Надо ли избавляться от архитектурных монстров

Исполняющий обязанности мэра Москвы Владимир Ресин предложил перенести из центра города огромный памятник Петру I работы Зураба Церетели. Многие города России выказали готовность установить памятник у себя. Предложение Ресина вызвало и принципиальную дискуссию, которая, впрочем, периодически ведется во всех странах мира: нужно ли избавляться от неудачных построек последнего времени?

+T -
Поделиться:

В дискуссию о сносе или переносе памятника Петру I работы Зураба Церетели включились очень разные люди. Марат Гельман выступил с инициативой организовать финансирование демонтажа и переноса памятника. О готовности принять 98-метровую скульптуру сообщили городские власти Петрозаводска и Урюпинска. В Воронеже организован сбор подписей за перенос Петра в этот город, а орловский предприниматель Николай Грешилов предложил оплатить переезд скульптуры в Орел. Единственным официальным отказником пока стал Санкт-Петебург — Петра отвергли и губернатор Валентина Матвиенко, и депутаты Законодательного собрания города.

Архитектор Юрий Аввакумов считает, что убирать из городов уродливые постройки нужно и решение об этом должны принимать горожане. Критик Григорий Ревзин не согласен: он предлагает строить новое, а на все сносы объявить мораторий

Юрий Аввакумов

   Подобные примеры известны и в самых демократических государствах. Например, в Нью-Йорке была в свое время поставлена крупноразмерная скульптура Ричарда Сера. Потом выяснилось, что она мешала пешеходным прогулкам местных жителей. Были протесты общественности, и скульптуру демонтировали. То есть в любом случае все решают здравый смысл и горожане: это же их город.

Все, что появляется в городе, подлежит открытому обсуждению. Сначала среди экспертов, а потом с общественностью. Если все сделано по уму, то вещь, которая появится после такой ступенчатой проверки, почти наверняка окажется уместной, прослужит долго и проживет счастливо.

Социологический опрос, который проводили в 1997 году (В 1997 году возникла идея референдума об установке памятника Петру I по инициативе Марата Гельмана, либерального союза «Молодежная солидарность» и Независимого профсоюза студентов, однако референдум проводить не стали, ограничившись соцопросами, из которых следовало, что большинству москвичей эта проблема безразлична. Однако была создана независимая общественная комиссия в составе 23 человек. Среди них главный художник Большого театра Сергей Бархин, главный редактор «МК» Павел Гусев, режиссер Олег Табаков, архитектор Юрий Аввакумов, а также представители территориального управления Якиманки. Комиссия приняла решение оставить памятник на стрелке напротив Храма Христа Спасителя. — Прим. ред.), фактически был сфальсифицирован. Вопросы ставились совершенно манипулятивно. Я хорошо помню один из них: «Петра Первого снести или оставить, чтобы приглядеться?» Естественно, никакой культурный москвич не употребит слова «снести» или «разрушить». Это была, возможно, первая очень умелая манипуляция такого рода. А ведь сначала все радовались, что создана комиссия по поводу памятника, а уже на втором ее заседании выяснилось, что в комиссии на треть противников строительства на Стрелке приходится две трети скрытых или открытых сторонников памятника Петру из друзей скульптора либо из друзей мэра. В том числе из так называемой творческой интеллигенции, в тот момент по разным причинам от московских властей зависимой: кому-то нужен был театр, кому-то — журнал и так далее.

От нас долго и успешно скрывали даже истинную высоту памятника, чтобы никто не стал сравнивать его с колокольней Ивана Великого, то же самое касалось бюджета, гонорара и т. д. И когда треть комиссии пыталась, скажем, затребовать чертежи возводимого монумента, остальные две трети отвечали: нет, нам они не нужны. А поскольку все решалось голосованием, деятельность комиссии была фактически блокирована.

Я вспомнил это к тому, что порядок появления таких «подарков» горожанам всегда должен быть прозрачен и свободен от каких бы то ни было махинаций.

