Борис Титов

Борис Титов: Почему правые должны быть в Народном фронте

Бизнес всегда Правый. Ведь если грубо, то основное различие между Правыми и Левыми – «правые о том как заработать, а левые о том как справедливо распределить». Мы — о том как зарабатывать — для себя и для других — для страны. Правых не представляет сегодня никто — ни одна партия —  «Правое Дело» и то с приходом Прохорова окончательно превратилась, по его же словам – «ни в правую ни в левую», в никакую - партию «глав семей и, по всей видимости, домохозяек». А проблема у страны сегодня очень  серьёзная, экономика на грани, только от сырья кормиться больше не можем — доходы падают, а расходы растут. Кроме того, поскольку почти все от бюджета зависим — обюрократились, забронзовели и, вместо того, чтобы бежать вперед, сидим с раскрытыми ртами и ждем подачек – «обиждивенились», а  распределять скоро будет нечего. Нужна новая экономика — диверсифицированная, где от людей все зависит, а не от продажи природной ренты, экономика частной инициативы, рыночной конкуренции, двигающей развитие , экономика развитой промышленности и инноваций . Конечно, двигать смену экономической модели должна была бы Правая партия,  но её пока нет.  Конечно, раз она востребована, значит  такая партия рано или поздно будет, абсолютно новая, или основанная на базе кого-то из старых, может Прохоров одумается. Но  проблема в том, что ее создание, а тем более завоевание позиций , чтобы от нее что-то зависело, займет определенно небыстрое время. А решать   проблему надо сейчас, ну год, ну может еще два, мы на сырье сможем продержаться, а затем... При этом парадокс — добиться того, чтобы мы двинулись вправо, надо в левой стране, где большинство электората левые. Электорат  у нас (особенно после «веселых» 90-х), правых с их рынком и демократией на дух не переносит. Поэтому начать процесс должна  сила, которая будет у  власти в следующем электоральном периоде. А кто это будет — всем понятно. Только Путин сможет выиграть выборы в левой стране при этом повести ее направо. Если, конечно, обновит свои и сегодня достаточно правые взгляды. Вот поэтому мы, Правые, вошли в Общероссийский Народный Фронт. Пытаемся  изнутри автомобиля лоббировать: возьмите,— говорим Путину, — в качестве главной Целевой Задачи (KPI)   «создание  25 млн высокопроизводительных рабочих мест»  и тогда точно уйдем от сырьевой зависимости, у нас будет абсолютно новая экономика — рыночная, конкурентная, промышленная, и люди станут жить лучше, и государство будет богаче. Чтобы продвигать идею и до, и уже после выборов, и разбавить Единую Россию «Деловая Россия» выдвинула в депутуты от ОНФ  более 80 человек. Но сам я, кстати, на выборы не иду. Ведь в случае избрания придется подчиняться фракционной дисциплине и голосовать не только за правые решения, но и за левые, чего я, как убежденный правый, делать не хочу. Не сомневаюсь, будет у нас своя партия — партия солидных, образованных людей, специалистов высшего уровня квалификации, интеллектуальной элиты общества.  Людей дела, и не только бизнеса,  а разных профессий — ученых, менеджеров, врачей, военных, людей творческих профессий, но самое главное умных самостоятельных и независимых, с понятными политическими и нравственными принципами, которые думают не только о том, как и что перераспределять сегодня, но и о том, как создать материальное научное  культурное благосостояние на завтра   для себя, своих детей и всей страны  . Конечно, такая партия не выиграет выборы завтра — слишком уж неправый у нас электорат. Но само существование такой партии, те идеи, которые она будет рождать, уже изменят общество. А в будущем — если мы реально выполним задачу создания 25 миллионов высокопроизводительных рабочих  мест, у нас будет другая экономика, у нас будет другая страна, у нас будет другое общество с мощным средним классом.  Тогда однажды, году этак в 2024,  состоится торжественная передача власти: где левый политик — вполне возможно Владимир Путин — под аплодисменты  всего народа вручит  президентские полномочия  вновь избранному на полностью демократических свободных выборах Правому Президенту, а сам  уйдет в историю под гордым именем — «человек, сотворивший чудо». Давайте всего этого ему пожелаем.
31

