Софья Рожанская

Нельзя разговаривать с пациентом, когда ему больно. И другие правила израильской медицины

Ну что ж, идет третий год моей учебы на медсестру в Иерусалиме, но я до сих пор не привыкла к этому удивительному приключению, настигшему меня в эмиграции. В этом году у меня началась практика в больнице. В первый день нам почему-то сказали не приносить медсестринскую форму, я подумала, ну наверное у нас будет просто экскурсия по больнице. Нас собрали в учебной аудитории , куда пришла театральная труппа – с костюмами, гитарой, которую тут же подключили к огромным колонкам. Оказывается, это и был первый день практики. Актеры расспрашивали студентов о страхах, переживаниях, касающихся профессии и работы в медицине. Еще нужно было рассказать о своем столкновении с системой здравоохранения – не важно плохой это был опыт или хороший. Выслушав историю от студента, расспросив про детали, актеры устраивали пятиминутную имровизацию в каких-то диких париках, где возводили пережитые эмоции до гипертрофированного уровня.
0

Концерт для детей, свобода слова — для взрослых

Еще до начала концерта Чулпан Хаматова провела пресс-конференцию, посвященную проблемам детей, которым помогает фонд «Подари жизнь». Мне на нее попасть не удалось, как и почти всем остальным журналистам, если не считать корреспондентов Первого канала. Дело в том, что пресс-конференцию посетил премьер Владимир Путин, и до ее начала эфэсошники вычеркнули из списков почти всю аккредитованную прессу. На представителей культуры этот запрет не распространялся, а потому музыканту Юрию Шевчуку удалось попасть на эту встречу и задать премьеру несколько острых вопросов. Стенограмму этой встречи можно почитать на сайте правительства России. Музыкант спрашивал премьера о разгонах «маршей несогласных», свободе слова и демократии. Премьер отвечал в том смысле, что демократия и свобода слова в стране необходимы, а «марши несогласных» обязательно нужно проводить, если, конечно, они не мешают людям ехать на дачу.
0