Хотя закон о памятниках появился уже после этой истории и инкриминировать скульптору здесь нечего, кроме того, что власти вместе со скульптором долго нам дурили голову, врали о каком-то конкурсе, которого не было и т. п., этот памятник поставлен явно не по справедливости. И сейчас, когда появилась возможность справедливость восстановить, конечно же, нужно этим заняться. Во-первых, обнародовать все факты, связанные появлением этой скульптуры в городе. Во-вторых, привести мнения независимых экспертов. И в-третьих, начинать общественное обсуждение. На мой взгляд, москвичам все-таки не удалось «приглядеться» к скульптуре. Я считаю, что ее нужно не сносить, а с полным уважением к автору демонтировать, уложить в подходящий саркофаг и отправить с посланием в какой-нибудь XXIII или XXV век нашим потомкам, чтобы те нашу игрушку собрали и посмеялись над тем, как мы тут жили, в Москве в начале XXI века.   

Эту реплику поддерживают: Владимир Леонов
Григорий Ревзин

   В этом случае мое мнение не совпадает со всеобщим. Мне кажется, что это такой Лужков наоборот. Идея все снести и отстроить прошлое заново — это Юрий Михайлович. Моя позиция — вообще ничего не сносить, только переходить в режим реконструкции, реставрации. Что есть то есть, нужно это если не ценить, то хотя бы ощущать, что мы живем не на голом месте, а там что-то уже было.

У нас такая карнавальная традиция сносить памятники связана, наверное, с тем, что страна православная и к памятникам отношение исторически очень плохое. Поэтому у нас вообще в городе очень мало памятников. Если сравнивать с европейскими городами, то там их может, в десять, в сто раз больше. И из-за того, что их настолько больше, очень много и плохих. Прям совсем плохих. Особенно в XIX веке понаставили массу каких-то военачальников, императоров и так далее — ужас, что за памятники. Но никто не сносит, хотя в их ценности я не уверен. А у нас наоборот — давайте сделаем голый лист. Вот, пример: памятник Виктору Иммануилу в Риме перед Форумом. За сто лет ни один человек не сказал, что это хорошо: кошмар, пишущая машинка и так далее. Но никому в голову не приходит это сносить. Я против сноса не только памятников, а всего. Я считаю, что надо издать мораторий на любые сносы, и на снос лужковских памятников в том числе. Не надо этого делать! Давайте лучше что-нибудь построим.   

Комментировать Всего 53 комментария

Юрий Аввакумов Комментарий удален

Подобные примеры известны и в самых демократических государствах. Например, в Нью-Йорке была в свое время поставлена крупноразмерная скульптура Ричарда Сера. Потом выяснилось, что она мешала пешеходным прогулкам местных жителей. Были протесты общественности, и скульптуру демонтировали. То есть в любом случае все решают здравый смысл и горожане: это же их город.

Все, что появляется в городе, подлежит открытому обсуждению. Сначала среди экспертов, а потом с общественностью. Если все сделано по уму, то вещь, которая появится после такой ступенчатой проверки, почти наверняка окажется уместной, прослужит долго и проживет счастливо.

Социологический опрос, который проводили в 1997 году (В 1997 году возникла идея референдума об установке памятника Петру I по инициативе Марата Гельмана, либерального союза «Молодежная солидарность» и Независимого профсоюза студентов, однако референдум проводить не стали, ограничившись соцопросами, из которых следовало, что большинству москвичей эта проблема безразлична. Однако была создана независимая общественная комиссия в составе 23 человек. Среди них главный художник Большого театра Сергей Бархин, главный редактор «МК» Павел Гусев, режиссер Олег Табаков, архитектор Юрий Аввакумов, а также представители территориального управления Якиманки. Комиссия приняла решение оставить памятник на стрелке напротив Храма Христа Спасителя. — Прим. ред.), фактически был сфальсифицирован. Вопросы ставились совершенно манипулятивно. Я хорошо помню один из них: «Петра Первого снести или оставить, чтобы приглядеться?» Естественно, никакой культурный москвич не употребит слова «снести» или «разрушить». Это была, возможно, первая очень умелая манипуляция такого рода. А ведь сначала все радовались, что создана комиссия по поводу памятника, а уже на втором ее заседании выяснилось, что в комиссии на треть противников строительства на Стрелке приходится две трети скрытых или открытых сторонников памятника Петру из друзей скульптора либо из друзей мэра. В том числе из так называемой творческой интеллигенции, в тот момент по разным причинам от московских властей зависимой: кому-то нужен был театр, кому-то — журнал и так далее.

