Ученый-лингвист Максим Кронгауз — человек, взявшийся показать (и показавший), что речь нынешних россиян может быть не только объектом критики, но и объектом пристального изучения. Научная карьера Кронгауза отличается изрядной последовательностью — окончив филфак МГУ и получив диплом лингвиста, он с тех пор чуть ли не каждый год одну за другой брал новые академические высоты. Кронгауз был среди основателей Института лингвистики РГГУ — одного из наиболее заметных центров изучения языков в постсоветской России. В последние годы занимается в основном изучением современного русского языка. Год назад написал книгу «Русский язык на грани нервного срыва», в которой призывает коллег и чиновников не впадать в истерику по поводу состояния родного языка. Регулярно публикует статьи в газетах и журналах — в них Кронгауз раз за разом доказывает, что лингвистика — это отнюдь не только сухие выкладки, но и захватывающая работа мысли. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

город, в котором я живу

Москва

где и чему учился

Окончил филологический факультет МГУ и учился в аспирантуре кафедры структурной и прикладной лингвистики. Был слушателем Пражской летней школы по компьютерной лингвистике. Учился в Гете-институте (Геттинген, Германия).

где и как работал

Был научным редактором в издательстве «Советская энциклопедия». Участвовал в создании Лингвистического энциклопедического словаря. Работал научным сотрудником лаборатории компьютерной лингвистики в Институте проблем передачи информации АН СССР.
Работал на кафедре русского языка Российского государственного гуманитарного университета – от старшего преподавателя до профессора и завкафедрой. С 2000 года – директор Института лингвистики РГГУ.
Вел постоянную рубрику в газете «Русский язык» и еженедельную колонку в газете «Ведомости».
В течение двух лет был приглашенным профессором в университете Стендаля (Гренобль, Франция).

ученые степени и звания

Доктор филологических наук. Профессор.

что такого сделал

Опубликовал около 200 научных работ (монографии, учебные пособия, учебники). Переводил английские лингвистические и философские работы. Писал популярные статьи о русском языке, лингвистике и образовании.
В 2008 году издал книгу «Русский язык на грани нервного срыва» в издательстве «Языки славянских культур. Знак».

«Действительно, состояние языка вызывает опасения, но главное – не впадать в истерику по этому поводу... Это две мои ипостаси, и они не всегда сосуществуют мирно. С одной стороны, я лингвист, который старается смотреть на все мирно и профессионально. С другой стороны, я сам вовлечен в этот круговорот, и поддаюсь раздражению, и эмоционально реагирую. В книжке это должно чувствоваться. Там два взгляда: один более холодный, другой более субъективный».

дела общественные

Координатор международной научной сети университетов России, Франции и Италии. Член Международной ассоциации прагматики (International Pragmatics Association) и Славистической ассоциации когнитивной лингвистики (Slavic Cognitive Linguistics Association).
Участвовал в организации ряда конференций по лингвистике в России и за рубежом, член программного комитета Международного семинара «Диалог».
Входит в редколлегии: «Московского лингвистического журнала», международного журнала Russian Linguistics, французского журнала Chroniques slaves, серии «Труды по русской и славянской филологии» Тартуского университета.

общественное признание

Был стипендиатом университета Дидро (Париж, Франция) и университета Гумбольдта (Берлин, Германия).
Проект «Летняя гуманитарная школа» стал лауреатом конкурса инновационных проектов в образовании, проводимого Министерством образования РФ и фондом «Культурная инициатива», а проект «Учебника по семантике» выиграл конкурс Института «Открытое общество».

ну, не люблю

сочинение как инструмент отсева абитуриентов

«Я никогда не любил сочинение, хотя и сталкивался с ним на протяжении всей своей жизни: сначала как ученик, затем как абитуриент, потом как экзаменатор и как председатель предметной комиссии по русскому языку и литературе в университете, где я работаю. ...в тех вузах, куда допускалось не все население, именно сочинение служило инструментом отделения чистых от нечистых. На всяких мехматах и физфаках заваливали "ненужных" абитуриентов в основном не на "своих" экзаменах, а как раз на сочинении... Отсутствие строгих критериев оценки и в силу этого убийственная неоспоримость классического "Тема не раскрыта" упрощали работу бойцов невидимого фронта, скромных охранителей различных квот».

и вообще…

«Я утверждаю, что величие и могущество русского языка основывается на двух столпах. Первый: великая русская литература, которая существенно поддерживает язык. Второй: как это ни парадоксально прозвучит, огромное число не очень грамотных людей. Они никогда не перейдут на английский язык, как это происходит в современных европейских обществах, которые стали двуязычными, что является некоторой угрозой их языкам. А нас много, часть из нас малограмотна, поэтому никакого английского языка в нашем обществе как подавляющего не будет».

«Какую бы комиссию из умных людей мы ни создали, она нас не спасет. ...язык формируется совершенно разными людьми. ...академиками, которых немного, и журналистами, которых много, и гламурной публикой, которой немало, и разного рода профессионалами, которых определенное число, и бандитами, круг которых сегодня определить сложно. В этом котле переваривается все».

Максим Кронгауз на «Снобе»

Показать все публикации

Новости наших партнеров