Борис Титов: России нужна реально правая партия

После речи Прохорова на съезде партии «Правое дело», стало понятно, что ниша для настоящей правой партии освободилась и она обязательно будет занята. Михаил Прохоров торжественно объявил на съезде: мы не правые и не левые, мы никакие: «Мы для человека», — сказал Михаил Прохоров. Честно говоря, у меня с ним постоянные дискуссии на эту тему. Он, на мой взгляд, создает не правую партию, и глубокая ошибка так думать. И то, что он предприниматель и олигарх, еще не значит, что и в политике он будет делать правую партию. Партия ему нужна для того, чтобы избраться в Думу, потому он будет заигрывать с электоратом: искать поддержку среди домохозяек, таксистов, предпринимателей — всех. Однако политтехнологические проекты, хоть и могут быть достаточно эффективными, но долго не живут. Без идеологии партия не может существовать, и быть для всех хорошим невозможно. Конкретный водораздел проходит, например, по вопросу налогообложения. Так, таксисты, естественно, выступают за снижение налогов, а домохозяйки — за повышение, поскольку это означает, что у пенсионеров будут высокие пенсии. И нельзя с домохозяйками говорить о банковских процентах по банковским вкладам или о состоянии рынка кукурузы. Моя самая главная приоритетная задача — защищать интересы бизнеса, ведь бизнес, по сути своей, больше правый, чем праволиберальный. Нам не хочется создавать ради того, чтобы быть в Думе. Это у Прохорова задача, цель — сделать правящую партию, партию, которая войдет в состав Думы. А наша цель, чтобы бизнес в стране развивался, чтобы экономика была рыночной, чтобы демократия была. Поэтому мы и пытались найти ответы на самые разные вопросы, чтобы отстоять свои интересы: надо нам быть в Думе или вне Думы, пойдем мы отдельной новой партией или пойдем вместе с какой-то существующей партией, или с Общенародным фронтом? Но в любом случае наша цель — не Дума. Наша цель — демократия. Мы хотим создать реально правую партию. И даже не так, что мы «хотим» или «не хотим», она нужна стране! Предполагается, что в партию войдут профессионалы, люди с высшим образованием, люди, понимающие суть проблем, эксперты в своем деле, которые хотят думать не только о завтра, но и о послезавтра и о после-послезавтра. Это могут быть люди разных профессий, не обязательно предприниматели, но вместе с тем они все — люди дела, профессионалы своего дела. Такая партия очень нужна России. Когда это случится, я сказать сейчас не могу и комментировать тоже. Пока ясно только одно: правая партия с нами или без нас в ближайшее время будет создана.
11

Как завод Абрау-Дюрсо пережил войну

Немцы пришли в Абрау-Дюрсо со стороны Анапы, заняли поселок и захватили шампанский завод, вместе со всеми складами и вином. В старом здании завода они устроили военную комендатуру: в одном из помещений до сих пор видно свастику на стене. Пробыли они в Абрау сравнительно недолго. Когда в 43-м году немецкие войска покидали завод, они забрали с собой очень много вина, а винные подвалы решили взорвать. Тоннели, построенные еще во времена князя Голицина, выстояли - с их сводами ничего не случилось. А вот перекрытия, резделявшие их на два этажа, обрушились от немецкой взрывчатки, и с тех пор винные подвалы одноэтажные - это хорошо заметно на входе в каждый из них. Йозеф Геббельс, как известно, был большим гурманом и имел обширную винную коллекцию. Когда советские войска взяли Берлин и добрались до запасников Геббельса, они нашли 2 ящика шампанского Абрау-Дюрсо - из той партии, что немцы отправили ему в коллекцию, когда захватили завод. Что они сделали с остальным вином доподлинно неизвестно, но до сих пор ходят предания, что часть вина они увезти не смогли и вместо этого утопили его в озере Абрау. Мы даже думаем снарядить экспедицию водолазов, чтобы они попытались найти эти бутылки. В целом завод не очень сильно пострадал от немецкой оккупации: Голицинские подвалы оказались очень крепкими, а оборудования на заводе было мало, и немцев оно не заинтересовало. Но тот факт, что уходя, войска Третьего Рейха взрывали подвалы, говорит о них как о совсем не цивилизованных захватчиках, каковыми они часто пытаются себя представить. Еще один интересный факт: дорогой из Анапы, по которой немцы пришли в Абрау-Дюрсо, с тех пор никто не пользовался, и физически тож давно не существует. А вот на картах Google она почему-то есть. Неужели Google пользуется старыми немецкими картами?
2