Кирилл Серебренников

Кирилл упоминается в этом тексте

Дело «Седьмой студии». Основные события

23 мая 2017 домой к художественному руководителю «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову пришли с обыском сотрудники Следственного комитета. Тогда же следователи пришли в «Гоголь-центр», на «Винзавод» и в Российский академический молодежный театр (РАМТ), где работала директором Софья Апфельбаум, в прошлом — глава департамента господдержки искусства и народного творчества Минкультуры.

0

Змея в траве, или Жизнь человеческого тела. Фрагмент книги

Отрывок из книги Алексея Малобродского «Следствие разберется. Хроники "театрального дела"» читайте здесь.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Первое публичное интервью Кирилла Серебренникова после освобождения из-под домашнего ареста

Наталья Киселева: Добрый вечер. Начнем с персонажа вашего фильма Юры Чурсина, который объявил нам геолокацию русского кино в 2006 году. Где сейчас находится русское кино? (Герой Юрия Чурсина в фильме Серебренникова «Изображая жертву» произносит фразу: «Русское кино в жопе». — Прим. ред.)

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Кирилла Серебренникова отпустили из-под домашнего ареста. Малобродский, Светова, Бондарчук и другие о новом повороте в деле «Седьмой студии»

Алексей Малобродский, бывший гендиректор «Гоголь-центра», обвиняемый по делу «Седьмой студии»:

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Слушание дела «Седьмой студии». Зарисовки. Часть 3

Заседание 3

0
Кирилл упоминается в этом тексте

«Руди, помоги!»

Он никогда не выступал здесь. Большой театр так и остался единственной не покоренной им территорией. По независящим, как говорится, причинам. Сожалел ли Рудольф Нуреев об этом когда-нибудь? Кто знает! В нем был силен спортивный азарт: самый успешный, самый богатый, самые лучшие сцены мира… Вся его балетная карьера шла от рекорда к рекорду, от одного триумфа к другому. И так — пока не иссякли силы и не одолела злая болезнь. Я был на его выступлении в Мариинском театре, тогда еще Кировском, когда он прилетел на несколько дней в Ленинград. На сцене был уже очень немолодой танцовщик, умело скрывавший, как мало он уже может, но старавшийся изо всех сил держать гордую спину, замирать в картинных позах и со сдержанным достоинством принимать аплодисменты поклонников, которые по негласному уговору решили в этот вечер просто ликовать и радоваться его присутствию. «Руди вернулся!» Неспешной походкой старого барса он подходил к авансцене, обводил весь зал повелительным жестом, давая всем своим видом понять, что не собирается сдаваться или комплексовать по поводу своего уже не слишком совершенного танца. Власть имени сильнее самой безупречной балетной техники, а власть легенды круче любого административного ресурса. В конце концов, он победил. И мы хлопали его победе над темными силами, вынудившими его оставить эту сцену, театр и страну более 30 лет тому назад.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Поэт и толпа. Речь Аллы Демидовой

Получать вместо Кирилла эту премию для меня – большая честь. Это можно объяснить только одним: первая работа в Москве у Кирилла была со мной, на телевидении — «Темные аллеи» Ивана Бунина. Равно как и первый концерт в «Гоголь-центре». И последний спектакль, когда Серебренников выходил на поклон после своей работы, — «Ахматова. Поэма без героя», где я тоже участвую.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Театр во время чумы. Как прошла премьера «Маленьких трагедий» Серебренникова

«Маленькие трагедии» Кирилла Серебренникова начинаются со сцены в привокзальном буфете. Там сидят какие-то тетки с кошелками, кемарит пьянь и, как всегда, ненужную чушь бубнит телевизор, давно уже не имеющий к реальной жизни никакого отношения. Там продают черствые бутерброды и скучает усталый мент. И именно туда приходит — киборг? Шестикрылый серафим? Воин, как в программке? — чтобы выбрать самого никудышного, грязного забулдыгу и… вырвать у него язык, рассечь грудь и вместо сердца вставить «угль, пылающий огнем». Все это он проделывает натурально-бутафорски, в жанре гиньоля. Представляю восторг школьников, как правило, тупо зубрящих непонятный им текст про неведомого пророка, столь дорогого сердцу училки по литературе. Представляю и обморок этой учительницы, привыкшей благоговейно, чуть не закрывая глаза произносить навязшие в зубах строки.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

С днем рождения, Кирилл!

