Top.Mail.Ru

Алексей Серебряков о протесте, травле и фильме «Ван Гоги»

Редакционный материал

7 марта в широкий прокат вышел фильм «Ван Гоги», рассказывающий историю тяжелого примирения отца —  выдающегося дирижера со взрослым сыном — художником. Последнего сыграл Алексей Серебряков, известный своими высказываниями о России, которые вызывают острую общественную реакцию. «Сноб» поговорил с актером о его новой роли, отношении к русским людям и о том, можно ли изменить современную Россию

12 Март 2019 11:50

Забрать себе

Актер Алексей Серебряков на премьере фильма «Ван Гоги» режиссера Сергея Ливнева в кинотеатре «Иллюзион» Фото: Артем Геодакян/ТАСС


Ɔ. Ваша семья живет в Канаде. Вы проводите там время. Есть ли сходство между людьми в России и в Канаде? В кино, и в жизни. Очень многие сравнивают наши страны не только по климату, но и по менталитету. Взять, например, серию мемов Meanwhile in Canada. 

Люди там примерно такие же, как у нас, ничем сильно не отличаются: с той же степенью глупости и одухотворенности. И их жизненные ситуации тоже как у нас. Но ментально они другие, ведь есть такие понятия, как жизненные уклады и нравы, фольклор. Сама по себе культура, конечно, не имеет национальности, а вот фольклор, юмор — наоборот.


Ɔ. То есть что-то такое же полутрешовое, хтоническое, что-то больное, как во многих фильмах, где вы снимались — например, в «Левиафане», — может быть и там?
 

Возможно. Я думаю, что и американский, и европейский кинематограф показывают в России, потому что существует универсальность и сюжетов, и персонажей, и драматургии, хотя они из других миров. Поэтому мы и следим за ними.


Ɔ. А почему тогда российское кино не популярно на Западе?

Нельзя сказать, что его совсем не знают. Звягинцева, например, знают. 


Ɔ. И Тарковского, конечно, знают. Но это чуть ли не единственные известные там имена.

Таких людей в мире всего человек сто, из России два, чуть больше из других стран. Это не кассовое кино, оно на любителя, для своего зрителя, и его очень немного во всех странах. Нельзя сказать, что с нами происходит что-то особенное. Наоборот, Netflix покупает наши сериалы, и «Т-34» во многих странах прокатывается. 


Ɔ. Но это же кошмарный фильм.

Я не видел, ничего не могу сказать. Я хочу сказать, что на Западе просто мощнее индустрия, больше рекламы, ресурсов — отсюда и больше зрителей. Российский зритель привык смотреть американское кино, выбирая между нашим и их, хотя оно бывает таким же плохим, как и наше.

У «Ван Гогов», конечно, не будет массовости, но я знаю, что у них есть свой зритель, и я бы хотел, чтобы он не прошел мимо этого кино.


Ɔ. Какой?
 

Есть такие особенные люди. Я видел на «Кинотавре» тех, кто выходил из зала со слезами на глазах после просмотра нашего фильма. Многих, конечно, не тронуло. Им такое кино не подходит и принципы, которые там заложены, тоже.


Ɔ. А вы не хотите попробовать сформировать таких зрителей самостоятельно?

Нет, каждый человек формируется сам под влиянием личных обстоятельств. Я хочу, чтобы человек, который смотрит это кино, получал от него качественные эмоции. 


Ɔ. А почему вы говорите, что не надо никого формировать, если вы лично своими героями вытаскиваете на поверхность типичные недостатки русских людей, фактически их оголяете и показываете, как не надо?  

Я сомневаюсь, что в России можно что-то намеренно изменить. Как у Тютчева: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Делай что должен — будь что будет. 


Ɔ. Расскажу вам историю. Наш главный редактор Ксения Чудинова сходила на Марш памяти Немцова и рассказала, что ей все происходившее чудовищно не понравилось. Главные претензии звучат так: нерелевантные лозунги, подменяющие понятия, и публика, с которой сложно солидаризироваться. И вот вопрос: что делать тем, кто хочет выразить протест, но не хочет присоединяться ко всему этому балу Сатаны? Она, кстати, сейчас думает о том, чтобы вернуться  из Израиля в Россию, как ваш герой в «Ван Гогах».