От нас долго и успешно скрывали даже истинную высоту памятника, чтобы никто не стал сравнивать его с колокольней Ивана Великого, то же самое касалось бюджета, гонорара и т. д. И когда треть комиссии пыталась, скажем, затребовать чертежи возводимого монумента, остальные две трети отвечали: нет, нам они не нужны. А поскольку все решалось голосованием, деятельность комиссии была фактически блокирована.

Я вспомнил это к тому, что порядок появления таких «подарков» горожанам всегда должен быть прозрачен и свободен от каких бы то ни было махинаций.

Хотя закон о памятниках появился уже после этой истории и инкриминировать скульптору здесь нечего, кроме того, что власти вместе со скульптором долго нам дурили голову, врали о каком-то конкурсе, которого не было и т. п., этот памятник поставлен явно не по справедливости. И сейчас, когда появилась возможность справедливость восстановить, конечно же, нужно этим заняться. Во-первых, обнародовать все факты, связанные появлением этой скульптуры в городе. Во-вторых, привести мнения независимых экспертов. И в-третьих, начинать общественное обсуждение. На мой взгляд, москвичам все-таки не удалось «приглядеться» к скульптуре. Я считаю, что ее нужно не сносить, а с полным уважением к автору демонтировать, уложить в подходящий саркофаг и отправить с посланием в какой-нибудь XXIII или XXV век нашим потомкам, чтобы те нашу игрушку собрали и посмеялись над тем, как мы тут жили, в Москве в начале XXI века.

Эту реплику поддерживают: Владимир Леонов

ФАКАП ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Не вижу никакого легитимного способа сделать что-то с этим памятником, кроме как оставить его в покое. Никакое общественное мнение или эстетические соображения, на мой взгляд, не превратят снос/перенос в оправданный шаг. «Дайте уже постоять хоть чему-нибудь, пусть Петру, пусть Военторгу дольше, чем живут люди, которые это воздвигли» - это сказала сегодня моя подруга, и я с ней полностью солидарен.  

Любые манипуляции с Петром продолжают лужковский дискурс. А хочется смены стиля. Если аргументов против этого монстра не нашлось по сей день, может ему стоит еще постоять, а нам к нему еще присмотреться? Не знаю. Знаю лишь, что мстить Лужкову сносом Петра за снос старой Москвы негоже…

Меня пугает другое. За все годы правления этого мэра я ни разу не слышал от ревностных блюстителей старины ни одной внятной утилитарной концепции на уровне бизнес-плана, которая бы объясняла, почему сносить старину невыгодно, а выгодно не сносить.  И здесь эстетические аргументы вновь не срабатывают, как не сработало ни общественное, ни экспертное мнение…  

Надолго ли хватит самоутвержденческого топлива у нового градоначальника на соблюдение приличий в отношении старой архитектуры? Пока не появится внятных экономических резонов сохранить остатки старой Москвы, она будет под ударом. И первый отбойный молоток застучит, с моей точки зрения, вместе со сносом Петра, так что лучше давайте не сносить ничего…

Илья, выше я рассказываю, как манипулировали общественным мнением, когда с 90% противников Петра в Москве их число понизили до 50%, рассказываю о примере демонтажа действительно серьезного произведения искусства, установленного в рамках публичной городской программы, и таких примеров достаточно, чтобы на них ссылаться как на прецеденты. Ниже Василий Бычков говорит о том, как много наносящего урон городу можно подсчитать и вынести не только эмоциональное, но и экономически взвешенное решение. Добавлю два слова про моральный эффект - при демонтаже некоторых знаковых построек авторитарных правителей, их потомки будут знать, что справедливость торжествует не только в будущем, но и в настоящем. Футбольная реплика "Заиграли!" здесь не проходит. Проблема сохранения истории обсуждалась широко, в том числе и здесь на Снобе. Конечно, там где воруют, рассказы про здоровье нации и про мировой опыт могут не находить нужного отклика. Как у Вашей приятельницы...  

