чрезмерно целомудренные участники движения «Наши» под арию Ленского спускали сорокинские книги в огромный унитаз. Поначалу ничто такой громкой литературной карьеры не предвещало: окончил Московский институт нефти и газа по специальности «инженер-механик» и несколько лет занимался книжной графикой, живописью и концептуальным искусством. Писать начал в самом конце 70-х, до перестройки опубликовал лишь роман «Очередь» (в 1985 году в Париже) и заработал мировую известность после публикации своих произведений уже в середине 90-х. Самый яркий представитель школы московского концептуализма в литературе, доведший методы этой школы до экстремальных пределов. Несмотря на репутацию литературного enfant terrible, предпочитает размеренную деревенскую жизнь, приготовление замысловатых блюд вроде тройной ухи и игру в шахматы. Недолюбливает советский рок, фильмы Тарковского и вообще претенциозное кино. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

город, в котором я живу

Внуково

день рождения

7 августа

где родился

Быково

город в Подмосковье

у кого родился

«Я вырос в обеспеченной и интеллигентной семье. Родился в Подмосковье, учился в трех школах, потому что родители все время переезжали с места на место».

«Мой дедушка был лесником. Я с детства очень люблю и хорошо знаю лесную и деревенскую жизнь: охоту, рыбалку. Особенно люблю лес».

где и чему учился

Окончил Московский институт нефти и газа имени Губкина по специальности «инженер-механик».

служил?

читателям и семье

где и как работал

В течение года работал в журнале «Смена», откуда был уволен за отказ вступить в комсомол.

Два года в токийском университете Гайго

«Я попал в андеграунд в 1975 году именно как художник. Но московский художественный андеграунд вдохновил меня именно на литературные занятия. Именно художники меня благословили, не писатели. Такой парадокс».

ученые степени и звания

нет и вряд ли будут

что такого сделал

Романы:
«Норма», «Очередь».

«Я быстро перешел к жесткой соцартовской прозе. Больше доверял ей. А первая публикация была - 1985 год, роман "Очередь" в Париже. К счастью, я не очень рвался печататься в наших эмигрантских журналах. И на самом деле это хорошо, что я подождал, и в "Синтаксисе" вышла "Очередь". Голод первой публикации утолил в полной мере. В Париже напечататься - неплохо все-таки в те годы было».

«Первый субботник», сборник рассказов; «Тридцатая любовь Марины», «Роман», «Сердца четырех», «Собрание сочинений в двух томах», «Голубое сало», «Лед», «Путь Бро».

«Чтобы написать "Путь Бро", я уехал в Ганновер, мне предоставили грант и маленькую квартирку напротив дома, где жил Лейбниц. В этой квартире был очень странный буфет, вырезанный из дерева, с двенадцатью деревянными апостолами. Я их рассматривал два месяца и вел очень сдержанный образ жизни - выходил только погулять и пообедать. Вполне монашеский режим».

«23 000», «День опричника».

Константин Боровой, бизнесмен и политик: «Мне очень нравится все, что он делает. В "Дне опричника" он... показал себя как аналитик, философ и политик. В писателях это встречается редко. Сорокин очень глубокий автор, у него острая литература. Я не удивлюсь, если его будут отлучать от церкви, как Льва Толстого, и запрещать».

достижения

забил золотой гвоздь в голову Великой Русской Литературы.

дела общественные

Член Русского PEN-клуба.

общественное признание

Удостоен премии «Народный Букер». Лауреат премии Андрея Белого «За особые заслуги перед российской литературой» и премии «Либерти».Награжден премией министерства культуры Германии.

важные события жизни

«Творчество началось с некой вспышки, которая произошла, когда я сорвался со стола. Лез по батарее на письменный стол и сорвался, повис на штырьке - он есть на старых батареях, сейчас такие уже не делают. Штырек вошел мне в затылок. К счастью, все обошлось, но после этого у меня начались видения, и я стал жить как бы в двух мирах. Произошло некое разделение реальности и фантазии. И фантазии перетекали одна в другую. Забил фонтан вдохновения. Сначала это выражалось в том, что я постоянно придумывал игры со смыслом, которые сводились к созданию параллельных миров».