У нее и таких же людей сложная ситуация. Но они могут выйти с протестом сами, с одиночными пикетами, со своими плакатами в память о Немцове. И делать это хоть каждый день. При этом, если уж так случится, что все эти люди выйдут, хоть они и неприятны кому-то, придется их терпеть.


Ɔ. А вам российские протесты нравятся? Вы не хотели бы их изменить? Или сравнить их с аналогичными на Западе? Вы лично видите между ними разницу?

Я сейчас снимался в Швейцарии, и там была демонстрация, тысяч десять, наверное, народу, что для  города с населением в 300 тысяч очень много. Они выступали за экологию. Понимаете, до какой степени у них решены все проблемы, что они выступают за экологию? В Швейцарии многие законы принимаются каждым гражданином. Их не так много, поэтому они могут себе это позволить: прийти на референдум и проголосовать за или против каждого предлагаемого законопроекта. Такое ответственное отношение к тому, как ты живешь, фактически сделало Швейцарию одной из самых богатых стран мира. А еще она не воевала триста лет. 


Ɔ. Нам нужно это позаимствовать?

Нужно, но мы никак не сможем. 


Ɔ. Значит, остается довольствоваться тем, что есть? И с упоением тиражировать все эти классические поведенческие архетипы русского человека?

Да. 


Ɔ. А вам не кажется, что вы сейчас как личность превратились в один из этих архетипов?

Отчасти да — я же живу в этой стране. Но у меня тоже есть своя гражданская позиция, которую я иногда, хотя достаточно редко, высказываю, и почему-то это редкое оказывается таким сенсационным. Это происходит не по моей вине. То, что сейчас обмусоливают, было сказано мной еще в сентябре — для студентов одной школы экономики в Лондоне. Это просто был разговор с учащимися, а журналисты взяли и вытащили оттуда какие-то фразы спустя три месяца, превратили все это в скандал. Я ничего с этим сделать не могу, мало того, может быть, для меня будут и дальше какие-то последствия. Посмотрим. 


Ɔ. Со стороны кого?
 

Людей, которые должны делать оргвыводы. 


Ɔ. А конкретнее? Министерства культуры? Правительства? Администрации президента?

Да какая администрации президента. Ладно, давайте не будем об этом. Свою порцию дерьма я получил от этого в интернете: все эти комментарии «уезжай, не возвращайся, не смей». Я знаю свой народ, его отзывчивость и любвеобильность. Ничего, я стерплю. 


Ɔ. Вы будете продолжать гнуть свою линию? Вообще это нужно делать?

Тому, кто идет в политику, — надо, тому, кто существует в публичном пространстве, — тоже. Нужно, чтобы существовала и другая точка зрения, не только официальная, но и альтернативная ей.


Ɔ. В конечном итоге «Ван Гоги» что-то поменяют в российском зрителе?

Если кто-то из зрительного зала выйдет, позвонит своему отцу и скажет: «Пап, давно не виделись», —  я буду счастлив. Значит, хотя бы одного человека этот фильм зацепил.

Беседовала Арина Крючкова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

На экраны выходит фильм «Ван Гоги», после которого режиссеру Сергею Ливневу можно простить продюсирование ремейка «Служебного романа» и даже перестать рекламировать его как сценариста картины «Асса»
В Александринском театре состоялась премьера спектакля Валерия Фокина «Рождение Сталина». Исполнитель главной роли Владимир Кошевой — о том, кем сегодня для нас является Джугашвили-Сталин и как его играть

Новости партнеров

На экраны вышел фильм «Тобол», по поводу которого еще до премьеры бушевали страсти. Над его сценарием работал Алексей Иванов, издавший потом одноименный роман, однако, увидев, во что превратилась его история, писатель попросил не упоминать его в титрах как сценариста. И теперь понятно почему