Дарья Андреева

Скапен на оба ваши дома.  Почему стоит идти на новую постановку Константина Райкина

«Плутни Скапена» ― спектакль, выполненный в той же сценографии, что и другая постановка по Мольеру в «Сатириконе» ― «Лекарь поневоле». Художник Борис Валуев расставил на сцене черные кулисы, по контуру подсвеченные белыми огнями. По центру стоит барабанная установка. В этой предельно лаконичной сценографии и будут существовать герои, в мире, как будто лишенном примет времени. Создать атмосферу живого, бурлящего, динамичного Неаполя помогают музыка, виртуозная актерская игра и зрительское воображение. Но Неаполь тут очень условный, его вполне можно принять и за Одессу, чему вторит основной музыкальный лейтмотив спектакля («С одесского кичмана бежали два уркана»), и за Марсель, и вообще за любой портовый город.
0

«Человек в Горбачеве всегда брал верх над политиком». Алвис Херманис о новой постановке в Театре Наций

Алвис Херманис, художественный руководитель Нового Рижского театра, — режиссер востребованный не только на родине, но и активно работающий в Европе. Его спектакль «Рассказы Шукшина», поставленный в Театре Наций 12 лет назад, тоже с Хаматовой и Мироновым, продолжает собирает аншлаги. Херманису удивительным образом удается быть верным психологическому театру и при этом идти в ногу со временем. Он очень любит ставить русских авторов, притом что с Россией у него в последнее время отношения складываются не лучшим образом: после аннексии Крыма он отказался от поездок в нашу страну, а потом и власти запретили ему въезд. В 2019 году, по личной просьбе Миронова, ему все-таки выдали визу и он смог прилететь на встречу с Горбачевым.
0

Театр у вас дома: лекарство от депрессии и новая реальность

«9 движений, которые превратят ваш дом в театр» (копродукция немецко-швейцарской команды Rimini Protokoll, компании «Импресарио» Федора Елютина и Мобильного художественного театра) и телефонная пьеса на двоих «Алло», участник «Спонтанной программы» питерского фестиваля «Точка доступа», призывают зрителя включить воображение и сыграть в игру. Представить себя за пределами «здесь и сейчас», под иным углом взглянуть на привычные вещи, перенестись в другое время и другое пространство. По существу, любой театр в какой-то мере несет в себе эту функцию, но в условиях домашней изоляции эффект получается неожиданный. Зритель на короткое время становится отчасти и режиссером, и актером, и зрителем. Этот театральный опыт имеет поразительный терапевтический эффект, помогает вырваться из ритма однообразно тянущихся дней.
0

«Камень с души»: японский сад, коллективная медитация и задушевные беседы со зрителями

Спектакль «Камень с души» играется не на сцене, а в фойе Молодежного театра, которое поделено на две части: место приема гостей (с гардеробом, фотозоной, сменной обувью и выставкой, посвященной созданию спектакля) и второе пространство — сам японский сад. На полиэтиленовых шторах, отделяющих игровую зону от зоны приема, висят фотографии участников проекта, предметы, с которыми «они готовы расстаться» и «не готовы расстаться», прикреплены смартфоны с подключенными к ним наушниками: гости могут посмотреть видео, где артисты рассказывают о своих любимых местах в Тобольске. Там же развешана графика, созданная участниками во время работы над спектаклем, а также различные материалы, которые использовались при создании декораций. Зрителям раздают программки, на которых нарисована схема сада.
0

«У нас все хорошо». Абсурд, комизм и ужас спектакля Дороты Масловской

На сцене (художник — Александра Новоселова) — кабинки, в них стоят стул, красное кресло, стульчак унитаза, инвалидное кресло. Убогая однокомнатная квартира, в которой живет несчастная, обездоленная польская семья. Бабушка (Эра Зиганшина), которая вот уже много лет не покидает этих стен, сидит в инвалидном кресле и то и дело вспоминает о начале Второй мировой войны. Внучка (Варвара Шмыкова) — нервный, дерганый, неуравновешенный подросток-рэпер, на все попытки заговорить с ней отвечающий протестом. И ее мама (Владислава Аникиевич) — работница супермаркета, кормящая свою семью просроченными продуктами, которые она тащит из магазина. Она нашла на помойке женский журнал «Не для тебя» за апрель прошлого года, счастлива до умопомрачения от этой находки и черпает оттуда устаревшую информацию о новейших тенденциях в моде. Три поколения семьи существуют в душном мороке неуютной квартиры, явно не слышат друг друга, но главное — они не слышат и самих себя. Они живут своими фантазиями и как будто даже радуются тому, что их желаниям никогда не суждено сбыться. 
0

Рождение театра, жизнь и смерть Мейерхольда. Why? Питера Брука на фестивале NET

В постановке заняты три актера: Хейли Кармайкл, Кэтрин Хантер и Марчелло Маньи — на протяжении всего действия они, разыгрывая короткие сценки-этюды, периодически обращаясь к залу и взаимодействуя друг с другом, говорят о природе театрального искусства. Они как будто приглашают зрителя поучаствовать в «репетиционном» процессе, из которого, как по волшебству, рождается спектакль. На сцене — только пара простых офисных стульев, ковер, небольшой экран, установленный по центру. Слева сидит аккомпаниатор, играющий на синтезаторе незамысловатые, но очень лиричные мелодии. Питер Брук в очередной раз подчеркивает, что для его театра ничего особого и не нужно: главное — актеры, а так можно обойтись и без реквизита, и даже без сцены.
0