Кирилл... Ты еще никогда не встречал так свой день рождения: взаперти, без связи, без друзей, имея возможность два часа в сутки (с охраной?) выйти на воздух, возможность, брошенную тебе и всем нам как подачку. Более семидесяти человек — цвет нашей творческой интеллигенции, лучшее, что есть в нашем театре и кино, — поручились за тебя. И что? А ничего. Им снова дали понять, что они как не решали ничего в своей стране, так и не решают.

1
Кирилл упоминается в этом тексте

Один день в августе. Суд над Кириллом Серебренниковым

— А давайте споем, когда он выйдет, «Мы хотим перемен», — услышал я у себя за спиной бодрый девичий голос.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

«Звезда» и жизнь Кирилла Серебренникова

Дорогой Кирилл,

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Нина Агишева: Звезда, луч второй. Мандельштам

Я все думала: какое стихотворение прозвучит первым в спектакле «Гоголь-центра» «Мандельштам. Век-волкодав»? Выбор оказался небанальным. «Когда я свалюсь умирать под забором в какой-нибудь яме…» – это перевод с грузинского. Поэт Нико Мицишвили, расстрелянный в 1937-м, пророчески написал эти строки еще в 1921-м. Так все сразу встало на свои места: постановка Антона Адасинского (вторая в замечательном поэтическом проекте «Звезда», придуманном Кириллом Серебренниковым) – она о страшном, о последних годах затравленного властью поэта, о лагере, где сгинули миллионы и где в декабре 1938-го под Владивостоком умер Мандельштам. Поэтому и появляются в самом ее начале, как будто из-под земли, прямо из преисподней, не люди – упыри на копытах с руками-рогатками. Это они будут вершить чужие судьбы, и это в их мире, где главный пейзаж – бескрайние гулаговские просторы с электрическими столбами, прозвучат гениальные строки, очевидно, для некой гармонии мироздания. И толпа заключенных в черных одеждах с босыми ногами будет жадно их слушать.[no_access]

0

Письмо месяца. Тема — тело

Мы боимся своего тела. Мы не знаем его, хотя, как правило, начинаем свой день с того, что смотрим на себя в зеркало. Чаще всего с отвращением или растерянностью.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Вадим Рутковский: 12 сказок для смелых взрослых. Русский дух, страх и смех в «Гоголь-центре»

Вой волка — сигнал к началу, крик петуха — финальная точка: на каком бы слове ни были артисты, они прекращают дозволенные речи и отпускают зрителя дальше. По «Гоголь-центру» путешествуют три группы, у каждой дороги — свой цвет: синий, красный и белый. В финале все соединяются в большом зале, эпилог у «Русских сказок» единый, а до этого, за один magical mystery tour, зритель проходит через три площадки, хотя на всех дорогах их четыре — большой, малый, репетиционный залы и деревянный сарай, построенный в фойе второго этажа: дело в том, что внутри каждого пути происходит дополнительное разветвление, кто-то отправляется в репзал, а кто-то остается в фойе, и по-хорошему даже трех вечеров недостаточно, чтобы охватить всю сказочную панораму. У меня почти получилось, но только потому, что я пренебрег парой главок, играющихся в большом зале — основная сцена «Гоголь-центра» отдана музыкантам, здесь сказки не рассказывают, а поют, и поют великолепно: стоит выделить Марию Селезневу, дебютировавшую в «Гоголе» два года назад «Пробуждением весны», и новейшее открытие центра — Риту Крон, звезду «Кому на Руси жить хорошо». Так что в моих планах полностью отвести один из холодных зимних вечеров «концертной» части спектакля, «затерявшись» на пересечении трех дорог, в джазово-рок-н-ролльном сердце народных сказок. Да и по остальным маршрутам не грех пройти раз-другой-третий — это, возможно, самый живой и изменчивый из всех столичных спектаклей, во многом импровизационный, рождающийся на глазах, переживающий на самом деле волшебные метаморфозы; он сам — русская сказка, коллективное творчество, в котором нет и не должно быть искусственной отшлифованности, но есть горячая витальная магма и театральная магия.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Вадим Рутковский: Цирк, кабаре, трагедия: Кирилл Серебренников поставил Некрасова