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

Кстати, в той комиссии я ни разу не позволил себе вынести личное эстетическое суждение о памятнике - их было достаточно от более подготовленных людей: историков и искусствоведов - меня интересовала только процедурная сторона вопроса. Об эмоциях подробнее здесь.

Прецедент с Серрой все же случился потому, что нашли не эстетическое, а утилитарное обоснование сносу. А моральный фон, о котором Вы говорите, меня больше всего и смущает, потому те, кто буду сносить Петра ничем не отличаются, с моей, повторюсь, точки зрения, от тех, кто манипулировал опросами и решениями комиссии в 1997-м.

Эту реплику поддерживают: Елена Гладкова

А вы уже знаете, кто будет, как Вы выражаетесь, сносить? Или Вы конкретно о Ресине? Тогда все остальные разговоры о прецедентах и приятельницах лучше оставить побоку.

Конечно про Ресина, все остальное же намоталось на эту инициативу...

Я бы предположил, что это Ресин намотался на гражданскую инициативу.

Это и есть самое, на мой взгляд опасное место, если на подобную гражданскую инициативу может "намотаться" Ресин, то я против подобной инициативы

Георгий Абдушелишвили Комментарий удален

В этом случае мое мнение не совпадает со всеобщим. Мне кажется, что это такой Лужков наоборот. Идея все снести и отстроить прошлое заново — это Юрий Михайлович. Моя позиция — вообще ничего не сносить, только переходить в режим реконструкции, реставрации. Что есть то есть, нужно это если не ценить, то хотя бы ощущать, что мы живем не на голом месте, а там что-то уже было.

У нас такая карнавальная традиция сносить памятники связана, наверное, с тем, что страна православная и к памятникам отношение исторически очень плохое. Поэтому у нас вообще в городе очень мало памятников. Если сравнивать с европейскими городами, то там их может, в десять, в сто раз больше. И из-за того, что их настолько больше, очень много и плохих. Прям совсем плохих. Особенно в XIX веке понаставили массу каких-то военачальников, императоров и так далее — ужас, что за памятники. Но никто не сносит, хотя в их ценности я не уверен. А у нас наоборот — давайте сделаем голый лист. Вот, пример: памятник Виктору Иммануилу в Риме перед Форумом. За сто лет ни один человек не сказал, что это хорошо: кошмар, пишущая машинка и так далее. Но никому в голову не приходит это сносить. Я против сноса не только памятников, а всего. Я считаю, что надо издать мораторий на любые сносы, и на снос лужковских памятников в том числе. Не надо этого делать! Давайте лучше что-нибудь построим.

Построим и по-человечески отреставрируем.

Насчет исторически плохого отношения к памятникам культуры ох как правы. Вспомнить хотя бы дореволюционную историю Храма Покрова-на-Нерли.  Дикая интеллигенция как-то отстояла в свое время.

Я тут увидела, что сделали с барочной арочкой рядом с Собачьей площадкой. Все, нет больше крошечного аутентичного кусочка настоящей не нуворишской старины. А ведь не дом, нетрудно и не так дорого было бы сохранить в правильном виде.

Я согласен с Григорием Ревзиным. Не сносить ничего.  По крайней мере, пока.

Хотя бы потому, что при нынешней системе мотивы для сноса никогда не будут добросовестными. Независимо от действительного качества кандидатов на снос.

