От хрущевки до Рублевки. Футбольные болельщики в интерьерах московских квартир

Редакционный материал

Чем hrushevka отличается от brezhnevka, как позвонить в skoraya и где тут piatiorochka? Футбольные фанаты, пожившие в московских квартирах, рассказали «Снобу» о том, как они пытались увидеть настоящую русскую жизнь глазами местных — и какой она оказалась

13 июля 2018 10:00

Забрать себе

Фото: Катерина Мамонтова

Аймен Меддеб, Тунис, 28 лет. Ленинский проспект

Я врач, работаю сейчас в Берлине. Приехал вместе с моим кузеном Юсуфом. Чтобы лучше погрузиться в российскую жизнь, мы решили снимать квартиру вместе с какими-нибудь русскими. Так мы познакомились с Сергеем и Женей. Молодые, очень веселые и легкие на подъем, они дали нам несколько подсказок, что делать в Москве. Одну из лучших ночей мы провели в клубе, где работает Сергей. А в Волгограде, наоборот, мы снимали маленькую и уютную квартиру; хозяйки — Ирина и бабушка Мария приготовили для нас российскую еду — pierogi, pilmeni, borrch, salat-olivier и много рассказывали нам о традиционном образе жизни русской семьи. Правда, рассказывали по-русски, так что мы не очень-то поняли.

В Волгоград мы ехали плацкартом. Чтобы сделать наше путешествие еще более захватывающим, мы забронировали третий класс. Впервые в жизни мы ехали на поезде так долго: 24 часа. Путешествие было отличным. В дороге мы познакомились с марокканцами и бангладешцами, пели с ними, делились впечатлениями от России.

Самые главные ощущения от пребывания здесь: во-первых, мы чувствовали, что люди очень легко говорят с нами. Нам очень понравилась простота, с которой с нами знакомились и общались. Во-вторых, непредсказуемость: ты никогда не знаешь, как закончится твой день в России — в ресторане, на домашней вечеринке или в отделении полиции. Ну и, в-третьих, покидая Россию, мы испытали чувство сожаления, что не провели здесь больше времени. Мы обязательно вернемся. С моей кузиной Аймен мы хотим сделать это следующим летом: найти здесь интенсив по изучению русского языка, чтобы в первой половине дня заниматься учебой, а во второй наслаждаться городом. Мы, правда, пока не решили — выберем ли Москву или Санкт-Петербург.

Фото: Катерина Мамонтова

Майкл Дженнингз, США, 19 лет. Коньково

Я студент, изучаю русский язык и политологию, живу в пригороде Нью-Йорка. В Москве я поселился у пожилой женщины по имени Ирина с ее кошкой, имя которой я не могу запомнить. Ирина не говорит по-английски, что дает мне отличную возможность попрактиковаться в русском языке. Такая возможность предоставляется довольно часто и в других ситуациях. Например, я заказал билеты на оперу в Большом театре. Билеты были доставлены по почте. После доставки мне позвонили семь разных людей, которые говорили только по-русски (притом очень быстро), просто чтобы сообщить мне, что билеты мне отдали. Потом мне объяснили, что в «Почте России» нет службы для общения на английском. Что же касается быта, некоторые вещи, такие как отсутствие горячей воды, застали меня врасплох. Но в целом квартира, в которой я живу, довольно уютная. Стены немного тоньше, чем я привык, и я часто слышу звуки готовки и уборки у соседей, но это не беда. В целом, я рад возможности жить с русскими и попробовать еду, которую нелегко найти в США, например, щи.

Жизнь в России может быть классной, если у вас есть энергия. В Москве, как мне показалось, многие люди изнурительно работают; даже моя Ирина на работе большую часть недели, а ей ведь 68 лет. Еще я думаю, что русским помогает жить искренняя любовь к своей стране. В тот вечер, когда Россия победила Испанию, я был в фан-зоне на Воробьевых горах, а потом отправился в центр города. Эти люди, размахивающие флагами в метро и на улицах… самое похожее, что я видел, — это фотографии празднования VJ-Day в Нью-Йорке в 1945 году, в тот день, когда мы выиграли войну, а мужчины вернулись домой. Я никогда не наблюдал такой радости в Америке, ни по какому поводу. Это было очень круто. Что касается политики, люди здесь не одержимы ей так же, как в Америке. Они знают, что правительство будет делать то, что хочет, и до тех пор, пока качество жизни хорошее, кто может жаловаться? Большинство людей, которых я видел, похоже, смирились с тем, что политика такова. О чем тогда беспокоиться?

Фото: Катерина Мамонтова

Роберто Вердузко Гомес Янос, 42 года, Мексика. Университет

По-русски я знаю только слово «спасибо» и Yaytsa. В Мексике есть марка пива, Сильвестр Сталлоне — лицо этой марки, и в рекламе он говорит слово Yaytsa. Это одна из самых популярных реклам в Мексике, а слово стало главным словом мексиканских болельщиков. В общем, мы ехали в совершенно загадочную страну — страну, откуда приказали убить Троцкого. Мне кажется, тот, кто его убил, выглядел как Иван Драго — человек, у которого уж точно есть Yaytsa.