Первая наивная мысль: неужели поэма Николая Некрасова такая интересная — и страшная, и смешная, сказка в обнимку с физиологическим очерком, памфлет — с лирикой? Да она ли это? Мы что, в школе подделку изучали? Не подделку, конечно, но сильно сокращенный вариант, который пролетал мимо глаз и ушей. Да, про и убогую, и обильную, бессильную-всесильную матушку Русь помнится, но вот обжигающий рассказ «счастливой» деревенской бабы Матрены о сыночке Демидушке, съеденном свиньями и вскрытом в рамках следствия («и стали тело белое терзать и пластовать»), от последних советских школьников точно утаили. Да и весь текст, по сути, был спрятан за казенными формулировками, избирательным цитированием и маревом умолчаний.

0

Я отказываюсь быть директором Гоголь-центра

Друзья! Меня все просят прокомментировать уход с поста директора Насти Голуб. Я от комментариев воздержусь. Скажу только, что из Департамента культуры мне пришла бумага, по которой они меня назначают директором театра вместо нее. Вот, что я им ответил: "Я отказываюсь выполнять возложенные вами на меня обязанности директора театра, тк, чтобы быть директором, надо разбираться в экономике и многих других вопросах ( да и это не спасает!) А я в этом не разбираюсь. Кирилл Серебренников. 24 июля 2015 года."

0

Гоголь-центр. Уничтожение инакомыслия

Я обещаю из травли современного российского театра выставками типа "Дегенеративное искусство" и поносными погромами в фашистской прессе сделать крупный международный скандал. Бездарные клоуны пытаются уничтожить то, что важно для большого количества умных и талантливых людей, наших зрителей. Они осваивают все бОльшие госденьги, при этом государство сокращает затраты на культуру, секвестирует все бюджеты. Фашизм не в Украине, он уже тут, рядом. И это уже нельзя не замечать. Это политика, которую проводит группа агрессивных функционеров от культуры, направлена на уничтожение успешного и мощного направления современного театра. Этот театр все 15 лет собирал полные залы, формировал поколение художников, создавал репутацию России во всем мире. Он сформировался при мощной государственной поддержке. Теперь к руководству культурой пришли люди, которые начали войну с успешным и талантливым театром. Погромные сюжеты в пропагандистских телепрограммах, заказные статьи в ручных СМИ, "наезды" фискальных органов, обыски, выставки позора, агитационные плакаты - используются все методы. И все методы - калька технологий уничтожения инакомыслия в фашистской Германии в 30-е годы 20 века. Это очень плохой знак для всех. Не только для современного искусства. Если у них это получится, то отечественный театр окажется снова в убогом, провинциальном, вязком "совковом" болоте. Уничтожение инакомыслия в культуре - это последнее предупреждение обществу перед введением "ГУЛАГа". Уверен, что у них ничего не получится, потому что, несмотря на то, что они агрессивны, они тупые и бездарные. Уверен, что фашизм и сталинизм не пройдут. Уверен, что главная наша поддержка - наш зритель - не предаст нас и не бросит в этот паскудный момент нашей общей истории.

1
Кирилл упоминается в этом тексте

Марк Захаров: Если бы Малевич согласовывал картины с начальством, мы бы о нем никогда не узнали

Геннадий Хазанов, художественный руководитель Московского государственного театра эстрады:

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Люди не те, кем они кажутся: Гончаров и Мариво в «Гоголь-центре»

«Объявляю вендетту бездушным, немым, безголосым, / Всем, кто бьется за место на дыбе, за жизнь в кандалах, / Объявляю вендетту унылым ворам и их боссам / и молчащим толпам с амбарным замком на губах» — рок, надрыв, максимализм, начало спектакля: почти подросток с горящими синим пламенем глазами бросает в зал песню протеста. Это Саша Адуев, герой «Обыкновенной истории», в романе Ивана Гончарова, опубликованном в 1847-м, — дворянин, сын небогатой провинциальной помещицы, переезжающий к дяде в столичный Петербург, в спектакле Кирилла Серебренникова — наш современник, лишенный, разумеется, дворянского чина и переезжающий уже в другую столицу, Москву, но в остальном такой же восторженный до сумасбродства романтик. И дядюшка Петр Иванович Адуев, почти как у Гончарова — bel homme, умеющий владеть собой и не давать лицу быть зеркалом души. Почти — потому что жестче и самостоятельнее: тот, кто в XIX веке «служил при каком-то важном лице чиновником особых поручений и носил несколько ленточек в петлице фрака», в XXI — не самый крупный, но все же олигарх, сделавший состояние на торговле светом. Смена эпохи не противоречит главному мотиву первоисточника: Серебренников ставит спектакль о столкновении юношеского идеализма с трезвым, точнее «ледяным до ожесточения» мировоззрением, пережившим утрату иллюзий. Но не только об этом.

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Нина Агишева: Другие миры Райниса и Серебренникова

В латвийской Юрмале, в доме-музее Аспазии — музы и жены Яна Райниса — висит барельеф: Exodus — «Исход». Вереница людей с котомками и детьми, бредущая в неизвестность. Судьба маленькой Латвии, зажатой между Западом и Востоком, стремящимися ее поглотить. Судьба Райниса и Аспазии, скитавшихся по миру и не знавших покоя. Оба боялись обывательского существования и мыслили категориями космоса, вселенной. Оттого первый эпизод нового спектакля Национального театра «Сны Райниса», поставленного Кириллом Серебренниковым, — это человек, плывущий среди звезд: «Тоскующие души… Куда ты несешь их, земля? — В другие миры!»[no_access]

0

Увидеть Кубу и умереть

Я люблю революцию как идею моментального изменения отжившего порядка. Как идею смены элит. Как идею замены гнилого, отупевшего и проворовавшегося режима новым - прогрессивным и деятельным. Как идею сообщения жизни большого количества людей новых смыслов, новых целей, новых энергий. Я люблю революцию как идею. 

0
Кирилл упоминается в этом тексте

Вадим Рутковский: Три заветных буквы Кирилла Серебренникова

Для Кирилла Серебренникова грядущий театральный сезон будет напряженным: после осенних показов «Мученика», свободной, «русифицированной» версии пьесы немца Майенбурга о мальчике с замашками тирана, превратившем библейские тексты в смертельное оружие, родной «Гоголь-центр» закроется на оперативный, но капитальный ремонт, после которого Кирилл обещает выпустить «Обыкновенную историю» с Федором Бондарчуком в роли дядюшки Адуева. Параллельно — балет «Герой нашего времени» в Большом театре, перформанс по латышскому классику Янису Райнису в Риге, спектакль по Кафке — в Праге, «Бориса Годунова» с Дени Лаваном — в Париже, оперу Рихарда Штрауса «Саломея» — в Штутгарте.

0

Посмотрел «СРОК»

Можно поздравить авторов с достойной работой. Не только в том смысле, что она полна достоинств. А в том, что она достойна текущего момента и любого федерального канала. Думаю, с этим прицелом авторы ее и монтировали. Для условного "мамонтова" или "киселева" это кино - находка. Факт! Кино это суперзрительское, массовое - для всех. Конечно, всем же интересна личная жизнь Ксении Собчак, всем интересно, как она уходит от одного мужика к другому. В этом, по фильму, - главная коллизия протестов. А как ушла - тут и кончились протесты, сникли. Конечно, всем интересно, как, с какими словами Алексей Навальный, Илья Пономарев или Сергей Удальцов идут "брать власть" и как у них ничего не выходит.Ведь только в этом - прелесть исторического момента, его изюминка, живинка! Протесты, по фильму, - это ведь результат, нет, даже скорее фон битвы альфа-самцов в споре "чей *** длиннее", могучей битвы за самочку. Для лидеров, по фильму, главное - селфи на фоне толпы, протест - повод для селфи. 

