Top.Mail.Ru

Редакционный материал

Быков, Шульман и Гонтмахер о том, почему новая национальная идея главы Минздрава не сработает

В среду министр здравоохранения Вероника Скворцова опубликовала свою колонку, где предложила новую национальную идею: увеличение продолжительности жизни граждан до 80+ лет в ближайшие 12 лет. Она предлагает «изменить идеологию и логистику организации медицинской помощи» с помощью нескольких шагов: улучшения профилактики заболеваний и внедрения программы «Здоровое село», которая сделает медицину более доступной в отдаленной от городов местности. Отдельно Скворцова предлагает наконец поставить пациентов на первое место системы оказания медпомощи. Эту национальную идею «Сноб» обсудил с экспертами

28 Февраль 2019 16:16

Фото: Ведяшкин Сергей / Агентство городских новостей «Москва»

Евгений Гонтмахер, профессор НИУ ВШЭ:

Российские бюджетные загашники полнятся, но почему-то средства из них идут на что угодно, кроме образования и здравоохранения. В последнем послании Федеральному собранию президент обозначил небольшие социальные шажки, но они будут стоить 120 миллиардов в год, при этом один только Минфин соберет дополнительно 600 или 700 миллиардов рублей за счет увеличения НДС.

Эта претензия обращена не к Скворцовой, потому что она просто получатель денег: сколько получает, столько и тратит. Но есть несколько вопросов, которые действительно стоит задать.

Первый вопрос обращен к правительству и президенту: достаточно ли наше здравоохранение финансируется для того, чтобы получить вот эту продолжительность жизни? Я думаю, что недостаточно.

А второй вопрос направлен уже конкретно к Веронике Скворцовой: насколько те деньги, которые выделяются сейчас, эффективно тратятся? И это про коррупцию в том числе. Например, недавно арестовали руководителя федерального медицинского учреждения из Новосибирска, его обвиняют в растрате миллиарда рублей — сомневаюсь, что он такой один.

Недоступны элементарные медицинские услуги, особенно тем, кто живет в сельской местности или в малых городах. Качество медицинского образования сама Скворцова всегда называла чуть ли не отвратительным. Квалификация российского медицинского персонала, особенно врачебного, мягко говоря, не соответствует требованиям времени. Очень не хватает среднего и младшего медперсонала. Можно назвать еще целую кучу проблем, и на этом фоне не стоит говорить, что мы уже в какой-то обозримой перспективе добьемся продолжительности жизни 80+ и снижения заболеваемости.

У меня ощущение, что наше правительство не очень управляет процессом улучшения здоровья нации. Декларации слишком намного опережают реальную жизнь.

Дмитрий Быков, писатель:

Для того чтобы у человека росла продолжительность жизни, у него должны быть цели. Жизнь зависит от целеустановок и от целеполагания. А когда жить незачем, когда у человека вместо жизни выживание, можно создать любые обстоятельства, но ему незачем будет просыпаться по утрам.

Екатерина Шульман, политолог:

На современном этапе развития общества никаких «национальных идей» не бывает. Это термин из ХХ века, специфическая идеологема, свойственная массовому индустриальному обществу. До госслужащих это еще не дошло, поэтому они по инерции употребляют устаревшую терминологию. 

Что касается сути дела, то увеличение продолжительности жизни — это правильное направление мысли. Россия уже около 20 лет находится в стадии второго демографического перехода. Для этого социально-демографического этапа характерны увеличение продолжительности жизни, снижение рождаемости и увеличение возраста рождения первого ребенка для женщины, а также увеличение возраста вступления в брак для всех людей и снижение детской, младенческой и материнской смертности. Поэтому борьба за повышение рождаемости может быть эффектным лозунгом — ведь все любят детишек, — но не соответствует социальной реальности.

Рождаемость значительно расти уже не будет. Это невозможно. Уменьшается среднее число детей на одну женщину, потому что наступил второй демографический переход, и он не откатится назад. Но в России второй демографический переход наступил не полностью. Он наступил в отношении рождаемости и вступления в брак, но не в отношении смертности, особенно мужской. В отношении возраста и структуры мужской смертности Россия пока находится в глухом ХХ веке, и с этим надо что-то делать. Основная наша демографическая проблема — не низкая рождаемость, а именно ранняя мужская смертность.

Сейчас в России средняя продолжительность жизни выглядит более-менее прилично за счет женщин. Но мы не можем находиться на таком уровне, с этим надо что-то делать. Если без сантиментов, то с точки зрения экономической целесообразности и социального здоровья нам нужно не больше детей, а нужно, чтобы люди дольше и эффективней работали и реже и позже умирали.