Примерно такими мы видели всех русских. Но в итоге Москва оказалась каким-то очень светлым, приятным городом. Очень нежным. Главная причина, по которой мы решили снять именно квартиру: к моменту бронирования все отели были заняты, хотя мы планировали нашу поездку за год. Гостиницы, в которых оставались номера, нам не подходили из-за того, что номера были двухместные и цены были очень высоки. Снять квартиру для нашей компании оказалось разумным решением. Сначала мы забронировали другую квартиру, но потом нам написали, что она уже занята. Мы удивились: как такое может быть, если на сайте написано, что жилье свободно? Я десять раз все перепроверил. Многие мои знакомые из Мексики тоже бронировали жилье, но затем хозяева отменяли бронирование или повышали цену.

И вот до поездки остается несколько дней, а где будешь жить — неизвестно. Но в итоге нам повезло: квартира замечательная, очень красивый вид на парк и университет. Но есть и минусы: днем нет горячей и холодной воды. Конечно, я был немного разочарован, когда узнал об отключении воды, потому что мы платим хорошие деньги за аренду.

Российскую национальную кухню попробовать не успели, потому что ходили на матчи и фан-фесты и ели либо там, либо в «Макдональдсе» и KFC. В общем, питались чем-то понятным.

Каких-то невероятных различий между жизнью в Москве и Мехико нет. Что бросилось в глаза — у вас повсюду бесплатный вай-фай. В метро, в автобусе, на улицах, в кафе и так далее. И это было бы очень удобно, но без российской сим-карты ты не можешь им воспользоваться, потому что для регистрации нужно указать свой номер телефона. А пользоваться мексиканской связью в Москве слишком дорого.

Фото: Катерина Мамонтова

Флориан Дезе, 28 лет, Франция. Таганка

Чемпионат организован прекрасно. И это такая Россия с выставки, с открытки. Я знаю это, потому что бывал здесь не раз — я часто путешествую. И я говорю сейчас даже не про то, как украсили город и так далее — в последнее время он стал гораздо красивее, и Москва уже довольно давно раз в десять чище, чем тот же Париж. Я про людей и атмосферу — сами россияне выглядят куда более счастливыми, чем обычно. Очень хотелось бы, чтобы и после чемпионата мира это счастье оставалось в глазах людей.

И вот сейчас много критиковали российских девушек, которые слишком легко занимаются сексом с иностранцами. Представьте, я читал об этом даже во французских и американских газетах! Но мне кажется, что страна просто получила чуть больше свободы. Им надоело слушать кого-то о том, что они не могут делать чего-то. И я понимаю их — в том, что их привлекают люди из других стран. Потому что каждого в этом мире привлекает то, что ему не знакомо.

Отчасти из-за таких суждений в Европе и США думают, что Россия — какая-то тоталитарная страна. Но, когда ты приезжаешь сюда, эти стереотипы улетучиваются. У России много неожиданных, не открытых еще сторон, и только по причине того, что никто не старается их открыть. Ту же визу получить довольно дорого и трудно. Я думаю, что Россия должна быть более открытой, чтобы у людей была возможность узнать ее лучше. И этот чемпионат мира показал, что вы способны это сделать.

Фото: Катерина Мамонтова

Итан Плаза, США, 24 года. Рождественский бульвар

Я увлекаюсь футболом и путешествиями; вот так и оказался в России на чемпионате мира. И должен сказать, что Россия — удивительная страна. Больше всего меня поразила ваша кухня — например, кефир, в котором плавает мелко нарезанная сырая сосиска — это такое блюдо, если меня не обманули. Называется вроде как матрешка, только что-то другое. Хотя, вполне возможно, надо мной просто хотели подшутить.

Еще у вас катастрофически узкие кровати и душ находится рядом с кухней. Это все очень странно. Таксисты пытаются обманывать. Один подошел к нам с друзьями после матча и сказал: поехали, я отвезу вас бесплатно. Я несколько раз переспросил, действительно ли это for free? Он кивал головой и говорил: «Поехали». Мы очень удивились, но поехали. Естественно, по приезде он начал просить с нас деньги — 100 долларов за десять минут пути. Мы сказали, что сейчас дадим ему в морду, и долго спорили. В итоге сошлись на 50 долларах. Сейчас я понимаю, что и это было очень много. Потом я научился считать: 20 минут поездки — это примерно 10 долларов. С тех пор меня трудно обмануть.

В остальном, образ России как холодной тоталитарной страны, где, кроме балалаек, водки и матрешек, ничего нет, — это просто пропаганда. Во-первых, у вас очень тепло. Да, любовь к Путину здесь ощущается, но это не то, что навязывается сверху. Я думаю, что Россия признает Путина, который снова сделал ее могущественной страной мира. В США россиян считают очень серьезными и недружелюбными.

Единственный стереотип, который соотносится с реальностью: русские действительно пьют очень много водки. Один мой знакомый — такого ботанского вида, преподаватель английского в школе — выпил две бутылки водки за шесть часов, просто пока мы гуляли по Москве. Вместе с ним и моими друзьями из Аргентины мы несколько вечеров подряд ходили на Никольскую — и это всегда одна и та же история: объятия, фотографии, фанатские песни. Безумно красивые женщины. Мои аргентинские друзья просто сходили с ума и бросались на них, незнакомых, однако это было очень сердечно. Просто очень хотелось поговорить, сфотографироваться, спеть и бесконечно праздновать.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров