Карина Назаретян

Эпидемия начинается с общительных людей

«Ой, я заболела, кажется, грипп или ОРЗ. И мой брат тоже, и вообще сейчас все болеют», — услышала я на прошлой неделе от своей двоюродной сестры. Действительно многие лежат с температурой. Но в медиа о гриппе — ни слова. Впрочем, по опыту прошлых лет я знаю: официальные лица, а вслед за ними и телевизор через некоторое время заговорят о начале эпидемии. Почему ее всегда обнаруживают с опозданием — причем не только России, но и в других странах? Этот феномен объясняют профессор медицинской социологии Николас Кристакис из Гарварда и политолог Джеймс Фаулер из Калифорнийского университета, которые уже много лет изучают особенности социальных сетей (не виртуальных, а реальных). В прошлом году они решили разобраться, какую роль социальные сети играют в распространении эпидемий, — результаты работы только что опубликовал авторитетный научный онлайн-журнал PloS One.
0

Понять и поймать британского избирателя

Сегодня, чтобы быть избранным по одномандатному округу в палату общин, нужно набрать простое большинство голосов — пусть это будет даже всего 30 процентов. Так часто и происходит; в итоге 70 процентов избирателей оказываются не представлены в парламенте. Новая система, которую предлагают лейбористы, называется мажоритарно-преференциальной (по-английски — alternative vote, или AV). Суть ее в том, что избиратели должны голосовать не за одного кандидата, а за нескольких сразу, ранжируя их в порядке предпочтения (1-е, 2-е, 3-е место и т. д.). При этом, чтобы пройти в парламент, кандидат должен набрать больше 50 процентов «первых мест»; это достигается за счет передачи голосов лидерам от самых непопулярных кандидатов. Звучит головоломно, но, по мнению члена клуба «Сноб» политолога Дмитрия Орешкина, принцип альтернативного голосования более объемно использует наши знания о том, как вообще голосуют люди.
0