Андрей Наврозов

Андрей Наврозов: Принцесса огорошена

Солнце, увы, уже не тот безбожно масляный блин, которому поклонялись наши предки, — оно превратилось в христианскую, постную, далекую от всего земного фигуру. Море еще прекрасно, но и оно уже не двигается с той откровенностью язычества, то депрессивной, то маниакальной, которой еще недавно были отмечены на циферблате барометра в баре его прибрежные выходки. Теперь оно келейно и хмуро, и людям новоприбывшим, не присутствовавшим при перемене погоды на осень, эта отрешенность от мира напоминает беспросветное похмелье, когда у вчерашнего кутилы мелькает мысль, что впредь надо бы как-то по-другому. Куда ни глянь, везде аквамарины и изумруды в короне полуострова подменяются бросовыми опалами и сибирскими бериллами, и, несмотря на весть, что непрозрачность, в которую исподволь переходит сезонность, реально сбивает цены, террасы пустеют, филиппинки сдают в контору ключи, и даже я задумываюсь, куда бы теперь податься.
0