перенести

Предлагается не снести, а перенести. В район Капотни было бы неплохо. Там гиблые постиндустриальные ржавые кучи вдоль Москвы реки.

Памятник Гулливеру-Колумбу-Петру надо бы переставить. В такое место, где он заслонял бы что-нибудь малоэстетичное или даже украшал какой-нибудь унылый пейзаж. На территории Москвы довольно много водных пространств, где он хорошо бы смотрелся, и будь я жителем промышленной окраины, я бы даже радовался, что из моего окна видно не только одинаково-страшные новостройки, заводские трубы и поля аэрации. А еще можно Петербургу его подарить — у них водных гладей поболе нашего будет, да и к Петру они больше отношения имеют. Да вот не берут... А как красиво он смотрелся бы посреди Финского залива, где-нибудь подальше от города. И не торчал бы посреди исторической застройки. Одно радует: ради этого памятника ничего не сломали, и ничего восстанавливать не надо.

Вообще-то было бы здорово хоть что-нибудь вернуть. «Военторг», например. Потому что на новый невозможно смотреть, с таким зданием в одном городе находиться нельзя, глядя на это чудовище, хочется уже даже не плакать, не возмущаться, а просто и банально блевать, блевать, блевать... Стоит заставить архитектора Колосницына (если этого человека вообще можно называть архитектором) вручную и лично вычертить наиподробнейший проект точного восстановления — уж не знаю как, по фотографиям, по старым чертежам...Осознаю абсолютную экономическую невозможность реализации моих желаний, но я бы восстановил процентов девяносто из того «старья», что было сломано при Лужкове. Ну, да кто ж теперь будет рушить золотые остоженские мили и водружать на место «шедевров» современной архитектуры кривобокие усадебки и невзрачные доходные дома?.. Кто и как посадит там столетние деревья?.. Кто и как вернет туда вышвырнутых на окраины старожилов?..

«Знаковые» ошибки, наверное, еще можно исправить: отправить в ссылку колосса московского, перестроить «Военторг», поправить гостиницу «Москва», разогнать с Манежной площади бронзовый зоопарк (да и, кстати, зоопарк небронзовый тоже привести к культурному знаменателю). Но историческая (да и просто человеческая) среда, которая состоит не из шедевров и доминант, а просто из домов, домиков и домишек, из двориков и сквериков, из духа и настроения, изуродована безнадежно и навсегда.

Бездумно сносить здания, переносить памятники только потому, что кому-то захотелось, в корне неверно. Хотя бы по этическим соображениям. С какими бы нарушениями это не было построено, это уже стоит, и на это были затрачены немалые деньги (к слову сказать, наши деньги, деньги налогоплательщиков) и труд людей. В каждом конкретном случае надо разбираться в вопросе досконально. Надо для начала определить, насколько это здание/памятник/сооружение позорит город; насколько снижает его инвестиционную привлекательность (не только с точки зрения строительства, но и с точки зрения туризма); насколько оскорбляет наши чувства и эстетическое восприятие. Конечно, памятник Петру — это чудовищно: голова императора, прикрученная к телу Колумба, малюсенький кораблик, и все это возвышается над рекой.

Следующий вопрос — кто должен платить за снос? Например, в случае с Церетели я бы и Зураба Константиновича привлек к ответственности. И хотя Гельман сказал, что желающие найдутся, — это лишь потому, что в данном случае речь идет о проекте, который сейчас у всех на слуху. А как быть с гигантскими уродами, выстроенными чуть ли не посреди вокзала, из-за которых собираются огромные пробки на Кутузовском? В общем, когда начинаются разговоры о сносе, надо садиться и считать. Считать все: сколько было потрачено на установку, сколько город теряет на том, что этот объект стоит (включая время, которое тратят автомобилисты, стоя в пробках только потому, что кто-то изуродовал дорогу «архитектурным объектом»), сколько стоит перенести.