1

Памятка

Согласно ведическому знанию, мы усиливаем свою энергетику, когда:

0

Синематека

Еще в прошлом веке архитектор Гэри на американские деньги построил в Париже здание культурного центра США. Через какое-то время американцы решили, что тратить деньги на пропаганду культуры глупо, так как голивудское кино и так смотрят по всему миру. Центр не открыли, здание несколько лет стояло пустым, пока французы за много миллионов евро не купили его у Америки и не устроили там...Синематеку. Я помню старую Синематеку в здании дворца Шайо, где мы сейчас играем спектакли. Синематека - вообще важное для французов место. То ли потому что кино - вообще-то предмет национальной гордости, то ли потому что с событиями вокруг Синематеки были отчасти связано и начало молодежной революции 1968 года. Тогда государство, полностью финансировавшее Синематеку, решило влиять на ее политику. " Кто платит, тот и заказывает музыку" - этот хамский лозунг тогдашнего французского руководства привел к массовым акциям неповиновения либеральной молодежи, к пожарам и баррикадам на улицах Парижа. Парижане отбили свою Синематеку, а значит, и свою свободу. Она и теперь при полной гос дотации остается именно Общественной организацией. И самостоятельно ведет репертуарную политику. Теперь она занимает здание Гэри с несколькими залами, с ежедневными программами и регулярными панорамами современного кино ( по 12 сеансов ежедневно), с сотнями тысяч единиц хранения - от редких и классических кинокопий до архивов режиссеров кино, великих и не очень, живых и мертвых. Все это вы свободном доступе - для всех, в любом формате и по первому требованию. Вот это я понимаю - культурная политика. Вот это я понимаю - национальная гордость и патриотизм. А у нас трепать языком про патриотизм и "кто платит, тот и заказывает музыку" любят многие, это легче легкого. Только русской Синематеки как не было, так и нет. А единственный Музей Кино планомерно и целенаправленно уничтожается. Ну, что - тоже национальный выбор, тоже осмысленная позиция...

