Павел Теплухин

Павел упоминается в этом тексте

Чем плоха покупка «Тройки Диалог» Сбербанком

Сделка поэтапная, с первой выплатой в 1 миллиард долларов и последующей выплатой, которая составит как минимум 200 миллионов долларов, но окончательная сумма которой будет зависеть от результатов ближайших двух лет. Президент Сбербанка Герман Греф сообщил, что «это знаковая сделка для российского рынка». Она и правда знаковая, поскольку консолидирует контроль государственных финансовых институтов над российским финансовым рынком. Среди российских коммерческих банков все верхние позиции и так занимают государственные или квазигосударственные типа Газпромбанка. Госбанки контролируют половину активов банковской системы, а активы Сбербанка в 10 раз выше активов самого крупного частного банка — «Альфы».
0

Павел Теплухин: Пятничные дискуссии

Вчера было несколько содержательных сессий. Первая из них посвящена лидерству в бизнесе. В числе спикеров были глава компании Pepsi-Cola, банка HSBС, компании China Mobile, каждый говорил про свое, но если суммировать выступления, можно сказать, что и в таких крупных компаниях остро стоит вопрос восстановления доверия между бизнесом и гражданами. Независимо от сферы деятельности, независимо от масштаба компании, от страны ее основного пребывания — везде тема доверия очень важна. Главы этих компаний призвали своих коллег из крупных и более мелких компаний внимательнее смотреть на те сообщества, в которых они живут, на страны, в которых они работают, обращать внимание на потребности людей. Больше денег, ресурсов, сил направлять на разные программы помощи и поддержки тем, кто в этом нуждается. На сессии была попытка провести различие между Wallstreet (так обозначают финансовые институты) и Mainstreet (товары и услуги массового спроса, обычно расположенные на центральных улицах). Пытались найти элементы антагонизма, конкуренции между этими улицами, но в ходе дискуссии стало понятно, что одна без другой существовать не может и надо и друг другу помогать, и заботиться об обществе и гражданах.
0

Павел Теплухин: Российских инвесторов здесь не ждут

Хочу осветить тему, активно обсуждавшуюся вчера на форуме в Давосе. Связана она со статьей в The Financial Times, где говорится о претензиях швейцарских властей к Виктору Вексельбергу и двум его австрийским партнерам за непредоставление информации при приобретении долей в промышленной группе Oerlikon. Поразило то, что потребовалось два с половиной года, чтобы вспомнить, что что-то было нарушено. И, конечно, размер претензий. Штраф в размере 40 миллионов швейцарских франков с каждого из трех участников. Что, по большому счету, превышает стоимость компании. Очень удивляет такое поведение еще и потому, что Виктор Вексельберг принимает ключевое участие в реструктуризации долгов этого предприятия, находящегося в, мягко говоря, не самом лучшем финансовом состоянии, а также является крупным работодателем в стране. Вклад Вексельберга и его компании «Ренова» в сохранение рабочих мест признается, в общем-то, всеми. Тем не менее это случилось.
0

Павел Теплухин: Экономические модели больше не работают

На вчерашней сессии Rebuilding Economics, посвященной обсуждению будущего экономики как социальной науки, не было свободных мест. Это говорит о том, что интерес к экономической мысли сейчас громаден. Несмотря на то что почти все мировые экономисты, как бы помягче сказать, профукали начало экономического кризиса, не смогли его предсказать, так же как не смогли предложить никакого механизма выхода из кризиса, кроме какого-то стандартного набора, который тоже не очень эффективен оказался. До сих пор нет ни одной содержательной, логически непротиворечивой модели развития мира после кризиса. То есть три раза можно смело ставить двойку всем глобальным экономистам. И в этой ситуации в Давосе им задают вопрос: ну как же так, скажите хоть что-нибудь. В результате, на мой взгляд, получилась очень интересная дискуссия. Экономика, которую сейчас называют неоклассической, как наука представляет из себя набор моделей, которые так или иначе описывают процессы в самом моделируемом мире. А моделируемый мир всегда ограничен. Есть определенный набор предпосылок, которые должны выполняться, чтобы все работало. И теперь выяснилось, что мы все так запрограммировали, так замоделировали, что абсолютно оторвались от реальности. Оказалось, мир гораздо шире и разнообразнее этих предпосылок. Например, все имеющиеся модели так или иначе связаны с рыночной экономикой, а у нас уже более 50 процентов мирового ВВП производится во внерыночных экономиках, или квазирыночных, или в развивающихся странах, которые в принципе не знают модели спроса и предложения, которые не понимают, что такое рыночная цена. И этот мир надо изучать, и либо создавать для него модели, либо понять, что никакие модели больше не работают. Мы вдруг поняли, что реальная экономика составляет всего 10 процентов от всех экономических процессов, которые происходят в мире. А еще 90 процентов составляет виртуальная экономика, которая построена на финансовых производных между банками, на внебалансовых секторах и т. д. Этот виртуальный мир вообще никто не изучал. Мы не знаем ни его динамики, ни его внутренних законов, ни точных размеров — ничего.
0
Павел упоминается в этом тексте

В Давосе открылся Всемирный экономический форум

Давос в этом году во многом похож на предыдущий, но есть и ряд отличий. Отличие первое — повезло с погодой. Это важно, потому что в хорошую погоду гораздо приятнее общаться, чем в 20-градусный мороз, как здесь обычно бывает, да еще со снегом и затянутым облаками небом. Сейчас солнышко, голубое небо и все здорово — наверное, проще будет и обсуждать мировые проблемы. Второе отличие этого года в том, что впервые за много лет нет ни одной сессии, посвященной России, зато много сессий посвящены новым экономикам, например Южной Африке. Вообще Африка — сквозная тема форума, тоже впервые за много лет. Мировому сообществу интересно посмотреть, что происходит в других точках планеты, и необязательно в тех странах, о которых многое известно. Еще одна особенность: несмотря на отсутствие русской сессии, со стороны россиян большой интерес к этому мероприятию. В частности, если обратить внимание на рекламу: в городе ее в принципе немного, и Сбербанк выглядит заметно со своей обширной рекламной кампанией, есть довольно заметная реклама Сочинского и Петербургского инвестиционных форумов. В этом смысле город сильно украшен россиянами. В этом году нет ни премьера, ни президента, как это бывало в предыдущие годы, но если говорить о государственных чиновниках, то Россия представлена министром финансов Алексеем Кудриным и Эльвирой Набиуллиной, а также большим количеством российских бизнесменов, компании которых получили шанс стать членами Давосского форума.
0
Павел упоминается в этом тексте

Бен Бернанке стал «Человеком года»

0