Что касается конкретно Петра I, то тут есть множество остроумных решений, которые я могу навскидку перечислить. Борис Бернаскони предложил накрыть памятник стеклянным саркофагом и сделать внутри какой-нибудь музей. Или для разбора памятника можно было бы привлечь какую-нибудь организацию, занимающуюся переработкой сплавов, и устроить из демонтажа мощный хеппенинг — туристы сразу приехали бы к нам посмотреть на такой выдающийся перформанс.

Я не могу припомнить таких же историй в мировой практике, когда строили, а потом сносили. Возможно, они есть, но применить их к нашей сегодняшней ситуации трудно. Просто надо четко различать, когда решение о строительстве принимают чиновники, а когда — экспертное сообщество. Во всем мире для строительства новых объектов есть понятная схема: тендер, открытый конкурс, мощное жюри, в которое входят эксперты. Пример с музеем Помпиду показывает нам, что есть проекты, которые общество пока не в состоянии оценить. Тогда решающее слово остается за экспертным сообществом с мировыми именами. У нас же какой-то Колосницын с Депозитарием Кремля или «Военторгом» — кто это вообще такой?

Эту реплику поддерживают: Николай Журавлев, Сергей Антонов

пригласить Христо

Пусть обернёт памятник в фольгу. навсегда.

Можно сохранить животных на Манеже, но Петра надо отправить на переплавку (Петр бы не обиделся) или в Питер, поставить на дамбу.

Лужков очень простой человек, магический смысл памятника до сих пор ускользает от него. А ведь исторически это «пиррова победа» над москвичами, с установкой идола воинственного автократа модернизации, «западника» с Невы :). Лужков — «крестный отец» новой политической системы и социальной политики, не говоря уже об отношениях с бизнесом.

Вот надо же - а я ровно наоборот хочу вернуть Манеж, и готова менять его на Петра. Но в целом, согласна с Ревзиным - вместо показухи с барского плеча хочется услышать хотя бы об одном остановленном сносе.

Я считаю, пусть стоит. Он же памятник, и вроде роль Петра пока никто не переосмысливал, а на вкус и цвет товарищей нет. Мне он вообще нравится — такой большой, гостям города всегда можно показать. Когда его ставили, у меня вся квартира была обклеена стикерами «Долой царя» из журнала «Столица», но теперь уже поздно шашкой махать. Я к нему привык.

Мне кажется, что тут нет никакого общего правила. В каждом подобном случае можно поступать по-разному. Но в том, что касается памятника Петру, нужно сносить его к чертовой матери. Несмотря на то, что это дорого, если такая возможность есть, нужно его убрать подальше и забыть о нем навеки. Он очень сильно поменял облик исторической части Москвы, и мне бы не хотелось, чтобы мои дети и внуки с этим жили.

А с чем-то другим можно смириться. Например, памятник Высоцкому на Петровке тоже портит какой-то кусочек Москвы, но как-то не глобально. А Петр портит глобально.

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

Я не понимаю почему снос Петра мешает борьбе за сохранение Москвы.По-моему так наоборот.А то это получается  как у  мос. правительства: или Петр или 2 детских садика построить.

Я за то, чтобы не разрушать неудачные памятники (дома, etc.). Вместо этого — объявлять конкурсы на лучшие «добавления» к проектам. Я бы, например, добавил Петру несколько змей, превратив его в Лаокоона, или шлем с шипами, как у статуи Свободы. Возможности безграничны.

Надо устраивать экскурсии на Петра - а на вырученные деньги потом его и перенести.

"Я бы, например, добавил Петру несколько змей"

А я - весло и бюст.

...или футбольный мяч и голову Лужкова

+ член с шипами +  - очень подошел бы этому так называемому Петру )))

Надо нам всем наконец-то понять, что прошлое не переписывается, а только стирается!!!

Оставить Петра как самое жyткое и грозное прдyпреждение ничего не сносить!!!

А когда мы бyдем предyпреждены, то, следовательно, бyдем спасены от дyрного и бесконечного повторения yродства!!!