впервые создал и придумал

диалектику Боро

вывел на чистую воду

метод социалистического реализма. После чего тот был съеден рыбами.

участвовал в скандалах

Попал в скандальную хронику в связи с возбуждением уголовного дела по статье «распространение порнографических материалов». Поводом послужил роман «Голубое сало». Впоследствии обвинения были сняты.

В 2005 году молодежное движение «Идущие вместе» подвергло книги Сорокина ритуальному спусканию в унитаз. Скандал разгорелся вокруг оперы Леонида Десятникова «Дети Розенталя», поставленной по либретто Сорокина. В Госдуме прошла дискуссия о премьере оперы в Большом театре. Член фракции «Единая Россия» Сергей Неверов тогда заявил, что на сцене крупнейшего театра страны ставится «порнографический» спектакль, и предложил дать поручение комитету по культуре представить парламентариям информацию о постановке.

«Когда мне позвонили и рассказали про этот перформанс - перед Большим театром под арию Ленского рвут мои книги и бросают их в огромный унитаз, - я понял, что попал в сюжет одного из собственных рассказов, и относился к этому соответственно - иронично. Но когда "идущие" пришли ко мне домой под видом рабочих и показали заказ: навесить на окна тюремные решетки, это меня отрезвило. А где-то через неделю на меня было открыто уголовное дело. Мило, правда?»

мне интересно

смотреть на деревья, играть в шахматы, говорить с друзьями и собаками, готовить пищу, посещать дальние страны,

люблю

когда пахнет лесом, грибами, осенью

готовить

«... Что-нибудь замысловатое, что занимает много времени. Например, тройную уху. Ничто так не заполняет свободное время, как приготовление тройной ухи. Когда действительно по-настоящему не пишется, только тройная уха и помогает. Вообще я готовить люблю. Но все остальное готовится быстро».

/ (Сорокин о своих увлечениях кулинарией, собаководством и литературой; Илья Кормильцев, Rolling Stone, Февраль 2007)

пинг-понг

«Я вот в пинг-понг играть люблю, правда, тут уже компьютером не обойдешься - нужен живой партнер».

/ (Сорокин о своих увлечениях кулинарией, собаководством и литературой; Илья Кормильцев, Rolling Stone, Февраль 2007)

кататься на лыжах в Подмосковье

говорить и выпивать с умными людьми

ну, не люблю

джин и сладкие вина

толпу

советский рок и СССР

запах духов

бригаду Путина

наши толстые лит. журналы

запах Шереметьево-2

футбол и футбольных фанатов

"параллельное" кино

ностальгию молодых и старых по совку

вульгарных женщин вроде А.Пугачевой 

мечта

стать по-настоящему свободным. Внешне и внутренне. Утопия, конечно...

семья

Жена Ирина.

«Мне был 21 год, а ей 18. Наша общая знакомая видела нас порознь и очень хотела нас представить друг другу. Она говорила, что мы очень похожи, и благодаря ей мы познакомились. А через год поженились».

Дочки-близнецы, Аня и Маша.

и вообще…

«Мне кажется, что сейчас появляется некий новый материал, на уровне языка. Эта новизна чувствуется в воздухе. Россия опять становится в большей степени страной гротеска, как это было во времена Гоголя или в советское время. Этот гротеск - он разный во все времена. В России описывать есть что. Писателю скучно не бывает, если он хороший».

«Есть разные литераторы, которые впадают в ностальгию, не очень осознанную, по тоталитарной мощи. Мне кажется, это наивно. Они забывают о сути тоталитарных режимов: имперская мощь все же держится на абсолютном равнодушии к отдельному человеку. В этом, собственно, и бесчеловечность советского государства, что люди для него лишь некий строительный материал. Вообще, я бы посоветовал молодым литераторам прочитать "Архипелаг ГУЛАГ". Мне кажется, это великая книга, она показывает изнанку тоталитарного режима. Такая страна никогда не будет матерью для своих граждан. Она - холодная, прагматичная тварь."

Владимир Сорокин на «Снобе»

Показать все публикации

Новости наших партнеров