Эдуард Бояков

Эдуард упоминается в этом тексте

Эдуард Бояков и Алексей Паперный: Десять пьес из живых людей

«Это горизонтальный вербатим — это когда интервьюер, он же драматург, не спускается с диктофоном на дно общества, а берет интервью у представителя того же социального слоя, что и он сам», — говорит Бояков. И поясняет, что были выбраны десять человек (философ Олег Генисаретский, художники и перформансисты Олег Кулик, Гермес Зайготт и Александр Петлюра, музыканты Владимир Мартынов и Смоки Мо, писатель Александр Гельман, китаевед и переводчик Бронислав Виногродский, поэт Андрей Родионов и журналист Ольга Дарфи), с которыми были проведены интервью. Затем записи были расшифрованы и переработаны в пьесы-монологи. В получившихся пьесах герои играют самих себя. Только в двух случаях задействованы актеры — вместо Александра Гельмана и Олега Кулика. Объясняется это просто: обе постановки получились чересчур личные, и героям тяжело в них самостоятельно играть (расписание спекраклей смотрите здесь).
0
Эдуард упоминается в этом тексте

Эдуард Бояков прочитал лекцию и показал спектакль в Екатеринбурге

Небольшой зал Дома актера в Екатеринбурге чем-то напоминает музей Бахрушина в Москве. Два этажа, тесная лестница, на стенах портреты русских артистов времен советской эпохи, длинная кишка зала и бархатные стулья. За 15 минут до начала лекции Боякова в зале сидит седовласая сотрудница Дома актера и громко рассказывает коллеге: «Я тут почитала французские пьесы. Это катастрофа. Ничего не изменилось с 90-х. Как шарманщики по кругу. И вроде характеры есть, и драматургия, и искусство, но все одно — заказ на развлечения». Эта дама, по сути, была одной из немногих, кто с самого начала понял, что название лекции «Искусство как антиполитика» — не более чем провокация. Большая часть остальных слушателей — молодые люди, выпускники или студенты последних курсов театральных или искусствоведческих вузов, — ожидали совсем иного.
0