Необходимо повышение среднего возраста смертности и изменение структуры ее причин. Не должно быть столько убийств на сто тысяч населения. У нас это, к счастью, снижающийся параметр, но мы по-прежнему находимся на первом месте среди стран со сравнимым уровнем урбанизации и экономического развития. Кроме того, в России по-прежнему недопустимо высокий уровень смертности в ДТП, хотя он снижается. Его надо снижать дальше.

Прибавим к этому высокий уровень смертности от социально предотвращаемых заболеваний, в основном связанных с употреблением алкоголя. Уровень алкоголизации влияет и на убийства, и на самоубийства, и на смертность в  ДТП, и на домашнее насилие. Почти все виды социального зла связаны так или иначе с потреблением алкоголя. Справедливо будет заметить, что и здесь у нас наблюдается снижение и уровня, и структуры потребления алкоголя. То есть, огрубляя, люди пьют меньше по объему и  переходят с водки на пиво. Это хорошо, это надо дальше поддерживать и развивать.

Все главные российские причины смертности предотвращаемы. Известно, как снижать уровень убийств, смертность в ДТП, как бороться с ВИЧ, как бороться сердечно-сосудистыми заболеваниями, как повысить выявляемость рака на ранних стадиях. Все это проблемы, с которыми общество в силах справится. Хорошо известны всем, кто вообще знаком с социальными науками, примеры социумов, которые достаточно быстро преодолели и традицию пьянства, и традицию насилия, и изжили обаяние уголовной культуры. Тут нет никакой колеи и проклятия, все это абсолютно решаемо посредством грамотной государственной социальной, медицинской и образовательной политики и адекватной пропаганды — тем более что положительные тенденции у нас видны почти по всем параметрам, за исключением, пожалуй, только ВИЧ.

Михаил Батин, председатель правления общественной организации «Наука ради продления жизни»:

То, что говорит Скворцова, пока абсолютно не соответствует тому, что мы видим в реальной жизни.

При этом понять, что происходит на самом деле, очень сложно. Я не верю цифрам Министерства здравоохранения, потому что государственные службы дискредитировали себя в вопросе предоставления информации. Давайте разберемся, почему на самом деле сейчас увеличилась продолжительность жизни.

Во-первых, это произошло из-за повышения цен на сигареты и ограничения табакокурения. Любые повышения акцизов на табак и алкоголь крайне полезны. Но и в этом вопросе правительство недоработало: акцизы недостаточно большие и существующих ограничений продаж табачных изделий также недостаточно. Запрет рекламы алкоголя дает свои результаты.

Отдельно хочу поговорить о профессионализме докторов. Российского врача не воспринимают на Западе, наше образование не принимается. Это большая трагедия. Врачей нужно обучать английскому языку, чтобы они могли работать с международным сообществом. В политике изоляционизма ничего хорошего нет, наоборот, нам нужна интеграция с Западом и обмен медицинскими данными.

Увеличит продолжительность жизни во многом состояние российской науки. Сейчас в России диссертации основаны на подделке медицинских данных, а наша медицинская наука — это вотчина для получения привилегий, но никак не открытая и полезная обществу деятельность.

Профилактики СПИДа нет. На протяжении долгих лет мы видим только желание изменить ситуацию с этой болезнью со стороны министра, а никаких реальных дел нет.

И еще важный момент: на сегодняшний день хороший врач чудовищно перегружен.

Подготовили Арина Крючкова, Мария Долаберидзе

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Учредитель фонда «Вера» рассказала «Снобу», почему она разочаровалась в системе, в каких российских регионах самая сложная ситуация с хосписами и как она борется с чувством вины
Глава Минздрава предложила фактически штрафовать родителей, отказывающихся от вакцинации своих детей, за счет уменьшения оплаты их больничных. Доктор биологических наук Михаил Гельфанд — о том, чем опасно отсутствие вакцинации помимо риска заболеть корью или краснухой
Врач-невролог, автор книги «Модицина. Encyclopedia Pathologica» Никита Жуков продолжает разбираться с тем, как врачи пользуются нашей мнительностью в своих целях

Новости партнеров

Стоит ли считать все лечебные методы равноправными? Еще 100 лет назад об этом было допустимо спорить. Однако во второй половине XX века медицина действительно стала наукой. Врач-психотерапевт Николай Колосунин объясняет, как и почему это произошло