Тогда надо его переименовать. Хотя бы из уважения к Петру, потому что это изначально не Петр, а если не Гулливер (если верить Веллеру), то точно Колумб. Назвать его "Памятник безвкусию и уродству" или "Памятник послевкусию безвкусия". И пусть стоит.

Ресторан где-нибудь на уровне живота бы еще сделать, чтобы аренда деньги приносила на его содержание... 

есть ещё Ника на Поклонной горе

Вот уж штука посильнее Петра. Вроде как сам Михалыч автор. Так что есть чем пугать кроме Петра.

Не могу не вспомнить ленинский Декрет от 14 апреля 1918 года "О снятии памятников, воздвигнутых  в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников российской социалистической революции":

В ознаменование великого переворота, преобразившего Россию, Совет Народных Комиссаров постановляет:

1) Памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны, подлежат снятию с площадей и улиц и частью перенесению в склады, частью использованию утилитарного характера.

2) Особой Комиссии из Народных Комиссаров Просвещения и Имуществ Республики и Заведывающего Отделом изобразительных искусств при Народном Комиссариате Просвещения поручается, по соглашению с художественной коллегией Москвы и Петрограда, определить, какие памятники подлежат снятию.

3) Той же Комиссии поручается мобилизовать художественные силы и организовать широкий конкурс по выработке проектов памятников, долженствующих ознаменовать великие дни Российской Социалистической Революции.

4) Совет Народных Комиссаров выражает желание, чтобы в день 1-го мая были уже сняты некоторые наиболее уродливые истуканы и постановлены первые модели новых памятников на суд масс.

5) Той же Комиссии поручается спешно подготовить декорирование города в день 1-го мая и замену надписей, эмблем, названий улиц, гербов и т.п. новыми, отражающими идеи и чувства революционной трудовой России.

6) Областные и губернские Советы приступают к этому же делу, не иначе как по соглашению с вышеуказанной Комиссией.

7) По мере внесения смет и выяснения их практической надобности ассигновываются необходимые суммы.

Председатель Совета Народных Комиссаров В.УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)

Народные Комиссары А.ЛУНАЧАРСКИЙ СТАЛИН

Источник

 

А мне кажется, что надо оставить. Ведь если всесносить, то не было бы ни Эйфелевой Башни в Париже, ни Millenium Dome в Лондоне, например.

Да и потом, с какого времени у нас деньги из ушей полезли, чтобы этим заниматься?

Оба примера утилитарные. Башню не сносили, пока она использовалась как радиовышка, а от сноса отказались, когда обнаружили, что она стала туристическим аттракционом. С Роджерсом примерно та же история, хотя я помню, как серьезно обсуждали демонтаж по причине малой доходности.

На Ваши два примера вот два других: бастильский слон из Отверженных Гюго и более новый - скульптура Шемякина в Венеции. Нет их. О последней никто даже не вспоминает.

Эту реплику поддерживают: Владимир Леонов, Катерина Инноченте

На мой взгляд, отличная идея Стаса Жицкого - поставить его посреди Финского залива. Он там действительно будет на месте, и никому не будет мозолить глаза. И при этом, у него будут все шансы стать туристическим аттракционом или даже символом как Свобода в NY.

Я прямо-таки, вижу как зазывалы на речном вокзале в Питере кричат: "Увлекательная морская прогулка "На Петра!"

Эту реплику поддерживают: Юлия Стрельникова

Действительно отличная идея! 

Еще перенести "русские сказки" с Манежной в Зоопарк на пруды.

А здания сносить не надо, но по возможности "перелицевать" как-то, чтобы без "башенок", " арочек" и прочей гадости на фасадах и крышах.....

Есть всё-таки разница между сносом здания и переносом памятника. От статуи не убудет, а пейзаж значительно улучшится. Тем более что стрелка, на которой он стоит сейчас, имеет все шансы стать одним из немногих приятных мест в городе.

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов, Катерина Инноченте

Very ironic:

Только что узнала, что гигантоман Церетелли по образованию, оказывается, миниатюрист.

