Ксения Кнорре Дмитриева /

Ольга Ускова: 
«Мы снова можем занять место Кандинского в мировом искусстве»

Участники проекта «Сноб» посетили закрытый показ художников студии «Новая реальность» и мастер-класс по методике Элия Белютина

+T -
Поделиться:

Фонд русского абстрактного искусства и проект «Сноб» представили коллекцию неизвестных ранее картин художников, входивших в студию «Новая реальность», и провели мастер-класс по методу раскрытия творческого мышления Элия Белютина.

«Новая реальность» — уникальное творческое объединение, которое появилось в 1950-е годы, когда, с одной стороны, в обществе был высокий запрос на неофициальное искусство, а с другой — представителям абстракционизма было довольно непросто жить и работать в стране победившего соцреализма.

Тем не менее «Новая реальность», несмотря на запрет властей после разгрома выставки в Манеже, существовала около 50 лет, в разные годы студию посещали от 300 до 500 человек. Всего студийцами были более 3000 человек, и по степени важности для русского абстрактного искусства вклад студии сравним с наследием первых художников-абстракционистов начала ХХ века — В. Кандинского, К. Малевича, Э. Лисицкого, А. Родченко.

После открытия выставки состоялся мастер-класс по раскрытию творческого мышления, базирующегося на «теории всеобщей контактности» Элия Белютина и «теории темпорального искусства» Владислава Зубарева. Белютин считал, что гений есть в каждом, и что только искусство может помочь человеку справиться с проблемами современности, главное — выйти из шаблонов и дать себе возможность свободно мыслить. Мастер-класс провел ученик Владислава Зубарева Владимир Виноградов.

Десяти посетителям мероприятия предложили проиллюстрировать стихотворение Владимира Маяковского «Адище», изобразить эмоции и ощущения, связанные с образом железного, жаркого, лязгающего города. Владимир Виноградов рассказал о значении цветов, о том, как с помощью цвета можно выражать эмоции и пластику предмета, на учеников надели фартуки и выдали им краски. Получились десять работ, которые рассказывали не столько о Маяковском, сколько о своих авторах.

Николай Усков, принявший участие в мастер-классе, остановился на двух цветах: желтом и черном, сказав, что для него вечерний город — это окна, дробящие темноту, — зрелище одновременно и тревожное, и умиротворяющее.

Николай Усков:

«”Сноб” принял участие в этом проекте, потому что, во-первых, это довольно известные художники, и работа студии “Новая реальность” была достаточно большим событием для русских людей 70-х — начала 80-х годов. Во-вторых, всегда любопытно, когда кто-то возвращается к тому, что перестало быть на слуху. Еще одна причина — такой интерес можно ожидать от помешанного на старых интеллектуалах деятеля науки и искусства, но когда об этом начинает говорить довольно известная бизнес-вумен — а я постоянно наталкиваюсь на исследования Cognitive Technologies, — то это очень необычно. Возвращение интереса к этим художникам неслучайно. В современной экономике, в которой очень многое зависит от уникальных личных способностей, для многих пропадает понятие линейного менеджмента, когда люди воспроизводят конвейерные навыки. Сейчас каждый человек, в частности в бизнесе, прежде всего человек творческий. И для этого нужны всякие методики, которые развивают в людях нестандартные подходы».

Наталья Сергеевна Гончарук, вдова художника Владислава Зубарева, основавшего собственное творческое направление в абстракционизме — «Темпоральное искусство», сама художница и ученица Элия Белютина:

«Меня волновало, как все это будет смотреться сегодня, в контексте современности. Я человек пристрастный, потому что мы выбрали сознательно Белютина и это направление. Тогда, в 60-е, все бурлило, было очень много самого разного, а мы выбрали его, потому что поняли, что это и есть настоящая современная живопись. Самое главное, что в 60-е годы ничего не надо было объяснять, все горели. Не надо было объяснять, кто такой Поллак или Пикассо. Была жажда оторваться от традиционной живописи и идти вперед, потому что было уже невозможно писать эти бесконечные пейзажи и натюрморты, хотелось живой работы. Но сегодня эти работы смотрятся великолепно. История движется по спирали, и состояние общества сегодня в чем-то совпадает с 60-ми годами: снова появляется интерес к неофициальному направлению в живописи, снова становится понятно, что хотели сказать художники, становится важным, что они хотели не просто увидеть и скопировать, а передать внутреннюю перспективу, внутреннее отношение к предмету». 

Ольга Ускова, председатель правления Фонда русского абстрактного искусства, президент группы компаний Cognitive Technologies:

«Каждое пишущее издание создает вокруг себя среду: журнал высказывает некоторую философию, и вокруг этого собираются люди определенной направленности. Так получилось, что в стране среды для свободного мышления не очень много. Мало мест, где люди, желающие творить, выражать себя и свободно мыслить, будут чувствовать себя комфортно. Мы делали анализ рынка СМИ, и получилось, что такую среду создает “Сноб”, поэтому я пришла к Николаю, с которым мы тогда не были знакомы. Мы обратились к этой теме, во-первых, потому что собрали работы, привели их в порядок и сделали коллекцию, проделали большую методическую и научную работу, потратив на это серьезные деньги и 4-5 лет. Во-вторых, мы занялись этим независимо ни от чего, но я вижу, что сейчас возникла явная потребность в этом продукте. Сегодня происходит переструктуризация международного сообщества, и у России появился реальный исторический шанс обозначить себя по-новому на этих территориях. И я абсолютно уверена, что мы можем наследовать то место в мире искусства, которое занимает Кандинский. Чтобы претендовать на какое-то место в пространстве мирового искусства, надо не только что-то нарисовать, но и создать собственную школу, а школа — это концепция, методика и ученики. У нас все это есть, и есть архив как доказательство того, что все это работает. 

Плюс сегодня в этом есть внешняя потребность: во всем мире кризис самоидентификации, особенно в Америке и Европе, и когда художественное направление не задает вопрос, а дает решение, это очень привлекательно. У нас уже предполагается экспозиция в музеях Китая, а что будет дальше — посмотрим. Это зависит от международной ситуации и от того, будет ли здесь это искусство востребовано официально».

Теги: События