1

Время выбора

Самое подлое и безобразно коварное, что есть в политике, - это насильственное помещение человека в ситуацию страшного и мучительного выбора - с кем быть, к кому примкнуть, кого поддержать. Вот именно за это и надо судить в Нюрнберге и в Гааге. От ужаса этого выбора, который и есть главный манипулятивный ресурс политики, трещит по швам все человеческое существо. Не должен никто и никогда выбирать, что лучше - предать друга или спасти семью, съесть старшего ребенка или младшего, чтоб хоть кто-то из двух выжил в голод, убить кого-то или выжить самому,согласиться на подлость молчания или спасти дело жизни. Этого человек, который слаб и все такое, вынести не может физически. Он разрушает свое сознание, душу, а потом и плоть. И нельзя его помещать в такие ситуации. И только законченные мерзавцы создают человеку такие испытания и сами при виде растерянного, потного, заикающегося, обоссавшегося от страха существа получают садистское удовольствие от полной власти над этим человечишкой, да еще и говорят с улыбочкой шпаны: «А ты выбирай! Ты с нами или с ними??? И выбирай немедленно!!!» Такие ситуации мигом возбуждают в людях самые пещерные чувства - страх и ненависть – то, что многие годы "растворяет" или по капле выдавливает культура. В моменты, "когда ты должен сделать выбор", гормоны страха и ненависти выделяются организмом в огромных количествах. И все усилия по " смягчению нравов" - насмарку. Зверское в человеке побеждает мгновенно, надолго и зачастую безвозвратно. Война оставляет за собой не только трупы, но и остающееся на многие годы ощущение законной победы животного, бессознательного, темного начала в человеке, победы над разумом, интеллектом, сознанием. Политики и их пропагандисты оскотинивают людей массово, с упоением, камуфлируя свои речи патриотической или националистической риторикой. Все дни, когда длится "крымский кризис", я нахожусь в переписке с моими латышскими коллегами. Вброшенная режиссером Алвисом Херманисом идея о бойкоте России латышскими театральными деятелями привела к поляризации мнений в Латвии и к большому скандалу. Кто-то эту идею горячо поддержал, убеждая себя и других, что следующей за Крымом падет Латвия, и вот уже в Латгалии российские войска стоят в полной боевой готовности, кто-то призывал не рвать с таким трудом за многие годы построенные культурные связи, а именно в театральной сфере они успешнее всего - гастроли, постановки латышей в России и наоборот. Но логика войны, логика "выбора" берет свое - замечательная, уникальная актриса Гуна Зариня не приедет играть Медею в "Гоголь-центр", срываются давно запланированные у нас на апрель гастроли Национального Театра. Его руководитель Оярс Рубенис, которые все эти годы делал беспрецедентно много для "смягчения нравов", для сближения культур двух стран, для мира и дружбы, сегодня оказался под агрессивным давлением тех, кто, по примеру Херманиса, считает гастроли в России предательством интересов Латвии. Среди выступающих за бойкот России есть и мои друзья, латыши и даже русские, живущие в Риге, я с ними провел много времени, мы прекрасно ладили, все было мирно и прекрасно. Было. Теперь все не так. И теперь все будет не так. Им, этим молодым людям, почему-то оказалось легче услышать и поддержать призыв Херманиса, чем подумать своей головой и понять, что гастролями в России они поддерживают не войну, не вторжение в Крым, а людей, зрителей, своих коллег, нас. Мы так же, как и они, ненавидим войну и так же хотим, чтоб этот кошмар быстрее закончился. Что гастролями в России они бы помогли снизить накал напряжения, напомнить, что что у нас гораздо больше общего, чем наоборот, что нам одинаково плохо и тревожно от того, что происходит в России и в мире. Продолжение вопреки всему, а не разрыв отношений и уничтожение дружеских связей, означало бы, что мы, люди театра, не верим политикам, что мы, люди театра, не хотим жить по их законам, по их моделям ненависти, что мы, люди театра, не хотим подчиняться их искаженной логике. Увы, теперь все разрушено. Теперь они не приедут к нам, мы не приедем к ним. И что получается? Войну на нашей территории развязали мы сами. Железный занавес опустили мы сами. Политики торжествуют, мир подчиняется их фантазиям, ложится в удобную им позу. Я уверен, что пройдет много лет и всем участникам настоящей войны и этой фейсбучно-пропагандистской войны, и всем бойкотирующим, и всем призывающим к уничтожению "пятой колонны” в культуре, имеющим отношение к травле режиссеров, вопрошающих "Нужен ли нам такой театр?", всем будет как минимум очень стыдно. И уже не удастся просто так сказать: «мы же ничего не делали, пропаганда - это же не стрельба по людям»...Пропаганда – это та же война, только без железяк и неопознанных "миротворцев в зеленке". Методы те же. Плохо, когда ей верят умные, образованные люди, когда они делают свой "выбор" по указке киселеобразного лжеца из зомбоящика или даже потерявшего здравый смысл талантливого режиссера. А прекрасная актриса Гуна Зариня, которая призывала нас "не молчать", в своем письме зрителям Гоголь-центра написала, что "во время войны музы молчат". И это неразрешимое противоречие - знак нашего подлого "времени выбора".

2

Новые маркировки для спектаклей

Предлагаю новые маркировки для спектаклей:

0

Любая свобода расшибается о беспросветный мрак и морок

Еще недавно я во всех интервью твердил, как мантру: "В театре нет цензуры, в театре нет цензуры, в театре нет..." Все, пиздец, есть цензура в театре! Циничная, бессмысленная и глупая.

4
Кирилл упоминается в этом тексте

Сергей Капков запретил показывать фильм о Pussy riot в Гоголь-центре

Сергей Капков потребовал отменить российскую премьеру фильма «Показательный процесс: История "Пусси Райот"», которая должна была состояться в московском Гоголь-центре. Об этом сообщил художественный руководитель театра Кирилл Серебренников в фейсбуке. Серебренников также опубликовал письмо Сергея Капкова, адресованное руководству театра.

0

Современный театр похож на фейсбук

Трансформация театра в современное искусство — это тема большого исследования, потому что она связана не только с театром, как ни странно, а еще и с «физиологией смотрения» и с новыми медиа, которые эту физиологию сильно изменили. Нынешнее поколение молодых людей, которые активно пользуются новыми технологиями, гаджетами, социальными сетями, — оно совсем иное, чем поколение их родителей-театралов.

0