А Петра (в смысле памятник) я бы все-таки убрала -- слава Богу, не прошло еще столько времени, чтобы он успел стать историей. Надо убирать пока его еще можно классифицировать как недавно поставленное уродство. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

да.. Веллер об этом писал, что этот Петр - памятник даже не Колумбу, а Гулливеру, в которого скульптор влюблен с детства. Вот что может получиться, когда воплощаются детские мечты.

Про миниатюриста очень смешно,а с уродом точно надо поторопиться.Если бы с Дзержинским не поспешили,то и по сей день любовались бы.

Эту реплику поддерживают: Владимир Леонов, Катерина Инноченте

хоть стой, хоть падай

В 1997 году я уезжал на пмж в Германию из Ебурга. Я приехал в Москву обменять компьютерный номер на визу, купить билет на автобус и, если повезёт, увидеться с сыном. Повезло, нам позволили вдвоём погулять. Сын стал показывать мне новую Москву, в том числе и вышеозначенный монумент (стереомент). Сбоку он смотрел на меня, как я смотрю на памятник и ждал реакции, как мы прояснили позже, стандартно-удручённой. А я не реагировал, был в ступоре.

Если этот объект уберут, мне будет лучше на 6 дБ.

Эту реплику поддерживают: Владимир Леонов

Идея моратория сама по себе замечательная и выдвигается уже не в первый раз. Она лишь нуждается в строгом определении, здания и памятники какого исторического периода должны быть законсервированы. Консервация неэксплуатируемого сооружения, замечу в скобках, тоже требует капитальных вложений, не говоря о реставрации.  Если мы скажем, к примеру, "мораторий на все до 1957 года", то в этот список попадут массы "хрущоб", срок эксплуатации которых давно истек. Так мы вернемся к разумному городскому хозяйствованию без лозунгов и деклараций, где каждый случай будет решаться индивидуально, т.е. к самому понятию памятника и исторической среды или к существующему, но бездействующему законодательству.

радость Кузинца

Я думаю, теперь кваритры в Barkly Plaza улетят со свистом. Я вот не купил именно из-за Петра. и ещё 2 моих знакомых тоже.

хм.. может он и профинансирует?))

Этот кошмар надо убирать. Это даже не памятник петру-колумбу-гулливеру, а памятник дурному вкусу и уродливой скульптуре. При трех условиях: 1)Если бы Москва была хотя бы исторически привязана к Петру, 2)если бы этот памятник был изначально Петром и 3) если бы памятник был художественным произведением - его было бы неправильно сносить. Но поставить в центре любимого города эту груду металла, которую назвали Петром, только чтобы освоить кучу бабла и удовлетворить амбиции и вкусы пары людей - это перебор. Но если есть возможность убрать это уродство из центра города, даже не в Воронеж, Питер, а на ВДНХ или на металлолом - я ЗА.  

А есть ли в России гарантия того, что на месте одного кошмара не появится другой?

Марьяна, говорят бомба дважды в одну воронку не падает)

Владимир, в одну, конечно, вряд ли... но рядом - запросто...

А вот про этот московский феномен чудесно написала Наталья Семенова в своей колонке Ампир на все времена -- http://www.snob.ru/profile/blog/5297/25054

Падает и падает бомба, а воронка все уродливее и уродливее

Согласна, Илья. Я, кстати, тоже хотела сослаться на этот текст... И даже написала комментарий, но он почему-то исчез...(((

Я бы вообще расширила эту тему... про ампир... Ампир не только на все времена, а как  традиция, довлеющая  над всем нашим жизненным пространством... По крайне мере, такое у меня, пока не совсем отрефлексированное, ощущение возникло после текста Натальи Семеновой.

вести о разумном градоустройстве.

Сегодня в СМИ появилась информация о возможной отставке Александра Кузьмина с поста главного архитектора Москвы.

Что, в принципе, никого не удивит.

В связи с этим вопрос - кто может претендовать на роль главного исправителя архитектурных промашек и как скоро осуществятся эти перестановки?